Максимум через два-три года в Крыму закончится вода, и Путин будет прорубать коридор, – Березовец

Россия способна обеспечить питьевой водой в Крыму только полмиллиона населения.

Соведущий программы The Week на «Прямом», политический эксперт Тарас Березовец о специфике общения украинских депутатов с американскими и обреченности оккупированного Крыма на гуманитарную катастрофу. Березовец рассказал об этом в интервью изданию «Деловая Столица», беседуя с Тарасом Клочко.

– Есть ли интерес у украинцев к международной политике? Соз­дается впечатление, что для украинцев в мире существуют только два государства – Соединенные Штаты и Российская Федерация, а среди политических фигур – Трамп и Путин. А что вы думаете на этот счет?

– В последнее время в сфере интересов украинцев начали появляться и другие страны. Но в целом я согласен с вашим утверждением, потому что мы живем в биполярном мире, и в сознании людей мало что изменилось со времен холодной войны.

Тогда в американских новостях рассказывали о «красной угрозе», а советским людям о «прелестях» жизни в стране самого дикого капитализма. Другие страны всплывали только тогда, когда случалось нечто совершенно неожиданное либо смешное. Хотя из-за расселения этнических украинцев в других странах сейчас намного больше говорят о Польше, Германии, Франции, Израиле.

– И людям интересно?

– Основной формат передачи – инфотеймент. Это вообще основная концепция «Прямого» – представление новостей в развлекательном ключе. С одной стороны, у нас в новостях очень серьезные гости, топовые политики – президенты стран, премьер-министры, дипломаты, но при этом мы всегда оставляем место для взаимного фана, троллинга. Мы разыгрываем смешные сценки, привязанные к определенным событиям.

Например, на Хэллоуин Питер (Питер Залмаев – соведущий программы The Week на «Прямом». – Тарас Клочко) надевал костюм Дракулы, вставлял себе зубы вампира. Когда был чемпионат мира, мы в шарфах фанатов играли в футбол, перепасовывали друг другу мяч, а на празднование 70-летия принца Чарльза надели королевские мантии.

Еще один важный аспект: мы делаем только эксклюзивные интервью. Со встречами с топовыми личностями нам помогают наши коллеги, фонды и организации, в частности Фонд Виктора Пинчука. На конференции в Мюнхене мы записывали интервью Джона Болтона, помощника президента США по национальной безопасности. Также в этом списке: Курт Волкер – спецпредставитель Госдепа США по Украине, Мануэль Вальс – бывший премьер Франции, нобелевские лауреаты по литературе.

– Как вы считаете, украинские политики знают, как найти общий язык с американскими? Не только на конференциях, но и неофициально: где виски выпить, в гольф поиграть? Наша элита обладает этими навыками, знает, как достучаться до американских коллег?

– В среднем я бываю не меньше шести раз в год в Вашингтоне, Нью-Йорке. И американские представители жалуются, что такой вакханалии, которую позволяют себе украинские политики, никакие другие не допускают. Имеется в виду, что приезжают наши политики с совершенно разными посланиями.

Например, восемь из десяти говорят: «Не доверяйте этой власти, не давайте ей денег, там страшная коррупция. Но давайте деньги нам – мы придем к власти и оправдаем доверие. Только деньги давайте уже сейчас». И есть часть негодяев, в основном из «Оппоблока» и других пророссийских партий, которые приезжали и говорили: не давайте оружие Украине, потому что эта власть развяжет войну с Россией, и вы будете в нее втянуты. И американцы были шокированы.

https://politua.org/2018/12/19/55348/

На самом деле нынешняя украинская власть – сильнейшая во внеш­неполитической артикуляции интересов. А кто жалуется больше всего? По словам самих американцев, это три фракции: «Оппоблок», Радикальная партия и «Самопоміч». У них – полная какофония, месседжи, совершенно противоположные интересам Украины.

Я неоднократно обращался к руководителям партий и просил не отправлять людей без согласованных тезисов. В цивилизованных странах все тезисы, с которыми приезжают парламентарии, должны быть согласованы с Минис­терст­вом иностранных дел. Это вообще просто аксиома.

Так, после недавней поездки Семена Семенченко в Грузию случился скандал, который однозначно будет иметь негативные последствия. Ибо связь Саакашвили и Семенченко разрушает устои, которые Украина и Грузия строили десятилетиями. Ранее всплыли сенсационные документы, что он ездил по странам Персидского залива (Катар, Кувейт, Ирак) с неизвестными миссиями.

По официальной версии, для согласования поставки оружия. При этом журналисты утверждали, что разрешение на командировку подписал Андрей Парубий. Но реально никто не делегировал Семенченко на эту роль. Вопрос – что он там делал?!

– Какие для нас могут быть негативные последствия? И как из таких ситуаций выходить, чтобы их минимизировать?

– Без потерь мы из этой ситуации уже не выйдем, к сожалению. Если бы это была не такая дружественная страна, как Грузия, то мы бы уже такое получили – и посла бы вызвали на ковер, и министр иностранных дел оправдывался.

Как сделать потери минимальными? Оказать максимально возможное содействие, в том числе по линии правоохранительных органов, передать всю информацию об украинцах, которые были задержаны с оружием.

В данной ситуации мы должны защищать национальные интересы Украины. И мы должны максимально сотрудничать с грузинским следствием, показать, что к этой ситуации мы не имеем никакого отношения, а Семенченко, по сути, является маргиналом, авантюристом.

– Ничего себе маргинал! Член политической элиты!

– Хуже того – заместитель главы комитета ВР по вопросам безопасности и обороны. Это катастрофа! Он имеет доступ к государственной тайне самого высокого уровня.

– Чем закончится ситуация с атакой на наши корабли в Керченском проливе, с военным положением? Как будут развиваться события – дойдет до военного вторжения или нет?

– Мой прогноз не слишком оптимистичен. Скажу как крымчанин, как человек, который в 2014 году создал проект Free Crimea. Мы мониторим с тех пор всю ситуацию: не только экономику и военный аспект, но и экологию, сельское хозяйство.

У россиян критическая точка невозврата в Крыму – это максимум два года, то есть 2020-2021. Это означает, что источников питьевой воды у них к тому моменту практически не останется.

Они будут способны обеспечить питьевой водой только полмиллиона населения. Сейчас, с учетом того, что они завезли кучу оккупантов, семей военных, феэсбешников, количество населения приближается к отметке 2,8 млн, а за два года будет все 3 млн.

Останется выбор: вывезти за пределы полуострова 2,5 млн, а оставить полмиллиона, которые будут военные базы обслуживать. Или вариант – рубить сухопутный коридор. Им нужно захватить южную часть Херсонской области и выйти к днепровским шлюзам. Поверьте, опреснение морской воды, перенаправление воды из Краснодарского края – все, чем они бредят четыре последих года, – это совершенно фейковые вещи.

– Я читал, что у них нет таких ресурсов.

– Никаких. В Краснодарском крае тоже дефицит воды. Можно долго говорить, что у них построен классный мост и сделаны дороги, но когда у вас заканчивается питьевая вода в XXI веке – это то же, что вернуться во времена до нашей эры.

Более того, вода, которая потребляется сейчас, ужасного качества. Оккупанты скрывают статистику, а в Крыму из-за плохого качества воды и ухудшения экологии резко подскочило количество тяжелых заболеваний – и респираторных, и раковых.

По этой причине, я считаю, может быть военная эскалация. Если Россия не достигнет своего политическим путем, то у нее не будет другого выбора, кроме как начинать войну. Они могут выдвинуть ультиматум – сказать, что у них здесь будет вымирание, катастрофа.

https://politua.org/2018/12/19/55346/

Плюс будут угрожать полностью перекрыть Украине судоходство в Кер­ченс­ком проливе и Азовском море, что уже происходит. Или вы сами добровольно открываете доступ к воде, или мы будем проводить гуманитарную операцию «Прину­ждение к миру-2».

– Если говорить о гуманитарной катастрофе, то они вполне могут подключить и международные структуры.

– Абсолютно. С Германией и Францией завтра ситуация может быть совсем не такая, как мы от них ожидаем. Они могут начать шантажировать Украину, говорить: в Крыму гуманитарная катастрофа, 3 млн населения, открывайте воду или мы сейчас же обрежем вам все кредиты, аннулируем безвизовый режим и далее по списку.

– Вариант контригры у нас есть?

– Мы ограничены в вариантах. С одной стороны, ударить из Крыма очень сложно, наступать придется на узком фронте, и будут огромные потери. С другой – Россия непропорционально увеличила количество десантных кораблей на Азове, а 80% нашей армии сконцентрированы на Донбассе.

Юг – неприкрытый, и если начнется наступление, его будет крайне сложно отражать. Это, кстати, подтверждают в частных разговорах и наши американские друзья.

У меня лично нет ответа, каким образом мы можем остановить это. Но этот сценарий – абсолютно реальный, и он приближается. «Часики тикают». Максимум два-три года до этой точки невозврата. В худшем случае все начнется еще раньше, на «пересменке» после президентских выборов, то есть в мае-июне следующего года.

Тарас Березовец, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...