Дно и ужас российской тюрьмы. Сенцов своем о пребывании в кремлевских застенках

Лучший вопрос журналиста ко мне был о моменте, когда я почувствовал себя свободным. Вот не наступил этот момент.

Российская тюрьма – это карикатура российского общества. Со времен ГУЛАГа подходы мало изменились, пишет на страницах «Нового Времени» бывший политузник Кремля, украинский кинорежиссер Олег Сенцов.

«Сейчас меньше бьют, меньше убивают, сейчас лучше кормят, не всех заставляют рубить лес. Но подход к тебе как к скотине остается. Когда ты спускаешься на низы, ты никто», – пишет экс-политузник.

Обычный российский заключенный – это парень 25 лет, сидящий за наркотики. Где‑то курил с друзьями, его там хлопнули, дали семь-восемь лет как будто за продажу. Есть и мужики, которые просто по пьянке соседа ножом пырнули. Настоящие преступники сидят в других тюрьмах, а это обычный народ.

«Кто‑то из них там любит Путина агрессивно, но это небольшой процент на самом деле. Кто‑то также активно его ненавидит, даже в тюрьме открыто об этом говорят. Большинство пассивно, им все равно», – отмечает Сенцов.

«Но из‑за того, что они пять лет смотрят телевизор и пять лет их заставляют видеть украинцев-врагов, это давление проявляется. Дескать, бандеровец-террорист вон сидит. Особенно их злило, что я по национальности русский и против России пошел. Предатель», – добавил он.

А вообще, сильных уважают в любом случае, даже враги. Поэтому Украина должна быть сильной. Тогда нас будут уважать.

«Самые тяжелые недели в тюрьме – первые. Первые секунды после пробуждения в камере. У себя во сне ты еще вольный человек, а просыпаешься и первую секунду осознаешь, что ты в тюрьме», – подчеркивает Сенцов.

И в эту первую секунду тяжело понять: все, что произошло – тяжело, долго и серьезно. Через две недели тюрьма постепенно проникает в сны, и ты сидишь даже во сне.

И постоянно то камера, то милиция, то зэки, то бараки. Даже если во сне происходит сюжет, совсем отличный от тюремного, тюрьма все равно там есть. Сидится с этим легче.

«Я очень боялся, что выйду и тюрьма мне будет сниться. Первую неделю очень плохо спал. Мозг перевозбужден, не мог отключиться. Потом стал пить успокоительное, стал спать по три-четыре часа, сейчас уже нормально сплю. Тюрьма с тех пор не снилась ни разу», – отмечает Сенцов.

«В тюрьме можно читать, учить языки. Я учил английский. Писать разрешено, но не разрешено о тюрьме. Я писал, и рукописи не изъяли только потому, что у меня плохой почерк, никто ничего не понимал», – добавил он.

Особенно было страшно, когда брали дневники голодовки. Оперативник их читает, а политузник в этот момент думает: «все, конец». Изымут, и он больше никогда не увидет весь свой архив, то есть все пять лет работы пойдут прахом, потому что он же ничего не высылал на волю. Потом уже, после голодовки, выслал свой сборник рассказов «Маркетер», выслал роман, сценарий.

Дневники помогали сохранять рассудок в последние месяцы голодовки. Сенцов понимал, что, скорее всего, выживет, но когда «ты каждый день не знаешь, что будет завтра», то становишься максимально откровенным. Он писал о том, что с ним происходит «здесь и сейчас», о том, что с ним происходило до этого в тюрьме, ну и вообще все свои мысли. Сейчас, когда планируется издавать эти записи, Сенцов решил ничего не редактировать. Так, будто они посмертные, как писались.

«Лучший вопрос журналиста ко мне был о моменте, когда я почувствовал себя свободным. Вот не наступил этот момент. Я всегда себя чувствовал свободным, мне всегда хорошо, у меня всегда внутренняя гармония», – подчеркнул Сенцов.

«Да, в момент освобождения это было эмоционально, но не было такого – вау, сейчас буду жить другой жизнью. Я интроверт, я живу внутри, внутри меня ничего не изменилось. Да, больше событий, больше людей, больше позитива. Я‑то уже привык общаться с зэками, там определенный контингент», – добавил он.

Конечно, сейчас люди узнают на улицах, много внимания, но я не боюсь превратиться в памятник самому себе. Ведь и смешного много.

«Недавно два поляка со мной летели, тоже с ПАСЕ, очень внимательно смотрели, потом подходят: «Пан, мы вас знаем, видели по телевизору. Вы же из Украины?». «Да», – говорю. «Так вы Кличко!» – радостно узнали они. А вы говорите, памятник», – подчеркнул Сенцов в заключении.

Автор Олег Сенцов
Источник Новое Время
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...