Frankfurter Algemeine Zeitung: Страшный сон украинских политиков

Страшный сон украинских политиков выглядит приблизительно так: Запад, измученный кризисами, войнами и потоками беженцев, решает избавиться хотя бы от одной горячей точки в мире, и под столом заключает соглашение с Россией — поддержка Украины незаметно снижается, претензии Москвы на гегемонию тайком признаются. В обмен президент Владимир Путин помогает в других горячих точках: Сирия, Иран, Корея.

Очень живо сформулировал недавно эту обеспокоенность Валерий Чалый, до недавнего времени — главный внешнеполитический советник Петра Порошенко, а теперь — посол Украины в Вашингтоне. В одном из интервью он упрекнул Запад в том, что Минские Соглашения, которые были подписаны президентом Франции, Украины и России, а также бундесканцлером Германии Ангелой Меркель в феврале этого года, постоянно истолковываются во вред Украине. Несмотря на то, что Москва даже не думает выполнять свои обязательства — допустим, вывести своих солдат из оккупированного промышленного региона Донбасс, европейцы продолжают настойчиво требовать от Украины выполнения всех подписанных ею условий Минского соглашения. К ним относится и предоставление особого статуса пророссийским сепаратистским областям на Востоке, включая собственную “народную милицию”, экономическую помощь и особые региональные отношения с Россией.

Этот упрек Западу был высказан также заместителем председателя Верховной Рады Оксаной Сыроед, известной представительницей прозападного гражданского движения. По ее мнению, Запад в своем предупредительном отношении к Москве не останавливается даже перед тем, чтобы массивно влиять на проводимую сейчас реформу украинской конституции. В разговоре с одной газетой Сыроед, которая является в парламенте членом проевропейской фракции “Самопомощь”, раскритиковала в первую очередь Меркель и французского президента Франсуа Олланда: 14-го июля, непосредственно перед первым голосованием по поводу конституционной реформы по “децентрализации” Украины, которая до сих пор превозносилась Европой, Меркель и Олланд по телефону осаждали президента парламента Володимира Гройсмана, близкого к Порошенко, просьбами внести дополнительные условия в текст конституции, которые служат “исключительно интересам России”. На следующий день проект конституции был якобы действительно дополнен соответствующими поправками, а еще днем позже Верховная Рада в первом из нескольких необходимых голосований приветствовала измененный документ. “Нам было это навязано нашими союзниками,” — говорит теперь Сыроед: “Эти изменения в последний момент связаны со звонками Меркель и Олланда”.

Изменения в планируемом тексте Конституции, которые так возмущают Сыроед, выглядят на первый взгляд совершенно безобидно. В пункте 18 очень просто и внешне совершенно бессодержательно написано: “Структура местного самоуправления в некоторых округах Донецкой и Луганской областях будет определена отдельным законом”. Почему это условие выглядит в ее глазах как троянский конь России, Сыроед объясняет так: “Так называемый “особый закон”, о котором здесь идет речь, уже существовал в проекте — и он дает Москве все, что она хочет: самоуправление для сепаратистских областей вместе с собственной милицией и особыми отношениями с Россией. Если планируемая украинская реформа предпишет вступление этого закона в силу, она фактически станет “оружием России”. Тот, кто даст сепаратистам на Востоке разрешение на самоуправление и вооруженную власть, прежде чем Россия выведет оттуда свои войска, только увековечит влияние Москвы на Украину. Тем самым Конституция станет оружием России”.

Где же правда в словах Сыроед? Во-первых, закон, о котором она говорит, был действительно принят, со всеми уступками сепаратистам, уже в сентябре прошлого года. Но так как президент его до сих пор не подписал, он не вступил в силу. В борьбе с Россией это таким образом является весомым предметом торга украинских парламентеров.

Также и ее рассказ о нашептываниях из Германии и Франции не лишен оснований. Телефонный разговор в последнюю минуту, в котором, по словам Сыроед, Меркель и Олланд требовали от Гройсмана дополнений к тексту проекта Конституции, действительно состоялся, что подтверждается сообщением на сайте пресс-бюро бундесамта, и именно 14-го июля — за день до того, как текст действительно был изменен. В Берлинском сообщении написано, что бундесканцлер и французский президент “недвусмысленно” одобрили внесение в конституцию соответствующих пассажей о восточной Украине, “как это предусмотрено в Минских соглашениях”. Но повлияли в тот момент не только Берлин и Париж. Вашингтон подталкивал в том же направлении. 15-го июля, когда проект реформ после звонка Меркель и Олланд был дополнен и направлен в парламент на голосование, которое состоялось на следующий день, Виктория Нуланд, руководитель отдела в американском министерстве внешних дел, сказала в разговоре с украинским депутатом, что измененный текст “облегчит решение ситуации на Донбассе”.

Критика Оксаны Сыроед по поводу “навязанного” конституционного предписания по Донбассу разделяется многими украинцами проевропейского лагеря. Не мало людей из этой среды считают, что минская “сделка” с Россией: “особый” статус для Донбасса как ответная услуга на отвод чужих (то есть российских) войск для Украины так же опасна, как граната без чеки. Еще рискованнее эта ситуация становится в том виде, если Украина соглашается на требуемый особый статус, а русские в свою очередь войска не отводят. Тогда прямо посреди украинского государства возникает тяжеловооруженная российская область-спутник, через которую Москва могла бы блокировать прозападный курс всей страны, который она взяла в 2014 году. Поэтому Сыроед рекомендует союзникам более “реалистичный” подход без иллюзий: “Мы должны принять во внимание тот факт, что эти области попросту оккупированы врагом, и на базе этого попытаться с ними сосуществовать”.

Читайте также  Зачем Кремлю гражданская война в Ливии

В украинском парламенте опасения такого рода угрожают расколоть европейски ориентированный правительственный лагерь. 16-го июля, во время первого голосования о конституционной реформе, две из пяти прозападных фракций практически единогласно проголосовали против предложенного президентом текста – наряду с “Самопомощью” Сыроеда и “Радикалы” национального популиста Олега Ляшко. Только с помощью “Оппозиционного блока” (оставшиеся сторонники сбежавшего в 2014 в Россию бывшего президента Виктора Януковича) проект президента смог 288 голосами приблизиться к большинству в две трети из 300 голосов, которые понадобятся во втором чтении закона.

Самому Порошенко измененный после западного вмешательства в последний момент проект, кажется, тоже не особо нравится. Хотя он и не заходит так далеко, как Сыроед, которая интерпретирует иностранное “давление” как нарушение “права Украины на самоопределение”, но в парламенте в день первого голосования он четко выразил понимание по отношению к тем, кто посчитал “сложным”, голосовать за “такую оговорку” в законе. Ему самому тоже дается тяжело подписывать этот проект, но “мы должны это сделать — ради Украины”. У “американских и европейских партнеров” есть свои собственные “оправданные интересы”, и нельзя доводить дело до того, чтобы Украина осталась один на один с агрессором.

Как проект реформ вступит в силу, и вступит ли когда-нибудь вообще — этот вопрос открыт. Конституционный суд одобрил проект в начале августа, теперь предстоят еще два чтения в парламенте. На последних требуется большинство в две трети. Если Порошенко попробует компенсировать недостающую поддержку из европейского лагеря через союз со сторонниками свергнутого Януковича, это может поставить прозападную коалицию под угрозу. Для «Самопомощи» Сыроед, как и других групп правительственного лагеря Порошенко — миллиардер в кресле президента — и так не особо любим. В этих фракциях все еще живет «анти-олигархический» дух Майдана-2014. Некоторые воспринимают сделанное президентом в мутные времена состояние в штыки, и только и ждут повода к разрыву. Конституционные дебаты могли бы стать именно таким поводом.

Источник – InformNapalm

Перевод: Irina Schlegel

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...