Россияне все не могут успокоится: теперь Бабий Яр

Монтаж временной малой архитектурной формы Арт-объекта «Инсталляция Бабий Яр».

Главная угроза – что мемориал вообще не состоится. Там есть деньги, но плоха концепция, тут концепция хороша, но с финансированием есть проблемы.

Накануне стало известно, что фонд Бабий Яр, который финансируется российским бизнесом и которым занимается российский режиссер Илья Хржановский, начал земляные работы, монтируя на месте «Временную малую архитектурную форму Арт-объект «Инсталляция Бабий Яр»., пишет на своей странице в Facebook писатель, поэт, переводчик, блогер, клинический психолог, психиатр Борис Херсонский.

«Мне кажется, что трагедия Бабьего Яра, как и любая масштабная трагедия имеет отношение к вечности, нечто вроде оттисков человеческих фигур в пепле Геркуланума и Помпеи. Это не подвластно моде», – пишет блогер.

Любая попытка превратить трагедию в ролевую игру (а это-то как раз и в большой моде), в реконструкцию с одной стороны обесценивает страдание, а с другой обнажает худшее, что есть в человеке.

«И, разумеется, приняв роль злодея, ты выпускаешь на волю зверя в себе. «Как будто бы» работает не всегда», – подчеркивает Херсонский.

Подобные эксперименты проводились и описание их в каждом учебнике по социальной психологии. К примеру т.н. «тюремный эксперимент» – на эту тему даже был снят художественный фильм.

«Результат – подобные эксперименты были запрещены. Зачем возрождать то, что где-то уже принесло цветы зла и плоды насилия?», – отмечает Херсонский.

Сдержанность музея Яд Вашем на мой взгляд – прекрасный образец увековечения памяти жертв.

«Я не думаю, что необходимо делать клоны этого музея. Но содержание, особенно эмоциональное, должно быть тем же», – подчеркивает Херсонский.

Не забываем – российская пропаганда все время подчеркивает роль «украинских коллаборантов» в трагедии Бабьего Яра. Элемент антиукраинской пропаганды ощущается в том, что нашим современника предлагают выбрать роль палачей, как одну из опций.

«По крайней мере я – ощущаю так. Правда, что население оккупированных нацистами городов было в основном безучастно к трагедии еврейского народа», – подчеркивает Херсонский.

Читайте также  Ловушка для ультраправых: национальная однородность – признак бедности

«А где-то с энтузиазмом растаскивали «еврейское наследство» – в Киеве нацисты с этим боролись: порядок – главное, за нарушение – расстрел. Но в Одессе при румынах дела обстояли иначе», – добавил он.

Есть еще один аспект. В Бабьем Яру были расстреляны преимущественно евреи. Но не только.

«Там погибли люди других национальностей – пусть не столь много, но каждая жизнь заслуживает памяти», – отмечает Херсонский.

Кстати, более 600 деятелей украинского националистического движения также были расстреляны там, и цыгане тоже.

«Строить для всех один мемориал? Кто-то скажет, что это преуменьшение жертв еврейского народа. Сделать один на всех? Религиозный аспект проблемы останется за бортом», – отмечает Херсонский.

Главная угроза – что мемориал вообще не состоится. Там есть деньги, но плоха концепция, тут концепция хороша, но с финансированием есть проблемы.

«Кроме того, нам в Украине всегда сложно договориться друг с другом, кто-то всегда будет недоволен. Идеология, к сожалению, и стыду, влияла и влияет на увековечение памяти жертв», – подчеркивает Херсонский.

Разумеется, продолжающаяся война и аннексия Крыма Россией, а также разнузданная антиукраинская пропаганда затрудняет принятие любой инициативы, исходящей из замаранных украинской кровью рук РФ. Впрочем, понятно, что частный проект исходит от людей еврейской национальности, не жалеющих денег.

«У кого-то родственники погибли там. И само по себе гражданство РФ не определяет ситуацию, хоть и влияет на нее», – подытожил Херсонский.

Автор Борис Херсонский
Источник Facebook

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...