Китай выдавливает Россию из Южного Кавказа

Ставка Москвы на энергетическую зависимость бывших советских республик от российских ресурсов дала сбой. А силовые операции в Грузии, Украине и Сирии еще больше увеличили их недоверие к Москве.

Щедрые инвестиции Пекина и стремление к мирному развитию региона, который всегда был вотчиной России, приводят к системному ослаблению позиций Москвы в бывших советских республиках. Непоследовательная внешняя политика России (особенно, военная агрессия в Грузии и Украине и действия в Сирии), привела к тому, что страны бывшего социалистического лагеря примеряют на себя продолжение внешнеполитических амбициозных проектов главы Кремля.

Китай же, предложив инициативу «Один пояс, один путь», увеличивает свое экономическое присутствие, развивает гуманитарные связи, присматривается к рынку ВТС в регионе: Грузия подписала соглашение о свободной торговле; Азербайджан интересен для транспортных проектов из-за выхода к Каспийскому морю; Армения стала первой кавказской страной, которая предпочла китайское вооружение российскому.

«Гуляй Поле» разбиралось, как китайская мягкая сила постепенно становится мейнстримом в вопросах политики, экономики и безопасности в Южном Кавказе, и чем это может грозить для российских интересов в регионе.

Карта Южного Кавказа

Голос столицы

После распада СССР Москва, так или иначе, сумела создать различные площадки для политического влияния на бывшие Союзные республики. По состоянию на сегодня, Армения наиболее интегрирована в российское политическое и экономическое пространство. Она входят в СНГ и Евразийский экономический союз (ЕАЭС), в составе Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) регулярно принимают участие в совместных военных учениях под руководством Генштаба РФ.

Немного хуже обстоят дела с Азербайджаном. Несмотря на зависимость Баку от «старшего брата» в вопросах экономики, миграции и энергетики последние тренды демонстрируют ухудшение взаимоотношений с Москвой.

В Грузии, после провала российской политики и прихода к власти Михаила Саакашвили, Кремль пошел путем создания «кризисных точек давления», результатом которого стало появление новых так называемых «республик»: Южной Осетии и Абхазии. После войны в 2008 году дипломатические отношения Москвы с Тбилиси так и не восстановлены. Приход к власти президента Грузии Георгия Маргвелашвили, который надеялся на нормализацию отношений с РФ, также не привел к изменению внешнеполитического курса Тбилиси.

https://politua.org/2017/10/11/26456/

На фоне «разноголосия» по отношению к России все перечисленные страны стараются «петь в унисон» с Китаем, который демонстрирует четкую и последовательную линию в регионе. В инициативе «Один пояс, один путь», которую Пекин определил как концепцию внешней политики и новый формат взаимоотношений с окружающим миром бывшие Советские республики видят возможность не только получить финансовые вливания в экономику, но и заручиться поддержкой Китая как одной из глобальных держав мира. В отличии от имперских амбиций России, политика Китая отличается мягкостью и включает принципы мирного сосуществования, мирного развития и взаимной выгоды. Сотрудничество происходит исключительно при обоюдном согласии и в отличие от российского варианта, учитывает интересы обеих сторон.

Энергетика

Все перечисленные страны имеют различные характеристики развития секторов энергетики, а значит и различную степень зависимости от Москвы. Согласно исследованию Фонда Генриха Бёлля, Армения, которая до сих пор не может отказаться от атомной электростанции, рассматривает строительство нового ядерного реактора как жизненную необходимость для энергонезависимости страны.

Грузия планирует максимально использовать имеющиеся гидроресурсы.
Азербайджан пытается диверсифицировать рынки для экспорта своих ресурсов.

Структура источников первичной энергии в Армении

Среди стран Южного Кавказа – в Армении энергозависимость ощущается наиболее остро. Не имея запасов природных ресурсов, страна вынуждена импортировать их из России через Грузию. Второй проблемой для Армении является надежность энергоснабжения. Она окажется под угрозой, если перекроется какой-либо из каналов импорта топлива. Азербайджан, с которым практически нет отношений из-за Нагорного Карабаха, планомерно проводит так называемую «Доктрину Алиева» – изоляцию Еревана от региональной энергосистемы. Газпром является единственным поставщиком газа в Армению, ежегодные поставки составляют около 1,9 млрд. м3. Газ поступает по магистральному трубопроводу «Северный Кавказ — Закавказье» через территорию Грузии, которая может заблокировать поставки или еще лучше – продать свою часть азербайджанской или турецкой компании.

Азербайджан как ключевой экспортер нефти и газа (экспорт составляет около 50% национального ВВП), не зависит от России, и напротив, является конкурентом для нее на европейском рынке.

Структура источников первичной энергии Азербайджана

Самым амбициозным энергетическим проектом Азербайджана в последние годы является «Южный газовый коридор», газ по которому к 2020 году будет идти в Европу через Грузию и Турцию, то есть в обход России. Стоимость проекта оценивается в $45 млрд. Планируется, что если к нему подключатся остальные игроки (Иран, Ирак, Туркменистан) – объём экспорта составит 30 млрд. м3 в год, что уже начнет составлять серьезную конкуренцию России в вопросе экспорта энергоресурсов в европейские страны.

Избежать энергозависимости от России практически удалось и Грузии. Большую часть газа Тбилиси получает из Азербайджана (78%), на долю России приходится не более 8%. После запуска международных проектов, в том числе Трансадриатического газопровода ТАР (часть «Южного газового потока») энергетическая ситуация в Грузии улучшится. Кроме этого, Грузия активно работает над собственными проектами. В Сватении запланировано построить 34 станции, в том числе двух крупные – ХудониГЭС и НенскраГЭС. Строительство последней идет активными темпами, несмотря на противодействие местного населения и экологов, которые против затопления части территории региона.

Структура источников первичной энергии Грузии

Российская «антироссийская» политика в Южном Кавказе

России кажется, что она укрепляет позиции. Но на самом деле она их теряет, считает известный российский публицист, аналитик Андрей Пионтковский. По его мнению, укрепление должно быть связано с мягкой силой, с ростом привлекательности, чем Россия похвастаться никак не может.

«Москва заставила президента Сержа Саргсяна отказаться от очень серьезного соглашения об Ассоциации с Евросоюзом, которое лучшие специалисты Армении готовили в течение четырех лет. Оно было очень важным для Армении, ведь речь же не только о торговле, но и об изменении правил игры в самой Армении, о конституционных реформах. В Грузии, несмотря на то, что теперешнее правительство наиболее благосклонно к Москве, Россия продолжает делать системные ошибки и демонстративно подписывает новые соглашения с Абхазией и Южной Осетией. В Азербайджане Москва ведет себя более осторожно, потому что Азербайджан, как нефтяное государство, экономически более независим, но в то же время Кремль очень ревностно относится и следит за всеми попытками Азербайджана наладить отношения с Западом», – считает аналитик.

Читайте также  В Харьковской области перекрыт канал нелегальной миграции в Россию

ЕАЭС как геополитический проект Путина для реализации имперских амбиций также потерпел неудачу. Бывшие советские республики не горят желанием снова становиться частью империи, а экономические показатели нового объединения далеки от желаемых. На саммите ЕАЭС в 2016 году лидеры стран-членов вынуждены были признать, что пока не удалось решить ни одну из задач: товарооборот падает, свободную торговлю ограничивают многочисленные барьеры, а сопредельные государства продолжают «воевать» между собой то из-за молока, то из-за картошки.

https://politua.org/2017/10/05/25786/

ЕАЭС пока оправдывает только первое слово своего названия – евразийский, пишет российское издание «Московский Комсомолец».

С экономикой в странах «пятерки» тоже ничего хорошего не происходит – если в 2015 году товарооборот снизился на 26%, то в первом полугодии 2016 – еще на 30%.

Армения с самого начала не скрывала, что не последнюю роль в ее решении присоединиться к ЕАЭС играли вопросы безопасности. Однако недавний конфликт вокруг Нагорного Карабаха показал, что цель не достигнута. По мнению Андрея Пионтковского, Россия не заинтересована ни в каком разрешении конфликта — ни в мирном, ни в военном. Он нужен ей такой — постоянный, позволяющий все время оказывать давление и на Азербайджан, и на Армению. Да еще и продавать оружие и тем, и другим.

Китайский аргумент

Пекин понимая, что для эффективного диалога со странами Южного Кавказа необходимо уменьшить их зависимость от Москвы, выработал свою стратегию взаимоотношений и стал одним из ведущих торговых партнеров этих государств. В экономическом сотрудничестве Китай определил три основных сектора: химическая промышленность в Армении, автомобилестроение – в Азербайджане, финансовый сектор и строительство – в Грузии.

https://politua.org/2017/05/24/22003/

Наблюдается активизация двусторонних торговых связей. Согласно данным Diplomat, экспорт Армении в Китай с 2011 по 2014 год увеличился с $16 до $171 млн. Также наблюдается рост экспорта Китая в Грузию ($90 млн. в 2014 г.) и Азербайджан ($46 млн. в 2014 г.). Импорт из Китая в 2014 году составил $820 млн. (Грузия), $509 млн. (Азербайджан), $417 млн. (Армения). Несмотря на то, что их общий торговый оборот с Китаем в $2 млрд. является «каплей в море» для Китая, для указанных стран он играет значительную роль.

Кроме того, в начале 2018 года вступит в силу соглашение о зоне свободной торговли между Китаем и Грузией. Тенденция такова, что возможности ЗСТ с Тбилиси позволят Пекину постепенно втянуть в свою орбиту экономику Южного Кавказа.

Президент Армении Серж Саргсян и глава КНР Си Цзиньпин
Источник: president.am

В Армении китайцы участвуют в энергетических проектах, среди которых – реконструкция и ремонт тепловых электростанций. В частности, по некоторым данным, 80% ремонтных работ и модернизации 5-го блока Разданской ТЭС осуществляет китайская сторона. В этом аспекте, Китай завоевывает энергетический рынок и способствует энергонезависимости Еревана от Москвы. В сфере инфраструктуры многообещающим является строительство железной дороги «Армения – Иран», для финансирования которого Ереван активизировал переговоры с китайской стороной. Протяженность дороги, согласно проекту, составит 300 километров, в ее инфраструктуру будут включены 64 моста общей длиной в 19,4 километра, 60 туннелей протяженностью 102,3 километра и 27 станций. Ожидается, что строительство завершится в 2022 году, объем грузоперевозок составит 25 млн. тонн в год.

С целью популяризации китайской культуры и китайского языка, создания и поддержания позитивного образа Китая, Пекин активно работает в направлении культурной дипломатии. Кроме созданных институтов Конфуция (в Ереване – в 2009 г., в Тбилиси – в 2010 г., в Баку – в 2011 г.), создаются школы изучения китайского языка и программы культурных обменов между университетами.

В военно-политическом плане, Китай рассматривает регион не только в разрезе перспективных рынков вооружения (что особенно нервирует Москву). Важным аспектом для китайских инвестиционных проектов является региональная безопасность. Помня об эвакуации в 2011 году 50 тысяч китайских рабочих из Ливии и Египта, Пекин будет особенно фокусироваться на вопросах стабильности и безопасности.

https://politua.org/2017/10/13/26640/

По мнению Эмиля Санамяна, аналитика Института Армянских исследований Университета Южной Калифорнии, Китай сможет стать региональным стабилизатором. В этом аспекте показательным является приглашение Китаем в качестве партнеров по диалогу Армении и Азербайджана в Шанхайскую организацию сотрудничества – площадку, которую Пекин использует для взаимодействия со странами Азии.

Андрей Гончарук, старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований при Президенте Украины, советник правления Украинской ассоциации китаеведов в комментарии «Гуляй Полю» отметил, что любое расширение ШОС играет на руку в первую очередь Китаю, который создавал эту организацию для укрепления безопасности в Азии и для продвижения своих интересов на Запад.

Подводя итоги, можно сказать, что ошибочность политики Москвы на постсоветском пространстве приводит к уменьшению ее влияния в регионе. Кремль полагается, главным образом, на энергетическую зависимость бывших советских республик от российских ресурсов. Однако, недавние тренды показывают стремление соседей вести более независимою политику и диверсифицировать свои отношения в пользу других стран. Силовые способы, как показал опыт в Грузии (а также и в Украине), не могут вернуть лояльности правительств государств и еще более увеличивают недоверие к Москве. Китай же, проводя последовательную и конструктивную политику, предлагает странам региона сотрудничество на основе взаимной выгоды, что существенно понижает влияние России на постсоветском пространстве.

Юрий Пойта, специально для “Гуляй Поле”

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...