В поисках защиты от гибридной войны Молдова перенимает опыт Украины

Но идея пока не овладела массами.  Надо продолжать работать.

Кишиневский Институт Эффективной  Политики (ИЭП) снова оказался в центре внимания. Напомню, что ИЭП недавно выступил с планом  жесткой реинтеграции Приднестровья, в котором , в отличие от других проектов такого рода, между режимом правящим в непризнанной “пмр” и населением региона была проведена ясная разделительная черта. Что характерно: план ИЭП не будучи принят официально, фактически начал воплощаться в решениях госорганов Молдовы ещё на стадии своего обсуждения и шлифовки. Примерно через две недели после того, как проект плана ИЭП был разослан для ознакомления ряду министров, депутатов парламента и лидеров политических партий,  и за пять дней до его публичной презентации, Конституционный суд Молдовы выполнил один из ключевых его пунктов: вынес решение о том, что Приднестровье является оккупированной территорией, а российские войска, размещенные там под предлогом охраны российских оружейных складов  – оккупационным контингентом.

И вот, история  с неофициальным принятием в качестве руководства к действию плана, предложенного ИЭП, повторяется снова.  Не прошло и недели после выступления в Академии Наук  директора ИЭП Виталия Андриевского, как его предложения начали реализовываться на практике. В частности, Служба Информации и Безопасности Молдовы обратила пристальное внимание на некий фонд “Регион”, издававший газету “Берега Днестра”.

Дело в отношении деятельности фонда расследуется по статьям УК Молдовы 337(1) (“Измена Родине”) и  338 УК РМ (“Шпионаж”). Это первое дело такого рода за всю историю Молдовы.

И, похоже, не последнее.

О чём говорилось в лекции ИЭП?

Тема борьбы противостояния в гибридной войне одновременно и проста и сложна.  Проста по основным принципам – и крайне сложна в привязке к реальной обстановке и в переносе высокой теории на план конкретных действий.  Попытка совершить такой переход – от теории к практическому плану и была предпринята  в лекции Виталия Андриевского. С презентацией лекции можно ознакомиться по ссылке: https://drive.google.com/file/d/0B2n8Yk_zGQpxR1paMDE1aUxCZDA/view?usp=sharing

Оттолкнувшись от подхода, развитого в книге украинского автора Евгения Магды “Гибридная война: выжить и победить”, глава ИЭФ перешел к молдавским реалиям.  К сожалению, эти реалии крайне благоприятны для любой гибридной агрессии.

Российским архитекторам  гибридной войны удалось решить практически все промежуточные задачи, необходимые для де-факто сворачивания молдавской государственности.

Молдавское общество успешно расколото ими, притом, расколото несколько раз:

Во-первых, Молдова расколота территориально, и даже не на две, а на три части: собственно Молдову, непризнанную “пмр” контролирующую левобережные районы Приднестровья и город Бендеры на правом берегу Днестра, и находящуюся под защитой российских оккупационных войск, и признанную Кишинёвом Гагаузскую автономию, выступающую, тем не менее, в союзе с непризнанной “пмр”. Так, буквально на днях, Народное Собрание Гагаузии и “верховный совет” “пмр”  подписали соглашение о взаимном сотрудничестве, что, по сути, является откровенно сепаратистским пактом, направленным на углубление раскола Молдовы.

Во-вторых,  Молдова расколота социально и ментально – по языковому признаку: на русскую и румынскую общины. Всё это делает молдавское общество крайне фрагментарным, причем эти фрагменты находятся друг с другом  в напряженных отношениях. А внешние игроки, действующие из Кремля, стараются, как только могут,  усугубить эту напряженность.

Это, в свою очередь порождает слабость и неэффективность власти, что сильно компрометирует любые проевропейские реформы.  Играя на хроническом недовольстве общества действиями власти, российским стратегам “гибридной войны” в значительной степени удалось канализировать протестные настроения в поддержку “пророссийского курса” и одержать серьёзную победу на президентских выборах, на которых одержал победу откровенно пророссийский Игорь Додон.

Несмотря на незначительность полномочий президента, российские игроки,  опираясь на Додона, как на плацдарм, захваченный  во власти продолжают работать на  подрыв доверия к любым проевропейским шагам, предпринимаемым как центральными, так и местными властями. Они явно рассчитывают на победу на парламентских выборах 2018 года.

Одновременно с подрывом доверия у значительной части общества к евроинтеграции и к ЕС пророссийские “гибриды” чрезвычайно активно нагнетают антиамериканские и антинатовские настроения.

Этого удается достичь в значительной степени благодаря созданию достаточно замкнутого информационного поля. Молдавского зрителя и читателя удалось черпать информацию исключительно на местных информационных ресурсах, примерно на 80%  контролируемых агентами России, причем, речь идет о ресурсах как на русском, так и на румынском языке. Это обеспечивает известную узость и провинциальность восприятия,  а та часть информационного поля, которая при этом остаётся незаполненной, заполняется российскими новостями. Прибавим к этому российские развлекательные программы, фильмы и сериалы – и мы получит медиа-пространство, практически полностью контролируемое Россией, на котором с огромным трудом выживают несколько сайтов, несущих альтернативные точки зрения.  При этом – и это надо ясно понимать, российские и пророссийские ресурсы сегментированы под нужды различных групп потребителей.  Российская пропаганда вовсе не насаждает  единую точку зрения по всем вопросам!  Напротив, её устраивает некоторый раскол в обществе, по проблемам, выдвигаемым на первых план информационного поля – но, в принципе, маловажным.  Важнейшие же проблемы вполне сознательно подаются как проблемы второго плана, что резко снижает дискуссионный накал вокруг них и позволяет ненавязчиво продавливать российский подход, делая его само собой разумеющимся, воспринимаемым некритично и рутинно, как ряд стереотипов, просто неинтересных для обсуждения: “В  Украине – гражданская война”, “ВСУ убивает детей на Донбассе”, “В Европе сплошная содомия”. Всё это цементируется  эксплуатацией советских информационных стереотипов: “Великая Победа”, “бесплатная медицина и образование”, “Мы – победили фашизм” – с немедленной отсылкой на украинских, румынских, грузинских и иных “фашистов”.

Несмотря на внешнюю примитивность такая идеологическая структура чрезвычайно прочна, она буквально пронизывает всё общество, легко воспроизводится в новых поколениях и чрезвычайно трудно поддается демонтажу и замещению.  Дополнительными факторами, обеспечивающими её живучесть, становятся крайняя разобщенность политической элиты, порождаемая глубоким расколом всего общества, обилие  агентов влияния и “полезных идиотов”, которых Россия прикармливала и продвигала с момента провозглашения Молдовой независимости и фактическое  отсутствие в Молдове национальной идентичности.  О последнем факторе, который, к счастью,  почти не свойствен Украине, следует сказать особо.

Читайте также  Россиян лишат "Кока-колы". Хватит с них и "Буратино"

В отличие от Украины, Молдова не имеет ни истории борьбы за собственную государственность, ни пантеона героев такой борьбы. Попытки создать его искусственно раз за разом терпят крах.  Для того, чтобы такие попытки были успешны, необходимы зримые  успехи в  государственном строительстве, которых, не то, чтобы совсем уж не было за четверть века, но которые наглухо перекрываются в общественном сознании очевидными для всех неудачами и провалами. В результате, граждане Молдовы, не уважая своё государство, не видя его успехов, не ощущая его заботы обращают взгляд на другие страны, где их – как они надеются – могли бы принять  как своих. Основными направлениями таких взглядов стали в последние годы Россия и Румыния.  Но при этом  Россия, в отличие от Румынии,  активно использует своих “зарубежных граждан” как пятую колонну – как инструмент дестабилизации и разрушения молдавского государства.  ПРи этом, Россия абсолютно равнодушна к судьбе таких граждан, которых, по большому счёту, они и за полноценных граждан-то не считает. Они – лишь предлог для вмешательства России во внутренние дела Молдовы ( и других государств, где имеется большая диаспора россиян), а их страдания России необходимы. Не будет страданий – не будет и повода для вмешательства!

Всё это, вместе взятое, создаёт в Молдове крайне сложную ситуацию. Описывая её в терминах “атомных часов”, где положение минутной стрелки  характеризует опасность ядерного конфликта в мире (чем ближе к полуночи – тем выше риск) можно сказать, что Молдова уже многие годы живет в состоянии “за пять минут до пророссийского путча”.

Что со всем этим делать?

Элита страны, против которой готовится – или даже уже началась гибридная война, как правило, пребывает в состоянии благодушной расслабленности и не ждет удара – и Молдова в этом плане не является исключением, констатировал в своей лекции Виталий Андриевский. Между тем, примеру Украины показывает, что удар может быть нанесен внезапно – в тот самый момент, когда страна наименее всего готова к сопротивлению. В случае Украины Россия воспользовалась для начала агрессии моментом постмайданного “междувластия”, когда легитимный президент ударился в бега и власть в Украина на мгновение повисла в воздухе. Но этого мгновения, длившегося всего несколько дней – до назначения Турчинова и.о. президента хватило для захвата Крыма и ввода российских войск и парамилитарных формирований на Донбасс. В случае с Молдовой таким моментом “междувластия” могут стать парламентские выборы – и беспорядки, спровоцированные в связи с сомнениями – реальными или надуманными – в объективности подсчета голосов.  Именно в этот момент и может сработать формула гибридной агрессии сформулированная начальником Генштаба РФ Герасимовым:

“Акцент используемых методов противоборства смещается в сторону широкого применения политических, экономических, информационных, гуманитарных и других невоенных мер, реализуемых с задействованием протестного потенциала населения. Все это дополняется военными мерами скрытого характера, в том числе реализацией мероприятий информационного противоборства и действиями сил специальных операций.”

Всё буквально один в один подходит к поствыборной ситуации, которая может сложится в Молдове по результатам выборов 2018 года. Что касается военных мер скрытого характера то они легко могут быть реализованы на базе российского контингента и российских военных складов в оккупированном Приднестровье.  Предварительная подготовка к обрушению Молдовы, вероятно, начнется примерно за полгода до выборов и будет носить характер, в первую очередь, экономической  дестабилизации.  Как подчеркнул Андриевский, когда нужно воздействовать на какую-либо страну, которая, по мнению России, проводит политику не соответствующую интересам Кремля, против этой страны в первую очередь вводятся запреты на поставку товаров на российский рынок.  При этом, формально запрет носит неполитический характер и вводится санитарными службами России, ставшими, по сути, одним из родов “гибридных войск”.

Ещё одной формой давления , взятой на вооружение в гибридных войнах, стала энергетика.  По сути, газовые поставки и формирование газовых цен, стали постоянными  инструментами гибридных войн, которые Россия ведет против других стран.  Новейшая история Украины даём немало примеров таких гибридных операций.

Обе страны – и Молдова и Украина – ещё до начала российской агрессии сталкивались с присутствием российских войск на своей территории. Пример Украины, где российские “постояльцы”  стали сначала источником постоянных провокаций против украинского государства, затем – базой и кадровым ресурсом для всякого рода антиукраинской деятельности, от шпионской до прямо террористической, поскольку территория российских воинских частей была закрыта для украинских правоохранителей, и, наконец, превратились уже в прямых агрессоров должен стать уроком для Молдовы – ясным сигналом того, что до тех пор, пока на молдавской территории размещены российские войска – Молдова находится под угрозой их удара.

Иными словами, никаких оснований для благодушного настроения в Молдове сегодня нет. По сути, Молдова находится сегодня в положении Украины 2013 года – за пять минут до начала  агрессии, которая готовилась как минимум полтора десятилетия, но ещё не догадываясь об этом. Это означает, что Молдове самое время принимать превентивные меры против  возможного гибридного удара, не дожидаясь, когда этот удар будет нанесен.

К этому, собственно и свелась позитивная часть лекции: не расслабляться, не считать, что “с  Молдовой такого случиться не может”, учиться на примере Украины, усваивая и адаптируя к молдавским реалиям как её успешный опыт, так и опыт её неудач.  Вообще – тесно союзничать с Украиной, как со страной, не только сопредельной но и способной, в силу собственного опыта, как никакая другая страна понять ситуацию, в которой сегодня находится Молдова.  И – это очень важно – консолидироваться с Украиной в деле противодействия российской пропаганде, поскольку война идет в первую очередь за умы людей.

Сергей Ильченко, специально для Гуляй Поля

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...