Зеленскому нужен новый враг. Хотя он и так есть

Зеленский постоянно опаздывает с принятием важных решений. Но чтобы перестать быть удобной мишенью для критики, нужен новый враг. Хотя, казалось бы, он и так есть – Владимир Путин.

Последние три недели Владимир Зеленский живет под шквалом критики. Его обвиняют в том, что вместо проведения экстренного заседания Совета национальной безопасности и обороны после инцидента в Шумах он на том же Совбезе обсуждал борьбу с контрабандой. Вместо того, чтобы поехать на фронт, он отправился с официальным визитом в Катар.

Складывается впечатление, что Владимир Зеленский постоянно опаздывает с принятием важных решений. На фронт он съездил – 9 апреля, а закрытое заседание СНБО провел 15 апреля.

Фигура президента Украины не стала объединяющей на этом этапе российско-украинской войны. И тому есть несколько объяснений. До последнего времени он исповедовал политико-дипломатический стиль решения войны на Донбассе. Забегая вперед, стоит сказать, что и сейчас он стоит на этих позициях. Стратегия осталась той же, а вот тактика поменялась.

Став президентом, Владимир Зеленский рассчитывал быстро прекратить войну и думал, что его предшественнику – Петру Порошенко – это не удалось только потому, что тот не хотел ее прекращения.

«Если ты хочешь остановить войну, ты обязательно остановишь. Я уверен, что предыдущая власть не хотела это делать», — заявлял Зеленский вскоре после своего избрания.

Владимир Зеленский прекращения войны хотел, а значит, все должно быть достаточно просто: надо поговорить с Владимиром Путиным, все ему объяснить, и ситуация разрешится.

«Я хочу увидеть человека, и я хочу привезти с «Нормандии» понимание и ощущение, что действительно все хотят постепенно закончить эту трагическую войну. Я это смогу точно понять за столом… для меня очень важно, если мы говорим о прекращении огня, мы будем говорить не в минском формате, не на заседании в трехсторонней группе, а будем смотреть глаза в глаза с президентом Российской Федерации», — заявлял Зеленский накануне первой за три года встречи в «нормандском» формате.

Сколько бы Зеленскому не объясняла нынешняя оппозиция (она же – бывшая власть), что эта тактика не работает; сколько бы не напоминали слова покойного ныне сенатора Маккейна, как-то сказавшего, «что увидел в его (Владимира Путина — ВК) глазах только буквы К-Г-Б» — Зеленский был верен себе. И эта тактика не сработала. Свои три буквы – М-И-Р – Зеленский в глазах Путина не увидел.

Некоторые эксперты, в частности, уже назначенный при Зеленском министр обороны Андрей Загороднюк уверен, что Владимир Зеленский должен был пройти этот путь. Он должен был попытаться использовать карту мирных переговоров. В противном случае украинский президент, какими бы дальнейшими ни были его действия, был бы обвинен той же самой Россией, что этот шанс не был использован.

И вроде бы у Зеленского даже стало получаться. «Нормандия» состоялась, начались предметные переговоры на уровне политических советников, участие в которых принимают Андрей Ермак и замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак, летом прошлого года было заключено соглашение о введении «режима тишины», которое не прекратило обстрелы, но значительно сократило число погибших на фронте.

Но Владимир Зеленский не учел, как минимум, одного. Что для Владимира Путина внутренняя политика Украины совсем не внешняя. Что «просто прекратить стрелять» для Путина – мало. Ему надо влиять и управлять тем, что происходит в Украине. И поэтому, когда Владимир Зеленский принял сильное государственническое, проукраинское решение прекратить вещание в стране пропагандистских телеканалов подконтрольных Виктору Медведчуку, куму Владимира Путина, он тем самым перешел условную «красную линию». «Линию», которую Путин «прочертил» для Владимира Зеленского в том, что позволено делать украинскому президенту по отношению к Росси, а что нет.

Владимира Зеленского, ставшего говорить о реальной роли России в военном конфликте на Донбассе и оккупации Крыма, в самой России стали заносить в список националистов-неофитов, называть очередным враждебным Москве восточноевропейским политиком. Мол, этот президент сломался, несите другого. При этом абсолютно не думая, что угол зрения России по отношению к Украине не является ни правильным, ни справедливым, ни определяющим, ни единственным. А сама Украина не должна и не обязана согласовывать свое развитие с Россией, пытаясь соответствовать ее представлениям о месте Киева на политической карте мира.

Читайте также  «Враги Трампа» в окружении Зеленского. С какими проблемами рискует столкнутся новый президент Украины?

В Украине же Зеленского стали воспринимать как начавшего прозревать политика. «Когда Зеленский образца 2019 года пришел к власти, — он был ребенком в политике. Это не оскорбление, это констатация факта. Сейчас он подросток. За два года он понял, что президент — это не просто порядочный человек, а для того, чтобы прекратить войну недостаточно просто прекратить стрелять», — уверен народный депутат Украины Сергей Рахманин (фракция «Голос»).

Но набравшись опыта Владимир Зеленский перестал быть тем, кого избирали 73% — парня из народа, понятного большинству. Те ценности, с которыми он шел на выборы – мирные переговоры, честные отношения власти и граждан, «человек превыше всего» — оказались недостижимыми в этой кратковременной перспективе. Владимир Зеленский не демонстрирует лидерские качества, в своем архетипическом виде: он не живет на фронте с бойцами, не возглавил борьбу с пандемией, не надоедает с требованием дать больше вакцин. Это не он сказал – «Путинский режим снова накапливает военные силы у границ Украины, угрожая новой агрессией! Бешеная собака снова у наших ворот… Нам не привыкать — мы на своей земле и будем защищаться!» — а Арсен Аваков, министр внутренних дел, занявший этот пост еще при президент Петре Порошенко.

Впрочем, есть один аспект, который Владимир Зеленский тонко прочувствовал и совпал с общественными ожиданиями. Это отношения с Западом и, в частности, с НАТО. В отличии от бывших прозападных президентов Виктора Ющенко и Петра Порошенко, которые последовательно выстраивали отношения с США и ЕС, Зеленский решил это сделать быстро и с наскока.

«Вы нам должны» — тезис, который внутри Украины звучит по отношению к коллективному Западу начиная с 2014 года. Прежде всего за то, что мы стоим между вами и Россией. Что умирают украинцы, а не немцы или итальянцы. Порошенко об этом говорил дипломатично. Зеленский начал это требовать. И вступления в НАТО (как минимум предоставления Плана действий относительно членства — ПДЧ), и скорейшей перспективы вступления в ЕС. В этой дипломатической наглости он, как кажется, очень четко проявил себя как проактивный лидер. Правда, неизвестно, чем закончатся такие «юношеские» выходки и насколько серьезно будут восприняты пристыженным западным миром.

В тоже время внутри страны Владимир Зеленский начал терять субъектность. Свои персональные решения он заменил коллективным решением Совета национальной безопасности и обороны. Ярким примером такого «политического кентавра» стала последняя его инициатива – принять закон «Про олигархов».

«Я предложил Совету национальной безопасности и обороны и Офису президента вместе с Антимонопольным комитетом разработать новый фундаментальный законопроект о статусе олигарха в нашей стране. Такого в Украине не было. Считаю, что это один из приоритетов: что будет с такими людьми, какие будут внедряться санкции, как олигархи будут превращаться в бизнесменов — потому что мы поддерживаем большой бизнес и любой бизнес в Украине», — заявил Зеленский после очередного заседания СНБО.

Теряя поддержку избирателей, настраивая против себя олигархов, он почти перестал интересоваться делами партии «Слуга народа» — Зеленский давно не встречался со своей фракцией в парламенте, и депутаты перестали чувствовать внимание и сильную руку своего лидера.

Переход от «образа Голобородько» к образу традиционного, пусть и модернового, но все же политика должен был привлечь тех, кто ранее ставился к нему с подозрением или осуждал. Но нет. Зеленский не стал своим для тех, кто подталкивал его к адекватной оценке Путина, пониманию условий, в которых живет Украина.

Нынешняя оппозиция, патриоты, пассионарии готовые на словах поддержать Зеленского, по сути, в нем не нуждаются. У них есть свои лидеры, амбиции и планы на дальнейшее политическое будущее. Более того, стань таким каким они его хотят видеть, Зеленский перестанет быть удобной мишенью для критики. Враг, ставший другом, перестает быть врагом. Нужен новый враг, хотя, казалось бы, он и так есть – Владимир Путин.

Источник – Валерий Калныш

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...