Хроника перемирия на Донбассе: Россия использует противотанковые средства против транспорта

Несмотря на серьезные погодные ограничения, время от времени на линии соприкосновения происходят достаточно серьезные по меркам позиционной войны инциденты.

Буквально 10 января была провокация, связанная с расстрелом гражданского ЗИЛ-131 и вот снова. Российские оккупационные силы не стесняясь применяют противотанковые средства против транспорта ВСУ, пишет на страницах «Деловой Столицы» военный эксперт Михаил Жирохов.

16 января в районе села Троицкое боевики расстреляли противотанковой ракетой наш армейский «Урал» с находившимися в нем бойцами. В результате около десятка бойцов получили легкие ранения и контузию, а четверо – были госпитализированы в тяжелом состоянии, по состоянию на 17 января один из них находился в реанимации гражданской больницы в Попасной.

Причины такого развития событий, как видится, просты – хотя до сих пор нет официальной версии, но с большой долей вероятности можно утверждать, что налицо элементарная халатность. Активных боевых действий на этом направлении нет уже давно и поэтому командиры низшего звена банально расслабились. Этим и воспользовался противник.

Судя по количеству одновременно раненных, не исключено, что просто проводили ротацию выдвинутого взводного опорного пункта. По инструкции, написанной кровью, это нужно делать пешком, оставляя машину вне зоны досягаемости вооружения противника. Но тут видимо решили положиться на «авось». Не прокатило.

Понятно, что боевики устами «официального представителя НМ ЛНР подполковника» Марочко сразу же дистанцировалось от этого случая, заявив, что «народная милиция ЛНР придерживается соблюдения режима прекращения огня и не реагирует на провокации противника». Понятно, что никто в трезвом уме и здравой памяти ему не поверил.

Тем не менее, события 16 января очень живо напомнили события почти годовой давности, когда на линии противостояния развернулась настоящая «война ПТУРов», когда любое транспортное средство, появляющееся в радиусе до двух километров от «передка», немедленно уничтожалось. Стоит немного напомнить некоторые наиболее яркие случаи того периода.

Так, 22 февраля 2018 г. под Докучаевском противотанкисты 93-й отдельной мехбригады удачно накрыли ракетой УАЗ с разведгруппой противника. Итог – трое погибших, причем как минимум, один – офицер-россиянин. Дальше – больше. Через три дня уже тремя ракетами в том же районе была уничтожена «Газель», объявленная оккупационными властями гражданской «хлебовозкой». Жертв не было – судя по всему водитель после первого попадания довольно оперативно покинул машину.

Вообще использование гражданского транспорта для перемещения людей и грузов в прифронтовой зоне является «нормальной» практикой для боевиков. Что очень удобно – когда уничтожается очередной такой аппарат, он сразу объявляется гражданским. Так было, например, 30 марта, когда в районе Широкино ракетой была уничтожена «Таврия» или 23 апреля, когда уничтоженный КАМАЗ был объявлен принадлежащим местной агрофирме (на самом деле давно «отжат» во имя «республики»).

Однако наиболее резонансные случаи произошли летом. Так, 1 июля в районе населенного пункта Сигнальное наш расчет ПТУРа уничтожил грузовой автомобиль КАМАЗ, который доставлял воду на передовые посты росийско-оккупационной армии. «Военнослужащий армии «ДНР» был тяжело ранен и впоследствии скончался в больнице.

https://politua.org/2019/01/18/57044/

Стоит отметить, что это была не «игра в одни ворота» – у противника хватает достаточно современных противотанковых комплексов российского производства и подготовленных расчетов. Поэтому и им время от времени удается нанести нам чувствительные потери.

Наиболее резонансным за последнее время был случай на Светлодарской дуге, где 2 февраля 2018 г. противником ракетой был поражен БРДМ-2 54-й механизированной бригады. К сожалению, в этом случае погибла медицинская сестра подразделения, которая направлялась для оказания помощи раненному в одном из многочисленных обстрелов.

Кроме военной техники боевики крайне охотно расстреливают и формально гражданские машины. Так, было, например, 4 мая, когда в районе населенного пункта Опытное Ясиноватского района Донецкой области был уничтожен гражданский автомобиль Nissan Тerrano, который принадлежит общественной организации «Христианская служба спасения».

Когда автомобиль остановился для разгрузки гуманитарной помощи, то водитель и пассажиры, стоявшие неподалеку от машины, услышали шипение и увидели ракету, которая летела на авто. К счастью, кроме сгоревшей машины и «волонтерки» больше никто не пострадал.

Интересно, что после августа массированное использование ПТУРов сошло на нет и вот снова активизация. С чем это связано пока решительно непонятно – появились ли на линии соприкосновения новые российские части (как об этом вещает часть военных наблюдателей) или это была случайность. Ответ на этот вопрос мы узнаем буквально очень скоро.

Стоит сказать, что за прошлый год противотанковые подразделения ВСУ усилились новыми отечественными комплексами довольно заметно. До такой степени, что некоторые образцы советских ПТУРов как то «Метис» начали передавать в части территориальной обороны.

В частях уже достаточно «Стугна-П» и «Корсар», из расчетов которых уже начали формировать так называемые отряды «охотников за танками». Фактически сейчас возможен монтаж пусковых установок на любое подручное шасси – от багги до бронеавтомобиля.

Наша военная промышленность несколько отстает от тенденций и пока не смогла «выдать на гора» специализированную машину по типу азербайджанских OTOKAR Cobra с нашими же ПТРК «Скиф» (экспортное обозначение той же «Стугны»). Преимуществом таких машин является их довольно малый размер, что резко снижает вероятность их поражения противником.

Кроме того, такая связка позволяет не только увеличить боекомплект противотанковых ракет, но и позволяет эффективно применять оружие и с турельной установки бронемашины, и с грунта. А бронемашин, пригодных для ее создания у нас хватает.

На повестке дня также создание штатных подразделений, куда кроме противотанкистов должна войти и группа прикрытия на бронеавтомобилях с крупнокалиберными пулеметами, автоматическими гранатометами или автоматическими пушками малого калибра. Наличие такого прикрытия резко повышает выживаемость расчетов ПТРК при внезапном столкновении с живой силой и легкой бронетехникой противника.

Таким образом, можно говорить, что с насыщением передней линии эффективными (и что самое главное – достаточно дешевыми) противотанковыми комплексами сам характер военного противостояния серьезным образом изменяется. И явно не в пользу противника.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...