Без любви. Зачем хозяин Кремля добивается встречи с хозяином Белого дома

Президент США Дональд Трамп может встретиться со своим российским коллегой Владимиром Путиным на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества

Первое. Россия – заметный элемент политического ландшафта. И как минимум в двух точках интересы России и США пересекаются. Одна – КНДР, которую США хотят урезонить экономическими санкциями, а Россия считает нужным и выгодным для себя противодействовать США во всех начинаниях. Здесь смешиваются и мифология российской геополитики, и личные обиды Путина на Трампа, которому он как бы помогал изо всех сил, а теперь оказался в минусах – огромные репутационные издержки для путинского режима. Хотя, конечно, официальная риторика их не признает.

И вторая точка – это Сирия. Проблема понятная: Путин вошел туда для того, чтобы вынудить с собой разговаривать, ведь до этого с ним не о чем было говорить. А здесь он зафиксировал себя как политического игрока. Но теперь проблема в другом: военная (самая простая задача) отчасти решена. Начинается самая сложная – политическая. Если российские войска оттуда уйдут – и Шойгу, и частные военные компании – то через полгода Асада не будет, и это все понимают. Его уничтожит оппозиция. Или во всяком случае сократит его влиятельность до микроскопических размеров. Территория отойдет под контроль оппозиции, работающей, скорее, на США, чем на Россию.

https://politua.org/2017/11/04/28588/

Поэтому после уничтожения или радикального ослабления Исламского государства конфликт может перейти в новую фазу: Путин захочет обеспечить свое геополитическое владычество, а Трамп – свое. Им придется делить эту территорию, условно говоря, как Польшу между Гитлером и Сталиным. Хочешь-не хочешь, а с Путиным надо договариваться. Потому что, если договоренностей не будет, то противники Асада продолжат воевать с диктатором, а путинские силовики продолжат воевать с ними, плюс проблемы с Турцией, курдами, Ираком. Влезть-то Россия влезла, а вылезти не может, потому что ставит на Асада, а Асад без поддержки извне не удержится. Конечно, Россия может поддерживать Иран, который в свою очередь поможет Асаду. А США ориентируются на Израиль и против Ирана, и против Асада. Поэтому им придется договариваться, где на карте пройдет линия раздела. Вот Путину и Трампу есть, о чем поговорить. И в этом смысле независимо от того есть у Трампа проблемы с легитимностью его избрания с помощью российских хакеров, или нет, а договариваться все равно надо.

Читайте также  Шпиономания в России: агент США в окружении Путина и репрессии против оппозиции

 

Полагаю, что позиция Трампа после всех этих расследований ужесточилась вдвое. Любая слабина, проявленная с его стороны, может быть интерпретирована конкурентами как плоды договоренности или зависимости Трампа от Путина, которых де-факто уже не существует. Получилось ровно наоборот: Путин полагал, что Трамп побоится ссориться с Россией, поскольку у той есть компромат на Трампа. Но компромат был и так слит – все знают, что РФ помогала Трампу, вмешавшись в выборы, поэтому теперь возможности держать его на коротком поводке нет. Так что задача Трампа – продемонстрировать строгость по отношению к России, чтобы все обвинения в зависимости от Путина были отброшены. Как это часто бывает с путинскими стратогемами, Кремль получил результат прямо противоположный желаемому: он хотел забодать Хилари Клинтон и привести Трампа, но сделав это, получил США и президента еще больше настроенных против России, чем рациональная холоднокровная Клинтон.

Путину очень нужна эта встреча. Ему тоже непонятно, что делать с Сирией. Разбомбить ИГ – сделали. А что делать с этой территорией? Кто ее занимает? Кто контролирует нефтепроводы, идущие по ней? Поговорить им есть о чем, но большой любви, естественно, не будет, наоборот – со стороны Трампа будет намерено жесткая повестка дня.

Дмитрий Орешкин, “Новое Время”

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...