Казарин: журналистика скорее мертва, чем жива

Журналистика и Интернет.

У журналистики есть немало причин, чтобы проиграть битву за умы людей. В последние годы, отмечает Казарин, в Украине журналистика полностью сдает позиции.

Интернета лишил журналистику монополии на посредничество. Новая среда привела к появлению людей, которые общаются с аудиторией напрямую, минуя редакции, пишет в своем Telegram-канале «Kazarin» журналист и публицист Павел Казарин.

«Блогерство перестало быть исключением – оно стал новой нормой. Классическим медиа приходится бежать со всех ног – только чтобы оставаться на месте», – пишет публицист.

Появление интернета воспринималось как победа над институциональной цензурой. Мы ошиблись. На смену институциональной цензуре пришла добровольная.

«Интернет привел к появлению информационных пузырей – тех, в которые мы погружаем себя сами, не желая слышать альтернативные точки зрения», – отмечает Казарин.

Любая социальная сеть позволяет пользователю окружить себя удобным контентом. Люди, с которыми мы не согласны, рано или поздно исчезают из нашей ленты новостей», – подчеркивает Казарин.

«Очень скоро мы оказываемся в «теплых ваннах» – и начинаем мерять по ним реальность. Новая медиасреда не расширяет горизонты, а сужает их до точки зрения твоих единомышленников.

«Рост контента увеличил конкуренцию. Оказалось, что в новой реальности торговать эмоциями куда выгоднее, чем добавочным знанием», – отмечает Казарин.

Вдобавок, «зрада» по всему миру продается куда лучше «перемоги». В результате, люди думают о реальности куда хуже, чем обстоят дела на самом деле. И это не только украинская проблема – французы убеждены, что 25% их соотечественников – мусульмане, хотя на самом деле лишь 8%.

«Журналистика оказалась полем боя. На котором ведут сражение популисты, провокаторы, лоббисты и даже отдельные государства», – подчеркивает Казарин.

Между реальностью и тем, как люди ее себе представляют, есть зазор – и в этот зазор теперь вбивают клинья как одиночки, так и целые правительства.

«Мы так и не стали рынком. Классическим медиарынком, в котором люди платят за нашу работу напрямую (через подписку) или косвенно (просмотром рекламы)», – отмечает Казарин.

В наших рядах оказалось слишком много штрейкбрехеров. Они готовы предоставлять аудитории бесплатный контент ради решения задач своего собственника.

«Мы успели привыкнуть к тому, что джанк-фуд вытесняет здоровое питание. Пришла пора привыкать к тому, что нечто подобное с классической журналистикой делает джанк-контент», – подчеркивает Казарин.

Читайте также  Перехват хамства. Российская пропаганда против чиновников

Против нас играют финансово-промышленные группы и партийные медиа. Российские пропагандистские холдинги и доморощенные провокаторы-одиночки.

«Наши конкуренты меньше всего думают о рыночных правилах, потому что не пытаются быть бизнесом. Пока журналистика пытается объяснять стране страну, они стараются оспаривать реальность», – отмечает Казарин.

И в этой схватке они используют неконвенционное оружие. Страхи, слезы, слабости и предрассудки.

«В нашей стране есть только пять источников денег. Любые медиа обречены выбирать себе финансирование из ограниченного меню. Это госбюджет, олигархи, западные гранты, российские вливания и сам потребитель», – подчеркивает Казарин.

Те, кто пытаются работать по правилам, всегда оказываются в худшем положении, чем те, кто не пытается. Страна совершает глупости, потому что не платит за информацию. Страна не платит за информацию, потому что ее убеждают совершать глупости. Замкнутый круг, из которого выбраться довольно непросто.

Коррупцию сложно победить, потому что от нее проигрывают все – но по чуть-чуть, а выигрывают немногие – но много.

«С журналистикой все точно так же. От отсутствия качественного контента теряют все – но понемногу и незаметно. А выигрывают вполне конкретные центры влияния – но ощутимо и впечатляюще», – отмечает Казарин.

А в результате одиночками оказывается уже мы сами. Та самая журналистика, которая пытается работать по стандартам. Против нас играют большие деньги и большая политика. Мелочная жадность и традиции недоверия.

«Привычка упрощать реальность и магическое мышление. Те, кто готовы быть официантом – всегда будут зарабатывать больше своих коллег по цеху. Проблема лишь в том, что принцип «чего изволите» имеет мало общего с нашей профессией», – подчеркивает Казарин.

Но все это – вовсе не повод сдаваться. В конце концов, побеждать, будучи в большинстве – это скучно.

«А потому – let’s get ready to rumble», – подытожил Казарин.

Автор Павел Казарин
Источник Telegram-канал Kazarin

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...