Российская политическая пьеса «Забастовка избирателей» по Салтыкову-Щедрину

Протест на коленях. Как сторонники Навального поставили пьесу по Салтыкову-Щедрину. Воскресная «забастовка» – типичный протест россиян, не меняющихся уже веков шесть.

В воскресенье, 28 января, в ряде городов России состоялись тематические демонстрации сторонников Алексея Навального, которые должны были явить миру способность несогласных с режимом бойкотировать выборы. Правда, прошли они в лучших традициях беззубого российского оппозиционного протеста. “Забастовка против выборов”, которую бережно лелеял сам Навальный, в полной мере стала наглядной иллюстрацией “Истории одного города” Салтыкова-Щедрина. Причем ее явили не только рядовые бастующие, но и сам лидер, пишет Владислав Гирман на страницах «Деловой Столицы».

“Бородавкин-Путин” уже заставил есть горчицу почти весь 146-миллионный Глупов за исключением небольшой горстки людей. Именно эти недовольные, как и в романе 1870 г., “тоже были себе на уме”, и “энергии действия они с большою находчивостью противопоставили энергию бездействия”. “С нас, брат, не что возьмешь! – говорили другие. – Мы не то что прочие, которые телом обросли! Нас, брат, и уколупнуть негде! И упорно стояли при этом на коленях”, – писал Салтыков-Щедрин. Вот эта часть человеческого тела (не голова, не живот, не сердце или еще что) уже давно стала неотъемлемой скрепной идеологии, политики, образа мышления как современной, так и России прошлых времен.

Кремль постоянно декларирует то готовность встать с колен, то расписывает сам процесс вставания, то докладывает о его завершении. Все эти метаморфозы происходят не только с адептами “русского мира”, носителями православно-коммунистически-царских ценностей, которые, заслышав фразу “Крым наш”, со стекленеющими зеркалами души издают восторженные вопли и мысленно падают ниц перед образом лидера страны. У них колени – часть идейно-философского сопротивления внешнему врагу. То бишь вставание происходит на публику, дабы весь мир видел. Но при этом в рамках границ “страны огромной” положение тела относительно земли остается неизменным. И у верноподданных, и у “раскольников”. Первые бунтуют против мира, вторые – против вождя.

https://politua.org/2018/01/29/34654/

Только нет никакой беспощадности в российском бунте, о которой писал Пушкин. В данном случае оценка все того же Салтыкова-Щедрина более реалистична: “А глуповцы стояли на коленах и ждали. Знали они, что бунтуют, но не стоять на коленах не могли. Господи! Чего они не передумали в это время! Думают: станут они теперь есть горчицу – как бы на будущее время еще какую ни на есть мерзость есть не заставили; не станут – как бы шелепов не пришлось отведать. Казалось, что колени в этом случае представляют средний путь, который может умиротворить и ту и другую стороны”. Это вбито в сознание веками веры в доброго царя.

И воскресная “забастовка” Навального как раз такой вот средний путь. В особенности это касается акции в Москве. Начало – два часа дня по местному времени. По данным СМИ, на Пушкинской площади собралось несколько тысяч человек, по данным полиции – около тысячи. Особого энтузиазма бойкот выборов, к которому призывал Навальный, по всей видимости, не вызвал у граждан и лидеров общественного мнения. Прекрасный пример – ведущая Ксения Собчак, которая еще 19 января выступила против предложения “коллеги” по цеху, блеснув при этом познаниями в арифметике. Точнее, дочь бывшего босса Путина могла бы им примером стать, если бы не была кремлевским проектом. Но ее позиция показательна и применима в целом в отношении россиян. Да что тут говорить, если на акции в Москве ее участники больше и громче кричали “Путин вор”, в то время как бойкотирующие выборы 18 марта требовали тоненьким голосочком. Да и признавались, что возмущены не столько недопуском Навального к выборам, сколько коррупцией и засидевшимся в Кремлем Путиным.

Читайте также  Война на разных языках. О проблемах деоккупации и реинтеграции Донбасса

Апогеем выражения протеста организаторы постановили избрать циклическое брожение по Тверской против часовой стрелки “из любого места в любое место”. Мероприятие навевало скуку. Что замечали активные вышедшие на протест, пытавшиеся по мере сил столкнуть остальных с пресловутого “среднего пути”. В репортаже Русской службы BBC, например, есть прямо-таки христоматийный пассаж, описывающий акцию в Москве: “Надо что-то кричать, разогревать толпу!” – говорила своему другу девушка у памятника Пушкину. Он молчал”.

Немудрено, что за такой аморфностью немногие углядели арест самого Навального. Журналисты BBC явно нарочно выбирали такие вот яркие персоналии и жизнеописания: “Ой, а Навального задержали уже?” – удивилась пожилая участница митинга. К тому времени политик уже полчаса как сидел в автозаке. Услышав положительный ответ, она начала играть в ладушки со знакомым”.

Самого Навального аккуратно “повязали” уже на подступах к очагу, если его так можно назвать, протестной деятельности. Большинство о задержании узнало из Twitter и от других демонстрантов. Была группа более отчаянных и преданных молодых людей, ринувшихся на подмогу. Ну, как ринувшихся. Они ходили вокруг так называемых стражей правопорядка и скандировали: “Мы не скот, выборам бойкот”, и чаще: “Позор!” Тут сразу вспоминаются картины с майдана, особенно с Европейской площади, когда участники Революции достоинства бросались на “беркутов”, чтобы отбить других митингующих…

https://politua.org/2018/01/29/34751/

В Москве же заскандировали правоохранителей видать так, что те вечером, когда “забастовка” угасла окончательно, отпустили Навального без составления админпротокола. Хотя, как представляется, нужды в задержании оппозиционера, может, и не было. От скуки некоторые его сторонники пытались перекрыть движение транспорта, кто-то играл в игру “Кто не скачет, тот чекист”. Другие полезли на фонари возле памятника Пушкину. Им никто не мешал. И действительно, что случится-то? Посидят, покричат, флагами помашут и разойдутся.

Потом бастующие разделились, и одна группа организованно, переходя дорогу на зеленый свет, направилась к зданию правительства. Когда “огонь, вода и медные трубы” дорожного движения были благополучно преодолены, они с криками сорвались с места в карьер, но под Белым домом и перед автобусами ОМОНа также резко остановились и принялись кричать в черные окна правительства, требуя его отставки. Можно сказать, что на этом “забастовка” закончилась, пусть сторонники Навального отдельными группами появлялись в некоторых районах Москвы. Хотя в принципе она закончилась еще до начала. По крайней мере, в столице России.

https://politua.org/2018/01/29/34651/

Весьма показательно, что протесты за МКАДом были ожесточеннее и эффектнее. Если в Москве участники митинга были безобидными, а правоохранители относились к ним как к блаженным, то в регионах все протекало по-другому. Были и небольшие стычки. Всего, по данным ОВД-Инфо, в воскресенье в РФ были задержаны 350 человек. В Москве вместе с Навальными – 16 человек. А вот в Волгограде – 65, Уфе и Чебоксарах – 66 и 51 активист соответственно, в Кемерове – 31, Мурманске – 23, Томске – 23, в Санкт-Петербурге – 19. Настоящий экшн по сравнению с событиями в российской столице.

Вероятно, потому, что для сытой Москвы митинги – игры в оппозиционность, а для регионов – не залог выживания, но хотя бы надежда на лучшую жизнь. А значит, не все еще потеряно. Существует небольшой шанс, что, пока одни в Белокаменной прокладывают лыжню своими коленными чашечками против часовой стрелки, в “замкадье” с остервенением попытаются сделать это все-таки на лыжах.

Владислав Гирман, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...