Сирийский капкан для Путина. Почему Трамп «уступает» свое место Эрдогану в зоне конфликта

Обе официально заявленные цели интервенции России в Сирию не достигнуты, но просто так «уважаемые партнеры» Москву из сирийского капкана выпускать не собираются.

Своего рода гибридный вывод американцами войск с северо-востока Сирии происходит в условиях несколько театральных пикировок Вашингтона с Эрдоганом, пишет на страницах «Деловой Столицы» Максим Михайленко.

Здесь следует понимать, что императивом политики Дональда Трампа, а также его администрации (это не всегда одна и та же самая линия) в Сирии является минимизация американского присутствия «на земле» и разрешение этого конфликта чужими руками. В первую очередь – руками союзников, во вторую – любых заинтересованных сторон.

Общеизвестно, что сам Трамп считает главными угрозами безопасности своему государству страны Латинской Америки, которые по указке темных сил засылают в США караваны беженцев, далее – Китай и Европейский Союз.

Разнообразные арабские террористы, несмотря на их объективную информационно-политическую ценность для действующей администрации, да и ее предшественниц, тема для Трампа излишне сложная. Но окончательно забросить сирийский вопрос ему мешают три обстоятельства.

Первое – потому что так уже делал Обама, а заочное сражение с Обамой является краеугольным камнем президентства Трампа.

Второе – израильское лобби, которое было крайне недовольно внезапными заявлениями президента США о выводе войск (которых как таковых там немного, но они выполняют стабилизирующую и сдерживающую роль). В особенности учитывая то, что в самом Израиле скоро выборы.

Правда, надо знать, что еврейская диаспора в Америке единого целого собой не представляет, в ее рамках существуют разные подходы как к политике самого Израиля, в частности в палестинском вопросе, так и к администрации Трампа. Так что речь, скорее всего, идет о влиянии групп, разделяющих курс державы Израиль, а конкретно – правительства Биньямина Нетаньяху и его консервативной партии «Ликуд».

Вместе с тем усиление в Сирии Ирана и его ливанского клиента «Хезболла» противоречит интересам всего Израиля и диаспоры – поэтому, невзирая на непредсказуемые маневры американцев, израильтяне продолжают наносить сокрушительные воздушные удары по всему иранскому (или похожему на такое), что двигается по сирийской территории. И, похоже, прикупили у Украины знаменитую «Кольчугу» формально для учебных целей, но, вероятно, чтобы быть готовыми к неприятным сюрпризам в виде каких-нибудь новых российских подарков как иранцам, так и Асаду (то есть тем же иранцам).

Третье обстоятельство – это напоминания изнутри политического класса США о той роли, которую сыграли курды в разгроме ИГИЛ в Ираке и Сирии. В общем-то, таким образом, президента США берут «на слабо». Как это произошло, в частности, с химической атакой и ответом американцев на нее.

Да и в риторическом соревновании Трамп не может уступить Эрдогану, хотя тот для него – и прежде всего в силу саудовского скандала и усложняющегося положения зятя-советника Джареда Кушнера, о котором в своей книге «Дайте мне закончить» немало неприятных вещей поведал соратник Трампа Крис Кристи – лучший спарринг-партнер в регионе. Так или иначе, контроль над ситуацией в значимой части Сирии начинает переходить в руки турок, которые решают задачу разграничения с курдами и не оставляют надежд на падение Башара Асада. Однако простым этот процесс не будет, и вот почему.

Красноречиво, что тот сегмент сирийской ситуации, в котором говорливого президента США берут «на слабо», сразу же после его решения вывести войска стал наполняться реальным кровавым содержанием (точно так же, как в Ираке при Буше и Обаме). 6 января в сирийском Манбидже, которым курды торговали с Асадом, не желая сдаваться Эрдогану, но при этом находясь под крылом местного американского контингента, произошел теракт, в результате которого погибли два американских военнослужащих.

Ответственность на себя взяла ИГИЛ. Это серьезный удар по престижу Трампа, который утверждал об одержанной над ИГИЛ победе. Скажется ли происшествие на выводе американских военных, сказать сложно, однако претензии, безусловно, будут направлены в сторону СДС, которых американцы прикрывают от турок как раз в связи с тем, что их отряды используются в борьбе с ИГИЛ.

В определенном смысле теракт играет на руку Эрдогану, получившему еще один козырь в разговоре с Трампом о немедленном взятии под контроль сирийской территории на севере и распространении влияния протурецкой оппозиции на весь восток Сирии. Курды оказываются неспособными решить проблему ИГИЛ на востоке, что и подтвердил теракт.

Напомним, что еще 14 января Трамп относительно неожиданно, но довольно резко высказался в отношении Анкары, предупредив ее, что если она атакует курдские отряды за пределами 20-мильной зоны вдоль границы, то он «обрушит» экономику Турции. Отметим, что, несмотря на имеющиеся в экономике Турции проблемы и уже ставшую привычной залихватскую стилистику Трампа во внешнеполитических высказываниях, в прошлый раз ему не удалось разрушить турецкую экономику, и, кстати, вовремя подоспели германские банки, для которых она слишком важна (too big to fall).

Впрочем, реакция турецких властей оказалась достаточно мягкой, что, с одной стороны, свидетельствует о наигранности перепалки, а с другой – о заключении неких кулуарных договоренностей. Прежде всего, по всей видимости, турки завершили подготовку к новой (уже третьей) военной операции на территории разрушенной Сирийской Арабской Республики, где отсутствует легитимная власть.

https://politua.org/2019/01/17/57002/

В турецких СМИ было заявлено, что в ней примут участие в два раза больше турецких военных, чем в предыдущих операциях в Сирии – более 80 тыс. человек (кстати, это дает представление о масштабах длящегося седьмой год конфликта). Предполагается, что к операции может быть привлечено примерно такое же числа добровольцев и наемников в составе протурецких структур в регионе.

Далее, в Вашингтоне, по-видимому, согласились с тем, что 20-мильная зона вдоль границы с Сирией для турок принципиально важна, и в отношении нее никаких договоренностей и компромиссов со стороны Эрдогана не будет. А вот за пределами вопроса о наличии именно такой буферной зоны обсуждение тех или иных нюансов устройства Сирии вполне возможно. Кроме того, надо учитывать двойственное отношение Турции к Ирану – экономически эти страны продолжают сотрудничать, а вот с политической точки зрения Иран в Сирии Эрдогану не нужен.

Отметим, что на третьем году своего бурного президентства Трамп создал себе имидж политика, который говорит и делает то, что говорит, даже если это создает для него проблемы. В частности, вот какой резон Трампу ссориться с Эрдоганом, у которых и с личностной, и с идеологической точки зрения много общего, причем даже в исламизме турецкого лидера обвинить трудно? Так что на эту черту Трампа, согласившегося на скандальный бюджетный кризис у себя дома, но стоящего на своем – нельзя не обращать внимания.

Поэтому пусть даже риторические угрозы Трампа сегодня принимаются другими странами во внимание – некие красные линии, несмотря на туманные отношения с Кремлем, у Дональда явно имеются (к примеру, откровенный геноцид). В среде российской правоконсервативной оппозиции даже иронизируют, что если Трамп пообещает стоять за спинами курдских женщин и детей, то американцы за этими спинами неизбежно появятся, а не станут прятаться за этими спинами, как наемные солдаты Путина.

Если немного напряжется, то туркам в случае пересечения ими красной линии – может прийтись несладко (хотя ранее именно США пострадали от повышения тарифных барьеров на турецкий импорт). Что, кстати, почти год назад американские военные и продемонстрировали в районе сирийского города Хишам, за считанные минуты перемолов «вагнеровцев», гораздых воевать лишь с безоружными журналистами.

Впрочем, в данном случае турецкая сторона как раз и договаривалась о 30-километровой (20-мильной) буферной зоне вдоль практически всей северной границы Сирии, которая позволяет Анкаре обеспечить безопасность своей территории. Поэтому Реджеп Тайип Эрдоган может спокойно огрызаться на угрозы своего американского во всех смыслах коллеги (правда, всерьез он и не соизволил) без особенного риска, ведь с содержательной точки зрения главный союзник по НАТО больше не возражает против проведения зачистки.

Так что вскоре процесс согласований ускорился – уже 15 января состоялась встреча начальника объединенных военных штабов армии США Джо Данфорда со своим турецким коллегой (в рамках встречи с руководителями штабов стран-союзниц по НАТО). Об этом ранее была достигнута договоренность между Трампом и Эрдоганом.

Военные обсуждают детали предстоящей турецкой операции на севере Сирии. Предварительно согласована «демилитаризованная зона» шириной около 30 км вдоль всей сирийско-турецкой границы. Главное – из этой зоны должны быть выведены все курдские формирования, независимо от того, кто и какие из них считает террористическими.

Такое развитие событий позволяет считать, что Трамп дал зеленый свет операции Турции, но одновременно он при этом выполняет гарантии, данные ранее курдам (или их части – кстати, вспомним, как иракские курды не так давно обчистили «Роснефть» на миллиард долларов, сдав территории багдадскому правительству).

Таким образом, американцы и турки рассчитывают на то, что курды больше не станут вести переговоры с Асадом (что сорвало ранее ожидавшееся наступление на Манбидж), и нынешний раздел бывшей Сирийской Арабской Республики на зоны ответственности останется как минимум в своем нынешнем виде. Поэтому США и Турция не согласовывают свои решения с Кремлем (кстати, на встрече начальников штабов прозвучала формулировка «опасный авантюризм России») и аятоллами.

Между тем, несмотря на серию заявлений о победе над ИГИЛ, фактом продолжает оставаться наличие немалых сил боевиков (стационарно до 2 тыс. человек) в пустынной зоне на юге страны. Кроме того, за зимние месяцы в провинции Идлиб произошли заметные политические изменения: сообщается, что джихадистская группировка «Хайят Тахрир аш-Шам» (бывшая «Ан-Нусра») теснит протурецкие умеренные формирования. Так что Трамп, горя желанием ублажить свою электоральную базу, явно поспешил со своей «победой» над фундаменталистами.

Что касается Ирана, то участившиеся авиакатастрофы (в том числе и странного рейса из Кыргызстана, якобы везшего в Иран мясо – впрочем, возможно, в некотором смысле так и было), а также поражение в Йемене говорят о том, что Тегеран вряд ли станет подключаться сейчас к ситуации на севере и северо-востоке Сирии. Его российский союзник, цепляясь за Асада, явно обнаружил себя в тупике – ведь, похоже, даже банды повара Пригожина передислоцировались в Африку, и за что далее идет война после трусливого отказа Путина наступать на Идлиб, теперь неизвестно.

https://politua.org/2019/01/17/56989/

Дело в том, что обе официально заявленные цели интервенции России в Сирию не достигнуты: террористы, к которым отнесены ИГИЛ и различные формирования под «зонтиком» Аль-Каиды, не разгромлены, а территориальная целостность Сирии не восстановлена. Создание полноценной буферной зоны вдоль всей сирийско-турецкой границы (за исключением нескольких километров на самом западе, тоже контролируемых протурецкими формированиями, иначе база Хмеймим не подвергалась бы постоянным налетам) делает невыполнимой и одну из неформальных задач Кремля.

А именно: выход на сирийскую границу Турции и шантаж Анкары в газовых вопросах. Вторая задача – отвлечение внимания подъяремного населения от поражения Путина на Донбассе – давно выполнена, а сама война в Сирии стала непопулярной. Третья задача – шантаж Запада с помощью вторжения на Ближний Восток, после первых успехов, в конце концов, тоже закончился фиаско: в союзе с Израилем и Турцией евроатлантический Запад научился игнорировать, а при случае и приструнивать россиян хирургическими ударами.

Поэтому теперь становится очевидным – просто так «уважаемые партнеры» Москву из сирийского капкана выпускать не собираются.

Максим Михайленко, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...