Киев забыл о приднестровских украинцах

Между тем, поддержка соотечественников в ПМР могла бы стать одним из способов противодействия российской агрессии.

Российская агрессия, аннексия Крыма и война на Донбассе совершенно отвлекли внимание Киева от проблем украинцев, живущих в Приднестровье. Это почти 160 тысяч человек, из которых в 2004 годы украинское гражданство имели 44 400 тыс. Сколько сейчас – неизвестно.

В соседней Румынии, если взять среднее число из разных данных, этнических украинцев чуть более 61 тыс. человек. В Молдове – около 280 тысяч. В Венгрии – свыше 7 тыс. украинцев. В Словакии, к которой мы позже еще вернемся, украинская диаспора насчитывает около 11 тыс. человек. В Белоруссии – те же 160 тысяч, что и в Приднестровье. Цифры эти, конечно, не вполне точны, но их порядок позволяет составить определенное представление о численности диаспор.

Так вот, среди всех перечисленных стран, украинцы в ПМР оказались в самом незавидном положении. Речь здесь не об экономической составляющей, а об элементарной возможности получить начальное образование на родном языке. Подрастающее поколение украинцев в непризнанной республике фактически лишено этой возможности. И это следствие не так политики местных властей, как безразличия со стороны Украины.

Если до конца 2015 года еще хоть как-то действовала “Государственная программа сотрудничества с заграничными украинцами”, утвержденная в июле 2012-го, соответствующим постановлением Кабмина, то сейчас таковой просто нет. В ПМР, городе Рыбнице, вот уже двадцать лет работает украинская средняя школа №1 им. Леси Украинки. За это время из ее стен вышли более тысячи выпускников. Сегодня в ней обучается сотня детей. Но, по словам директора Светланы Платоновой, это количество будет неумолимо снижаться.

Причина одна: приднестровские украинцы практически лишены перспектив на продолжение образования на исторической родине. За два последних года школа не получила ни одной квоты на места в украинских вузах. Ранее дети имели возможность поступать по льготному принципу в Одесский политех, Юракадемию, Экономический университет и т.д. Сегодня эти перспективы, мягко говоря, призрачны. Между тем, в указанной Программе было прописано, что одна из главных ее задач – это “сохранение национально-культурной идентичности заграничных украинцев, использование их интеллектуального, культурного и духовного потенциала для утверждения позитивного международного имиджа Украины”.

Но о каком позитивном имидже можно говорить, если Украина фактически отказывает в поддержке заграничным соотечественникам?

Так что дирекции украинской школы в Рыбнице приходится решать свои проблемы самостоятельно. Да, делегацию школы приняли в Комитете Верховной Рады по вопросам образования и науки – обещали изучить вопрос. Да, в Одесской облгосадминистрации проявили интерес к проблеме и тоже пообещали не забывать. И даже подчеркнули, что это очень важно, и задачу с поддержкой школы необходимо решать.

Читайте также  Телеканал France24 обнаружил на Донбассе россиян, которых там нет

Впрочем, для этого не требуется чего-то сверхъестественного. Для начала необходимо, как минимум, принять новую Программу о сотрудничестве и поддержке заграничных украинцев, где Приднестровью был бы отведен отдельный раздел ввиду специфики региона. В него же стоило бы включить следующие пункты: – обеспечение заграничных украинцев учебниками и литературой; – организация обучения учителей на базе Института повышения квалификации в Украине; – возможность для учеников школы принимать участие в украинских школьных олимпиадах, семинарах и конференциях; – облегчение процедуры нострификации приднестровских дипломов в Украине, пусть, даже, через Кишинёв; – усовершенствование системы финансовой поддержки и выделения грантов для талантливой молодежи из числа заграничных украинцев.

Фото: puerrtto.livejournal.com

Пусть это будет хотя бы такой минимум, но он действительно необходим. Для Москвы непризнанная ПМР сейчас особенно ценна, в частности потому, что этот анклав представляет собой удобный плацдарм для удара в спину Украине – и это отнюдь не секрет. В то же время, такая угроза была бы значительно ниже, если бы на протяжении минувших десятилетий Украина вела системную работу со здешней диаспорой. Но время безнадежно утрачено. Однако ни одна война не длится вечно, а обеспечение безопасности своего ближайшего внешнего периметра соответствует интересам любого государства – и в случае с ПМР это необходимо делать немедленно. Тем более что такая культурная экспансия в конечном счете в перспективе окажется ничуть не менее надежным “предохранителем”, чем вооруженные силы, – и в дальнейшем будет способствовать разрешению приднестровской проблемы.

В целом же, выращенное лобби в долгосрочной перспективе всегда надежнее, чем нанятое, и примеры Британского Содружества или Франкофонии здесь более чем красноречивы. Когда-то, в годы Второй мировой, Уинстону Черчиллю предложили урезать расходы на образование и культуру. Он отказался со словами: “А для чего мы тогда воюем?…” 

ИГОРЬ БОЛДЫРЕВ, Деловая Столица

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...