Огонь! Православные зажигают

Используя мракобесов, российская власть, похоже, не отдает себе отчет в том, что черные силы могут ударить по ним самим. Черносотенцы уже выходят из под контроля.

Повергшая Россию в ступор эпидемия минирования (десятки объектов — кинотеатры, школы, мэрии —в крупных городах за два дня), похоже, на все 100% ложного, не только продемонстрировала бессилие политической и прочей полиции в реальной ситуации, но, возможно, является прологом к чему-то наподобие консервативной исламской революции в Иране.

Черное движение

То, что упадок российской клептократии может стать именно таким, не является неожиданностью, поскольку ультраправая реакция в этой стране всегда демонстрировала куда больший мобилизационный потенциал, нежели либералы разных поколений.

В особенности потому, что путинская власть (а до нее и ельцинская, стоит вспомнить о роли, которую играл в российской политике 90-х генерал Лебедь со своим “Конгрессом русских общин”) подкармливала ультраправых информационно и организационно, подмигивала им.

Во многом точно так же, как это делали власти Веймарской республики по отношению к национал-социалистам, когда те уже набрали силу, и как нынешний премьер Венгрии Виктор Орбан легализировал участие крайне правого “Йоббика” в большой венгерской политике, представая на его фоне умеренным и конструктивным лидером патриотов. Кстати, в Венгрии эта игра заканчивается не только ростом уровня репрессий в отношении либеральных кругов, но и возникновением движений, еще более радикальных, нежели “Йоббик”, обвиняющих этих и без того вульгарных национал-экстремистов в том, что они обтесались и встроились в расклад партийной системы Орбана…

В России, в которой попытка демократизации закончилась мятежом Хасбулатова и Руцкого (впоследствии они прекрасно адаптировались к режиму Путина), брутально подавленным “либералом” Ельциным, ситуация выглядит еще опаснее именно потому, что никаких механизмов выпускания пара, кроме погромов, ельцинско-путинский режим не предполагал и не предполагает. Октябрьский мятеж 1993 г. закончился одобрением на референдуме конституции, которая мало чем напоминает основной закон демократического государства. С тех пор ее все время лишь ухудшали — сегодня президентская власть в России вообще не имеет пределов. А в условиях задавленности либерального лагеря (и частичной кооптации во власть той его части, которая в силу своих профессиональных качеств помогла кооперативу “Озеро” разворовать страну и присвоить все ее активы) первую скрипку начали играть, грубо говоря, новые черносотенцы.

https://politua.org/2017/09/16/24711/

На границе между политикой РПЦ по созданию парамилитарных соединений, таких как “Сорок сороков”, для защиты своих имущественных интересов, слоем рессентимента (а это побитые на Донбассе боевики), крымской истерии, а также давно идущего исподволь формирования реакционного движения в низах церкви и общества выросло движение с корнями в “хлыстовстве”. Надо сказать, что РПЦ, которой давно руководят коррумпированные сибариты с завязками в западном мире (патриарх Кирилл десятилетиями руководил внешними связями церкви, а его правая рука Илларион (Алфеев) имеет британскую степень), пыталась противостоять этой ереси. В частности, она в свое время расправилась с чукотским митрополитом Диомидом, возглавлявшим “черное” движение. Но особого эффекта эти репрессии не дали, поскольку в самой церкви есть влиятельные персонажи, продолжавшие подмигивать и непублично оправдывать, помогать радикалам.

Повесть Стругацких “Трудно быть Богом” сегодня превратилась в сбывающийся даже в деталях политический прогноз. Ведь не фашистом оказался придворный авантюрист дон Рэба, а примитивным запутавшимся политиканом, превратившимся во временного наместника соседнего теократического государства. Что-то похожее происходит и с Путиным, которого рядили в одежды “обручившегося с Россией”, только вот будущий оккупант, похоже, внутренний. Раздувая культ царя-мученика и белого движения (хотя исторически это разные сюжеты — среди белых доминировали конституционалисты), Кремль сам сделал все, чтобы оказаться застигнутым со спущенными штанами перед искренним реакционным движением, способным на масштабную низовую мобилизацию.

Монархисты и популисты

Но рассмотрим и другие версии.

Первая — это пролог к новому выдвижению Путина, как и в первый раз, на теме защиты населения от терроризма. Именно поэтому, мол, немного очухавшись, режим начал обвинять в телефонном терроризме ИГИЛ. Но в этой версии немало нестыковок. В массовом сознании ИГИЛ разбит “на дальних подступах” — таков тезис официальной пропаганды. Правда, эта концепция рвалась, где тонко, и раньше —в силу терактов в Петербурге, Сургуте и менее значимых инцидентов. Впрочем, заправилы пропаганды не переоценивают интеллект массового зрителя, так что могли решить, что и так сойдет (каких-то телефонных террористов даже задерживают и, понятно, они признаются в чем угодно).

Прокатит ли терроризм второй раз в качестве обоснования для продолжения путинского президентства, неясно. А ведь в силу особенностей мышления правящей клики (так называемый “легализм”) просто подделывать выборы она не хочет. Рекордно низкая явка на думские и местные выборы в 2016–2017 гг. показывает, что своего рода аналитический контроль Кремля над обществом сильно ослаб, а общественный договор, состоявший в обмене растущего уровня жизни на политические свободы, разрушен. Клея для здания режима — искреннего любования народа Путиным — больше нет, он высох. Причем по полярно разным причинам — это и падение уровня жизни вместе с деградацией общественной жизни, и “слив Донбасса” вкупе с далекими от понимания среднего “патриота” шашнями с Америкой.

На место Путина стал претендовать политик, которого не посадишь в тюрьму и не выгонишь за границу, а именно обожествленный царь-мученик Николай II. Поэтому с версией о минировании РФ самим режимом в целях удержания власти — при всей ее банальности — есть проблемы.

https://politua.org/2017/09/14/24582/

Вторая версия — это акция некой группировки внутри самой власти, призванная либо окончательно избавиться от системных либералов, либо заменить кем-то более цельным самого Путина. Но здесь тоже есть проблемы. На либералов — что системных, что внесистемных — минирование свалить не удастся. А что касается качества правящей элиты, то главная его особенность — это трусость. Трудно представить себе сценарий, при котором она реально пойдет против “царя” в такое лобовое столкновение.

Читайте также  Провал патриарха Кирилла: РПЦ не смогла собрать собор в Аммане

Между тем надо подчеркнуть, что последний петербургский крестный ход, выведший на улицы чуть ли не сотню тысяч участников, показал организационный потенциал этой “черной” части РПЦ, ее развитые связи с местным самоуправлением, расцвет под ее крышей парамилитарных организаций, в которые рекрутированы сотни, если не тысячи беглых террористов-участников военной кампании на Донбассе. Не зря, как видим, устраивали дебаты Навальный и Гиркин — черносотенцам не хватает социально-экономической составляющей, а национал-либералам — такого человеческого ресурса, который не с белым шариком выходил бы на улицы, а с автоматом Калашникова.

Третья версия — это и впрямь расширение операций ИГИЛ в России. Но стилистика не совпадает. ИГИЛ предпочитает пусть и малые по масштабам, но все-таки убийства, а не виртуальное запугивание. Хотя можно быть уверенным, что исламисты внимательно наблюдают за происходящим и постараются использовать эту информацию для планирования собственных акций.

Наконец, четвертая версия — это некая лоббистская междоусобица на уровне ведомств и “кошельков” за должности и бюджеты, в каковом смысле министерство Мединского всегда было проблемным. Но масштаб акции и ее риски слишком впечатляющи для такой меркантильной интерпретации. К тому же сообщают, что по прямому указанию ФСБ все сообщения о звонках и комментирование эвакуаций начали “высушивать”. А это означает, что власть все-таки столкнулась с противником, ей невыгодно строить рекламную кампанию Путина на этом сюжете.

В ожидании российского Хомейни

Очевидно, что Кремль попал в ловушку разжигания страстей, в которую три года играл с упоением, все время повышая градус, но не имея серьезного потенциала для дальнейшей войны с Украиной, с Западом, боясь развернуть и всамделишную гражданскую войну на собственной территории, чтобы триумфально ее выиграть. На выборы народ не ходит, неясно и глухо ропщет, а его психика, подобно наркотической зависимости, требует дальнейшего обострения.

https://politua.org/2017/09/16/24667/

В такие обстоятельства Путин еще не попадал, а воли арестовывать сторонников царя Николая у него нет. Притом что в начале 2000-х молодой премьер-министр и президент высказывался о последнем царе нелицеприятно, о чем ему сегодня напоминают в правых маргинальных кругах. Отказ от показа “Матильды” в крупнейших сетях кинотеатров — это реальное проявление силы новоявленной оппозиции, которая, заметим, прямо не ругает самого Путина. Просто она еще до этого не “доросла” — консервативная революция в Иране в 70-е годы тоже произошла не за один день.

Как дальше будет развиваться эта ситуация и что она несет миру?

Во-первых, поскольку “Матильду” все-таки покажут (в том же Екатеринбурге на премьеру продано рекордное количество билетов), столкновения неизбежны. Путин и так стал уступать в общественном мнении весом Игорю Сечину и Рамзану Кадырову, не хватало еще начать проигрывать Поклонской и ее бородатым союзникам, так и до Навального в качестве спасителя отечества можно докатиться.

Во-вторых, этот конфликт, разумеется, ослабляет Россию на внешней арене (просто инерция мышления Запада на фоне множества и без того порожденных РФ проблем очень велика) и расшатывает режим внутренне. По иронии судьбы, этот сюжет напоминает события столетней давности —- царь Николай, как известно, и сам был черносотенцем, но потом испугался роста влияния этих своих верных слуг, охранка начала их “сворачивать”, но вред был уже причинен. В Первую мировую Россия вошла отнюдь не в том состоянии, чтобы выиграть, что бы не пели реакционные историки, как тогда, так и сегодня.

В-третьих, Украине следует озаботиться и своей ситуацией в политико-конфессиональном поле. В рамках УПЦ МП тоже существует “черная” партия, пусть и далеко не такая влиятельная, но успехи собратьев по вере (по “истинной вере”, а не по христианскому учению, разумеется) несомненно ее воодушевят. Это касается и ряда других стран, где РПЦ доминирует, а также, скорее всего, Грузии, где реакционная партия смогла даже прорваться в парламент на предыдущих выборах.

https://politua.org/2017/09/07/24336/

В-четвертых, условно умеренные круги в российской элите теперь уже осознают, что натворили, устроив во многом руками подручных экстремистов бойню на Донбассе. На восток, в Россию, оттуда, параллельно урегулированию или без оного, исходят и будут исходить элементы, у которых в голове уже не то, что все перепутано, а наоборот, “измена царя, продавшегося кощунникам” теперь складывается в целостную концепцию. Имперские флаги и облитые кровью иконы все чаще станут появляться на улицах российских городов, а полиция против таких митингов уже проявила свою почти полную беспомощность.

Между прочим, в советские времена в ЦРУ существовало целое подразделение, координировавшее свою деятельность с Госдепом в рамках комплекса мероприятий “проекции мягкой силы”, занимавшееся именно православными и имперцами, осевшими в США и других западных странах. Та же Русская православная церковь за границей (РПЦЗ) до сих пор не вполне лояльна московской патриархии, а соответственно, и Кремлю. Но, как мы убедились в ходе российской агрессии против Украины, состояние, в которое американские специальные службы впали после холодной войны, оставляет желать лучшего. Впрочем, в последнее время что-то в их недрах начало меняться в лучшую сторону.

Думается, что подключение разных игроков к большой игре вокруг “Матильды” могло бы углубить рану, которую Россия нанесла себе сама, поощряя насилие и экстремизм внутри и вовне своих границ. В частности, это касается новых русских диаспор в Западной Европе, США, Канаде и Израиле. Они уже пережили скол по “украинскому вопросу”. Теперь им может предстоять еще одно испытание — за путинскую ли они Россию, символом которой становится “развратная Матильда”, или за горнюю “Святую Русь”, управляемую высокодуховным поповским посохом?

Источник – Максим Михайленко, “Деловая столица”

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...