Новая заноза для Путина из Вашингтона. В США сменили «смотрящего» за Европой и Евразией

Смена Митчелла на Рикера означает, что крен обострения отношений с Россией будет только усиливаться, несмотря на локальные успехи лобби российских олигархов при вашингтонском дворе.

Официальное утверждение Филиппа Томаса Рикера на посту заместителя госсекретаря США по Европе и Евразии состоится 18 марта. Тем не менее он сначала сам заявил об этом 4 марта во время визита на Балканы, которые и курировал в качестве в качестве гражданского заместителя командующего Объединенных сил США в Европе, пишет на страницах «Деловой Столицы» Максим Михайленко.

А на следующий день назначение Рикера подтвердил и представитель Госдепа Роберт Палладино в ходе регулярного брифинга. Итак, кто же приходит на смену Уэссу Митчеллу на одну из ключевых должностей в Госдепе?

Балканский ястреб

Филиппу Рикеру недавно исполнилось 54 года, до своей ныне завершающейся работы в американском военном командовании в Штутгарте он прошел примечательную карьерную лестницу. Профессиональный опыт Рикера по своему содержанию делает его даже более «неприятным» оппонентом для Кремля, нежели Уэсс Митчелл, который до своего назначения в Госдеп был скорее аналитиком и идеологом. Филипп Рикер – чистый практик.

Уроженец Пенсильвании (как и многие в администрации Трампа), проведший часть юности в Австралии, Рикер закончил Йель, а затем, что довольно необычно для карьерных американских дипломатов – бизнес-школу глобального (sic!) управления при университете Аризоны, примечательную тем, что там преподавали многие известные дипломаты (например Лэйк Кристофер) и тем, что это штат Джона Маккейна.

Свою профессиональную деятельность Филипп Рикер начал в 1993 году в Будапеште, в качестве заместителя пресс-атташе посольства США. С 1997 по 1999 он работает в Скопье, уже с повышением – возглавляет отдел отношений с общественностью посольства США в Македонии (ныне северной Македонии, которой, по сути, и будет заниматься большую часть карьеры до сих пор).

В Скопье Рикер становится ближайшим помощником посла Кристофера Хилла (ныне, заметим, профессора университета в Денвере), и, надо понимать, что они были знакомы раньше, а затем Хилл оказывал Рикеру содействие в продвижении по лестнице Госдепартамента. Это важно знать потому, что Кристофер Хилл – крайне влиятельная личность в американской внешней политике вообще и в контексте доктрины глобального доминирования США в частности.

На протяжении 90-х и 2000-х при четырех президентах Хилл был послом в критических для США столицах – Тиране, Скопье, Варшаве (курировал интеграцию Польши в НАТО и ЕС), Сеуле и наконец, в Багдаде, в промежутках занимая ответственные посты в Госдепе. Такая, можно сказать, карта экспансии неоконсервативного подхода к управлению глобальной политикой.

Как помощник Хилла Филипп Рикер участвовал в переговорах в Рамбуйе, решивших судьбу Косово – и с тех пор считается недругом Кремля. Известно, насколько болезненно реагирует Москва на историю потери влияния в бывшей Югославии (и далее мы увидим, что именно Рикер сделал эту потерю необратимой).

После косовского дела он делает заметный карьерный скачок – об этом анонсировавший назначение представитель Госдепа Роберт Палладино даже пошутил, ведь это его нынешняя должность – в 1999-2000, то есть в завершающий период президентства Билла Клинтона, Рикер возглавляет управление Госдепартамента по отношениям с общественностью. Затем остается работать при Буше-младшем (как и многие – Джордж Буш, как впоследствии и Барак Обама, с пиететом относился к преемственности).

В 2000-2003 годах он являлся помощником заместителя госсекретаря по вопросам отношений с общественностью, и, как подчеркивается, в принципе брал на себя всю работу по разъяснению, интерпретации и продвижению линии Госдепа, представляя ведомство по всему миру. После чего сделал следующий шаг по лестнице дипломатических рангов – стал заместителем посла, то есть вторым человеком в ключевом посольстве США в Венгрии (вообще, карьерный путь Филиппа Рикера намекает на то, что он своего рода профессиональный «смотрящий»).

В 2007-8, то есть в самое горячее время, Рикер работает в Ираке главным политическим советником посла Райана Крокера (впоследствии посла в Афганистане, сегодня входящего в совет агентства, координирующего всю американскую государственную пропаганду США, наследнике великого USIA). Логично, что на следующем этапе Рикер – уже посол США, и, конечно же, в Македонии (2008-11).

https://politua.org/2019/03/07/60111/

Иными словами, послом он стал при Бараке Обаме, после чего возвращается в министерство – но теперь на должность помощника заместителя госсекретаря по Европе и Евразии (то есть при предшественнике Виктории Нуланд, Филиппе Гордоне, просто ненавидимом в Москве, и некоторое время при Нуланд). Нуланд, очевидно, все же привела свою команду, поэтому с 2014 по 2017 год Рикер служит генеральным консулом США в Милане – то ли что-то вроде отдыха, то ли способ переждать турбулентность.

Однако, к ноябрю 2017 года турбулентность, по-видимому, преодолена – при главе Пентагона Мэттисе (между прочим, одном из авторов американской концепции «войны другими способами») Рикер переезжает в Штутгарт, где становится «гражданским» заместителем командующего объединенными силами США в Европе (то есть, «комиссаром»).

Также известно, что для покинувшего свою должность Уэсса Митчелла Рикер был одним из ближайших сподвижников, благодаря своему балканскому опыту – а именно завершение балканских проблем Митчелл считал одним из приоритетов. Именно Рикер стоит за успешным проектом переименования «Бывшей Югославской Республики Македония» в Северную Македонию и нового старта ее ускоренной интеграции в НАТО. А также, как полагают, сложным и очень тонким, но тоже вышедшим на рубеж результативности проектом замирения Белграда и Приштины, частично связанного с выкручиванием рук обеим сторонам.

Поэтому о Рикере много писали в греческой и балканской прессе в последние годы именно в преломлении его роли как специального (может, отчасти и неформального) посланника на Балканах. Что, в общем, формально совпадало и с обязанностями в Штутгарте, поскольку Балканы являются ключевым регионом интереса Пентагона в Европе на протяжении вот уже третьего десятилетия. Причем «добить» косовскую тему Рикер пообещал синхронно с собственным сообщением о новой должности, и это, вкупе с другими обстоятельствами назначения наводит на ряд любопытных предположений.

Таран Госдепа

Эти обстоятельства важны для нашей страны. Тем более что продолжается (как мы уже отмечали недавно) разворот американской внешней политики к старому доброму неоконсерватизму, пусть пока и в осторожной, ограниченной форме. И здесь есть три нюанса.

Первый – столкнувшись с реальностью мировой политики, Дональд Трамп, похоже, стал к ней охладевать. Линия на провоцирование торговых войн оказалась если и не совершенно безрезультатной, то пирровой – гора рождает мышь. Поэтому – в особенности в Европе и Латинской Америке – она «отдается на откуп» профессионалам, которых слушает и госсекретарь Майк Помпео, а советник по национальной безопасности Джон Болтон так и вообще, стал резвиться «вовсю».

При этом позиции собственно Пентагона пока ослабли – законодатели не торопятся с утверждением нового руководства, их требования к президенту в целом выросли после проигранных выборов в Палату Представителей. Так что пресловутое «глубокое государство» перешло в «крадучее» наступление и это ярко проявляется в тех или иных кадровых назначениях.

Второй нюанс, связанный с первым – кадровый корпус американской госслужбы и профессиональных политиков стал жестко фильтровать любых аутсайдеров на подходе к ключевым позициям в правительстве. Если бы это было не так, то Белый Дом мог раздать важные посты каким-нибудь соратникам Рэнда и Рона Полов (начавших громко протестовать против начавшегося дрейфа Трампа к центру), Стивена Бэннона и Себастьяна Горки (выступают же они на важных партийных собраниях республиканцев, значит, до конца им от дома не отказано).

А то и примирителям из когорты Киссинджера, или людям из бизнеса, ничего не смыслящим во внешней политике. Но нет, даже новый кандидат в представители США в ООН – это качественный компромисс между дипломатическим сообществом и спонсорами партии.

https://politua.org/2019/03/07/60105/

И третий – смена Митчелла на Рикера означает, что крен обострения отношений с Россией будет только усиливаться, несмотря на локальные успехи лобби российских олигархов при вашингтонском дворе. Эти процессы проецируются на политику США в Европе и Евразии самым неприятным для России образом, и вот почему.

Во-первых, Филипп Рикер не только явный неокон, просто практик, а не теоретик, но лучший специалист именно по нашему региону, вернее, более широкому региону, в который входит Украина, в частности своим юго-западом, а также Центрально-Восточной Европе как таковой. Ему не надо входить в курс дела. И – к счастью, он не «советолог», большая часть которых, такое впечатление, за 2000-е-2010-е годы заболела «болезнью разведчиков», влюбляющихся в страну-объект.

Рикер умеет продавливать решения и консолидировать вокруг них внутреннюю и внешнюю политическую поддержку. Ведь в Македонии (равно как и в Черногории с Сербией) проект вовлечения и завершения нередко был близок к провалу, Россия яростно противодействовала Западу в условиях анемии Европы и неплохих бюджетов, выделенных подрывным силам гибридной войны. И, тем не менее – проиграла.

Во-вторых, риторика официального Киева и его атлантических партнеров в отношении НАТО в последнее время усилилась и приобрела черты оформления в ближайшем будущем некоего решения, а это именно та область политической работы, которой (кроме каденций в Багдаде и Милане) и занимался всю свою карьеру Филипп Рикер. Иными словами, речь идет о тонком, но неизбежном вопросе дальнейшего расширения НАТО на восток, после его нынешней консолидации в Юго-Восточной Европе и в Балтии.

Вопрос не только в Украине, но и в Молдове (недавно отстоянной немалыми усилиями) и несколько расслабившейся Грузии, чей монтаж в Запад необходимо интенсифицировать. Вся эта линия соответствует и «доктрине Митчелла» о противостоянии новым угрозам США – варварскому нашествию из Северной Евразии и глубинки мусульманского мира путем расширения круга союзников с меньшим вниманием к вопросам борьбы за права человека, и большим – к проблеме эффективности.

И, в-третьих, именно в силу вышесказанного, украинским политикам, как бы ни трудно им это было сделать в период выборов, следует сегодня удержаться от глупых и популистских заявлений и шагов, мелкого лоббизма, который сразу же становится известен в Вашингтоне, и прочих моветонов, которые уже пятнадцать лет тормозят исторические для страны решения. Контроль над Украиной в этом смысле теперь будет усилен именно с практической стороны этого вопроса – потому что идеологическая турбулентность в округе Колумбия близка к завершению.

Максим Михайленко, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...