В России в судебном порядке требуют возврата снятых клиентами банковских вкладов

В России массово конфискуют деньги у вкладчиков лопнувших банков. С граждан взыскивают средства, снятые со счетов перед самым крахом банков.

Пока в некогда крупнейших частных банках зияют «дыры» на сотни миллиардов рублей, а их руководство и собственники продолжают оставаться невидимым для правосудия, государство бросает судебную машину против бывших вкладчиков лопнувших банков. Агентство по страхованию вкладов массово подает иски против физлиц, которые успели вывести свои деньги с депозитов до того, как банк лишился лицензии и был объявлен банкротом, сообщает в четверг «КоммерсантЪ».

Против вкладчиков Военно-промышленного банка подано как минимум 150 исков, против клиентов Татфондбанка – не менее 400, всего же по стране счет, вероятно, идет на тысячи. Суды при этом встают на сторону АСВ, иски рассматриваются “под копирку”, иногда за 10-15 минут, рассказал изданию «КоммерсантЪ» Дмитрий Школяренко, сын одного из вкладчиков ВПБ.

Доводы о том, что клиенты не были осведомлены о неплатежеспособности банка и лишь использовали законное право распоряжаться своими деньгами, в расчет не принимаются.

АСВ ссылается на то, что вклады снимались, когда у банка уже была “картотека” – перечень не исполненных обязательств перед другими кредиторами. Это дает основания полагать, что сговор менеджеров банка и клиентов “не исключен”, сказал близкий к АСВ источник.

Впрочем, признает он, наличие картотеки не мешает банку выдавать деньги, если они есть в кассе, – таких ограничений в законодательстве нет.

https://politua.org/2018/02/01/34961/

После того, как снятие вклада признается недействительным, гражданин должен вернуть банку денежные средства. “Если же денег нет, пристав распродает его имущество для погашения взысканной суммы. В отсутствие имущества гражданин может быть обанкрочен”, – указывает Алексей Костоваров из АБ “Линия права”.

Обязательства банка перед клиентом при этом восстанавливаются – на сумму до 1,4 миллиона рублей он может получить страховое возмещение. Если же депозит больше – возврат не гарантирован, остаток гасится из конкурсной массы. Она же используется АСВ для оплаты средств адвокатов, взыскивающих деньги вкладчиков в судах.

АСВ, очевидно, пытается пополнить свои резервы, истощенные многочисленными отзывами лицензий: фонд страхования вкладов, которым управляет агенство, представляет из себя дыру – его размер отрицательный, и это отрицательное значение растет, указывает главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников.

С 2014 года фонд пополняется главным образом за счет печатного станка ЦБ, предоставившего АСВ кредит более чем на 800 миллиардов рублей.

Но “подобные действия подрывают доверие физлиц к банковской системе в целом, поскольку добросовестные граждане, опасаясь подобных споров, побоятся хранить средства во вкладах”, отмечает глава АРБ Гарегин Тосунян. По его словам, ассоциация “обратится в Верховный суд с просьбой выработать позицию по данному вопросу”.

По данным АСВ, из-за банкротства банков в 2017 году пострадали 55,5 тысяч российских вкладчиков, каждый из которых хранил на депозитах сумму выше застрахованной. Суммарно они потеряли 25,5 миллиарда рублей.

По информации издания «КоммерсантЪ», ранее Верховный суд России разрешил банкам не выдавать денежные средства подозрительным клиентам. Критерии «подозрительности» – определяются на усмотрение самих банков.

https://politua.org/2018/01/08/33182/

Коллегия ВС по гражданским спорам вынесла решение в пользу Сбербанка, который отказал клиенту-физлицу в выдаче наличных по окончании срока вклада, поскольку подозревал его в легализации доходов.

Как следует из материалов судебного спора, в 2015 году на счет Сергея Будника в Сбербанке поступило с его же счета в Сити Инвест банке 56 млн руб. Клиент попытался получить их наличными на следующий же день. Сбербанк запросил у Сергея Будника документы, подтверждающие происхождение денежных средств, и по итогам их изучения отказал в выдаче средств. Тогда клиент открыл несколько срочных вкладов в Сбербанке и перевел деньги туда. По окончании срока вкладов он вновь попытался забрать средства наличными и получил отказ.

Сергей Будник обратился в суд, требуя вернуть ему суммы вкладов, проценты, а также взыскать с банка неустойку. Суды всех инстанций поддержали Сбербанк, указав, что клиентом банка так и не были представлены документы, опровергающие сомнительное происхождение денежных средств. Кроме того, суды сошлись во мнении, что клиент не был лишен возможности распоряжаться средствами путем безналичного денежного перевода на счет в другом банке. Спор дошел до коллегии ВС, где Сбербанк указал, что «нормы права не содержат обязанности выдать деньги в той форме, в которой запросил клиент, банк может выдать средства как наличными, так и по безналичному расчету». И коллегия приняла этот довод.

Читайте также  Подозрение российскому провокатору: ФСБ ведет гибридную войну в соцсетях

Решение эксперты сочли спорным.

«При обналичке решающим фактором является скорость, если клиент готов надолго заморозить средства во вкладе, значит, это уже не обнал. В данном случае банк продемонстрировал излишне формальный подход», – рассуждает руководитель службы финансового мониторинга клиентских операций банка из топ-10.

https://politua.org/2017/12/12/31157/

Кроме того, перевод средств на счет в другой банк не является равной альтернативой снятию наличных.

«При переводе кредитные организации взимают комиссии, причем по сомнительным клиентам они могут достигать весьма внушительных размеров», –отмечает директор департамента правового обеспечения ХКФ-банка Александр Гонтаренко.

В отдельных банках подобные комиссии могут составлять до 25% от суммы трансакции. В пресс-службе Сбербанка отметили, что банком «не предусмотрены отдельные тарифы, которые бы применялись к клиентам, по счетам которых осуществлялась сомнительная активность», комиссия взимается на общих условиях и составляет до 2%.

Юристы уверены, что одних лишь сомнений банка для отказа в выдаче наличных с вклада недостаточно.

«Если банк подозревает клиента в незаконной деятельности, он должен сообщить о ней в правоохранительные или налоговые органы и отказаться от работы с ним», – рассуждает глава коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго.

«115-ФЗ дает право банку отказать в проведении любой операции, которую сочтет сомнительной, как и право в любой момент отказать сомнительному клиенту в обслуживании. Клиент же, в свою очередь, вправе оспорить отказ в суде», – подтверждает собеседник издания «КоммерсантЪ» в Росфинмониторинге.

Эксперты сошлись во мнении, что данное решение создает опасный прецедент.

https://politua.org/2018/01/27/34543/

«Банки, испытывающие недостаток ликвидности, смогут удерживать средства и добросовестных клиентов по надуманным основаниям. Недобросовестные игроки могут использовать возможность отказа от выдачи наличных с вклада для заработка на комиссиях», – отмечает собеседник издания «КоммерсантЪ» в крупном банке.

Впрочем, выход у клиентов банка есть: полное прекращение отношений с кредитной организацией.

«Если клиент-физлицо закрывает счет и расторгает договорные отношения с банком, то последний обязан либо перечислить средства на другой счет, либо выдать наличными, и в данной ситуации диктовать уже бывшему клиенту способ получения средств банк не вправе», – отмечает Александр Гонтаренко.

Однако строптивый клиент с высокой долей вероятности попадет в черный список отказников и будет ограничен в получении банковских услуг в целом.

«КоммерсантЪ»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...