На Азовском фронте войны с Россией. Как Украине вернуть отжатое море?

Украина убедила весь мир рассматривать свои проблемы с русскими в Азовском море, а какое-то госагентство говорит – да все нормально, мы здесь вместе рыбачим.

Судя по реакции украинских СМИ на скандальное заседание украинского-российской комиссии по распределению квот на вылов рыбы в Азовском море, а точнее почти ее отсутствие, сделал вывод, что тема рыбы в Азовском море неизвестна не только украинскому обществу, но и нашим ведущим медиа. И это неудивительно, ибо тема эта очень специфическая и узкоотраслевая, и таких в украинской-российских отношениях еще много, пишет на страницах «Нового Времени» глава наблюдательного совета «Майдан закордонних справ», эксперт по вопросам Крыма Андрей Клименко.

В последнее время внимание отдельных СМИ было приковано к ситуации в Азовском море в связи с задержанием там судов, идущих в украинские порты Мариуполь и Бердянск. В основе этих процессов лежит Договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, подписанный Украиной и Россией в 2003 году. Зато в рыбной теме есть два договора, которые имеют еще более длинную историю.

https://politua.org/2018/10/26/52148/

Более 25 лет назад, 24 августа 1992, правительства Украины и РФ подписали соглашение о сотрудничестве в области рыбного хозяйства. Оно действует и есть в законодательной базе Украины. Там все очень кратко – о дружбе, добрососедских отношениях, свободе рыболовства, правах каждой стороны и тому подобное.

Две страны договорились, что так как рыбы в Азовском море уже мало, то надо мониторить запасы ее основных видов, и исходя из этих прогнозов договариваться о квотах вылова для рыбаков Украины и России. В сентябре 1993-го на основе межправительственного соглашения подписали другое, ведомственное – между Государственным комитетом Украины по рыбному хозяйству и рыбной промышленности с одной стороны, и Комитетом Российской Федерации по рыболовству с другой. И эта сделка тоже действующая – она ​​несколько конкретизирует предыдущую. Только названия ведомств немного изменились.

Согласно этим договорам, для распределения квот научно-исследовательские институты – украинский ЮгНИРО и российский Азово-Черноморский – в течение года делают контрольные уловы рыбы в Азовском море и всевозможные специфические исследования. Четверть века ведомства Украины и России ежегодно собирались и делили квоты – сколько и кому ловить кильки, пиленгаса, бычка и др.

https://politua.org/2018/10/26/52145/

В 2017-м их встреча состоялась в РФ, а в этом году решили собраться в Киеве. Те, кто впервые слышит эту историю, справедливо спрашивают – как может быть так, чтобы на пятом году войны украинские государственные органы делили с российскими квоты на вылов рыбы в Азовском море? А особенно после того, как уже шестой месяц в этом море береговая охрана ФСБ задерживает суда, идущие в украинские порты.

Дело в том, что в 2014 году не было сделано то, о чем говорили многие дипломаты, эксперты и военные – провести инвентаризацию договорной базы, которая существует между Украиной и Россией. А это тысячи документов. И все их надо было пересмотреть еще тогда. А теперь получается так: спустя почти 5 лет войны мы наконец решаем разорвать Договор о дружбе и сотрудничестве. Только сейчас мы вышли на то, что надо установить государственную морскую границу в Азовском море.

А тем временем рыболовные чиновники Украины и РФ все эти почти пять лет решали свои вопросы, как в анекдоте про сторожа – кто что оберегает, тот то и имеет. И те, и другие уже имеют большие рыболовные династии, связанные с ними или аффилированные частные предприятия и тому подобное. Поэтому ничего страшного, решило Госрыбагентство Украины, если мы и сейчас соберемся со своими российскими коллегами из рыбного бизнеса и распределим квоты.

https://politua.org/2018/10/25/52128/

В конце марта этого года Крымский департамент иностранных дел сделал исследование по незаконной добыче природных ресурсов оккупированного Крыма. Речь идет не только о нефти и газе на морском шельфе, но и о рыбе. И вот какая интересная ситуация. До оккупации Крыма Россия в среднем добывала в Азовском и Черном море только 30 тыс. тонн рыбы.

Это суммарные объемы вылова предприятий Краснодарского края, Ростовской области, Ставропольского края и Волгоградской области. Такие показатели держались семь лет, с 2007-го. После оккупации Крыма в рыбацкой отрасли России в Азово-Черноморском бассейне начались чудеса. В 2014 году – 51 тыс. тонн, в 2015-м – 102, в 2016-м – 103, и 2017-м – 90. Рост в три раза! Откуда рыба, если ее из года в год все меньше.

И как известно, в экономике и рыболовной отрасли в частности чудес не бывает. Вся эта рыба – украинская, выловленная по квотам захваченного Крыма. То есть все эти годы оккупации Госрыбагентство Украины дарило коллегам по бизнесу из Росрыболовли свои крымские квоты. Поэтому признавало, что Крым – это территория России.

https://politua.org/2018/10/25/52133/

Еще немного о чудесах. К марту 2014 рыбалкой в ​​неоккупированном Крыму занимались 89 субъектов хозяйственной деятельности – предприятия или отдельные люди. В 2015-м был уже 181 хозяйственный субъект. В конце 2016-го – 267, а в 2017 – 304. То есть количество юридических лиц, занимающихся выловом рыбы в Крыму, выросло более чем в три раза.

Получается, что в Крыму рыболовный бум? Ничего подобного. Просто с тех пор на крымские квоты зарегистрировались рыболовы из других регионов России – даже с Северного Кавказа, Чечни и Ингушетии. А соответствующие разрешения выдает Росрыболовля. И именно с этими чиновниками делегация Госрыбагентства Украины собралась 23-25 ​​октября в лесном отеле на Бориспольском шоссе, чтобы разделить квоты на вылов рыбы в Азовском море.

Далее ситуация развивалась так. За неделю до этого представительство президента Украины в АР Крым заявило, что считает недопустимым подобное мероприятие. Представители Государственной пограничной службы, согласно моим источникам, после этого отказались от дальнейшего участия в этих мероприятиях. Мол, нам что, раздвоиться? С одной стороны мы с русскими воюем, а с другой – договариваемся о рыбе. Крымский народный депутат Украины Рефат Чубаров и несколько его коллег приехали на заседание и сказали, что его не будет. Их пытались уговаривать и задавали целом важный вопрос – а как быть рыбакам?

https://politua.org/2018/10/25/52116/

Здесь следует учитывать два аргумента. Во-первых, что отметили руководители представительства Президента в АРК, нардеп Чубаров и его коллеги, Росрыболовля открыла в оккупированном Крыму свой филиал, и руководитель делегации РФ на киевском заседании неоднократно там был. По большому счету этого чиновника не должны были впустить в Украину, а когда и впустили – то депортировать, потому что по украинскому законодательству он является преступником, нарушившим наши границы.

Во-вторых, как я уже упоминал, интересы украинской стороны более 20 лет представлял научный институт ЮгНИГО. А он расположен в Керчи, и после оккупации стал фактически военным трофеем РФ. Затем, как ни странно, это наша государственное научное учреждение стало филиалом российского института, который участвует в установлении рыбных запасов в Азовском море со стороны России. И наши «рыбные» чиновники до сих пор считают, что в таких условиях можно о чем-то договариваться и тем более что-то подписывать.

Поэтому народные депутаты и представительство президента Украины в АРК сорвали мероприятие, и по моему глубокому убеждению, правильно сделали. Иначе мы бы дали сами себе пощечину. Убедив весь мир – американцев, ЕС и ООН – рассматривать наши проблемы с русскими в Азовском море как агрессию со стороны РФ, какое-то госагентство говорит – да все нормально у нас, мы тут с российскими друзьями рыбу ловим.

https://politua.org/2018/10/25/52131/

А что наши рыбаки? Это очень важный вопрос. Дело в том, что уже более полугода они дальше чем на пять миль от берега не ходят. Они знают, что там пиратствуют российские пограничники ФСБ, а значит есть риск попасть в российскую тюрьму.

Как произошло с экипажем из Херсонской области, ловившего рыбу в районе крымского мыса Тарханкут, и еще двумя людьми, рыбачившими в заливе Сиваш, то есть близко к территории оккупированного Крыма. Поэтому наши рыбаки должны Богу молиться, чтобы Украина как можно быстрее установила линию морской границы в Азовском море – сейчас, напомним, его фактически определяют по линии прибоя.

Чтобы установить границу, нам надо принять закон – и несколько законопроектов уже лежит в Верховной Раде. А также сказать, что в Азовском море действует Конвенция ООН по морскому праву, согласно которой 12 миль территориальной, и 12 миль прилегающей зоны – то есть фактически почти половина Азовского моря – принадлежит нам. А если Россия против, то согласно международной практике мы должны заявить, что пока вопрос не урегулирован между обеими сторонами, море следует делить по так называемой «срединной линии» – это если провести прямую линию от Керчи в Мариуполь, где все, что слева – то есть уже более 60% акватории – наше.

https://politua.org/2018/10/25/52106/

И тогда украинские пограничники и военно-морские силы будут иметь конституционный долг охранять линию морской границы, в том числе рыболовлю – как это делается во всем мире. Только тогда у наших рыбаков не возникнет вопросов, где рыбу ловить можно, а где нет. И это не нужно согласовывать с РФ. Это определено той же Конвенцией.

Сегодня в Европарламенте должны проголосовать за резолюцию по Азовскому морю. Вчера же выступала Могерини, которая отвечает за внешнюю политику ЕС в целом. Международные организации поддерживают нас.

И они могут помочь нам решить этот кризис – и с помощью санкций, и усилением давления на Россию. Там есть свои рычаги, их уже используют. Но прежде всего Украине придется очень быстро разобраться со своими соглашениями самой.

Андрей Клименко, «Новое Время»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...