У Кремля на всех поводки. Разница в длине

Ксения Собчак в октябрьском рейтинге «Левада-центра» заняла первое место в списке общественных деятелей, которым россияне больше всего не доверяют. Тем временем в соцсетях не утихают споры о степени самостоятельности новоиспеченного кандидата в президенты. Почему споры о том, кто чей проект, лишены смысла?

В начале 2005-го, когда после Беслана информационная поляна в стране была зачищена окончательно, и я в 32 года закончил карьеру телеведущего в федеральном эфире, мне было впервые сделано заманчивое предложение поучаствовать в проекте по созданию новой демократической политической силы. Ни много ни мало в качестве ее лидера или одного из лидеров, — на мой вкус.

https://politua.org/2017/10/25/27653/

Вертикаль власти в то время эрегировала на глазах, цена на нефть росла, начиналась эпоха гламура, кредитов и прекрасных карьер вне политики, короче, никаких иллюзий в отношении перспектив политической конкуренции в России я не питал. Однако взглянуть изнутри на «кремлевские шахматы» было любопытно, а потому через пару недель мы с моим товарищем положили перед высокопосаженным чиновником концепцию альтернативной партии. Чиновник текст изучил, похвалил и категорически отверг: «План блестящий, но не для нашей реальности. Если вы будете ему следовать, через год к вам присоединятся не только демократы, но и вся адекватная молодежь из “Единой России”. Мы не сможем вас контролировать. Вы нам за наши же деньги систему развалить предлагаете?» На том и расстались. Я ушел в travel-журналистику и меньше чем через два года без капли сочувствия наблюдал за унизительным поражением на думских выборах проекта под названием «Гражданская сила». Еще через четыре — за не менее бесславным полетом «Правого дела». Самое забавное, что в обоих этих проектах мне тоже пытались предлагать разные роли, но я, разумеется, отказывался — одного взгляда на их «лидеров» было достаточно, чтобы понять длину кремлевского «поводка» и скорость, с которой мыльный пузырь лопнет.

https://politua.org/2017/10/26/27675/

Когда уже после президентских выборов 2012 года Михаил Прохоров предложил поработать с ним над «Гражданской платформой», я согласился, прежде всего, потому что его стратегия очень напоминала тот самый план, который мы с приятелем написали в 2005-м. Помимо красивых слов об объединении здоровых сил за все хорошее против всего плохого, у Прохорова были огромный собственный ресурс (и финансовый, и электоральный) и главное — желание сыграть в свою игру и в определенный момент сорваться с того самого «поводка».

За полгода его партия, которую не поносил на чем свет стоит только ленивый, превратилась в единственную силу, способную заметно потеснить «ЕдРо» на следующих выборах, а Михаил — в политика, готового в первом туре победить Собянина на выборах московского мэра. Дальше вы все знаете. АП включила такой «каток» и админресурс, что Прохоров отказался бороться за пост мэра, в июле в тюрьме оказался мэр Ярославля Евгений Урлашов, один из самых ярких лидеров ГП, осенью партия проиграла региональные выборы даже там, где за месяц до лидировала по всем опросам, а в 2014-м фактически перестала существовать.

Читайте также  Российские дебаты: Собчак против Жириновского – вода против мата

Я ни разу не пожалел о годе работы с Прохоровым и рад, что работал не на триумфальных для него президентских выборах, а именно в 2012-2013 годах, в том числе, потому, что своими глазами видел, как проект разрушали и снаружи, и изнутри. Этот бесценный опыт многому меня научил. Если раньше я интуитивно чувствовал или, включая логику, понимал, как работает система, то теперь узнал, что происходит на практике.

https://politua.org/2017/10/19/27211/

Главный «секретный ингредиент» всего этого супа таков — Кремль будет поддерживать или, как минимум, сразу не убивать чей угодно проект (тут поставьте любую симпатичную вам фамилию от радикального борца с режимом до «конструктивного оппозиционера») ровно до тех пор, пока кремлевские стратеги будут уверены, что они полностью его контролируют.

Напрямую по звонку или опосредованно через спецслужбы, суды и другие инструменты воздействия, не суть. Как только проект начинает представлять электоральную опасность, его уничтожают. Вот так просто. Именно поэтому совершенно неважно, кто, как и о чем с Кремлем договаривается или не договаривается. Систему можно переиграть только, если она сама этого захочет, или если сопернику повезет, как когда-то повезло Путину, или если случится внешний катаклизм, взрывная волна от которого встряхнет все вокруг.

Именно поэтому, рассматривая фигуру кандидата на роль лидера очередной «движухи», лично я обращаю внимание, прежде всего, на личность. На человеческие качества и систему ценностей, которую эта личность исповедует. На то, насколько внутренне свободным и эмоционально уравновешенным человек является, насколько силен его стержень, насколько далеко он на самом деле готов идти и чем жертвовать. Потому что, когда настанет час Х, иметь значение будет именно содержание, а не форма. Какой бы впечатляющей она ни была.

Станислав Кучер, “Коммерсант.FM”

 

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...