Типчик президента. Почему нет смысла в увольнении скандального пресс-секретаря Мендель?

Пресс-секретарь президента, повисающая на микрофоне, – визуальная метафора нашей внутренней немоты.

В отечественной медиасфере очередной скандал. В его центре оказалась пресс-секретарь президента Юлия Мендель. Одно из новых лиц, на которые журналистское сообщество возлагала некоторые надежды – Юлия до этого назначения журналистскую работу знала не понаслышке, пишет Екатерина Щеткина на страницах издания «Деловая Столица».

«Тем неприятнее выглядит история. Коллеги обвиняют пресс-секретаря президента в том, что она препятствует работе журналистов, в том числе неконвенциональными методами – путем прямого насилия. Скандал спровоцировала история с журналистом «Схем» Сергеем Андрушко, которого Юлия удерживала на расстоянии от президента и главы его офиса», – пишет журналист.

Также в поле зрения критиков попал похожий случай с журналистом «Радио Свобода» Кристофером Миллером, который успел обменяться рукопожатием с президентом и даже начал задавать свой вопрос, но тут сбоку подскочила пресс-секретарь, повисла на коллеге и увлекла его вдаль.

«На протесты коллег Юлия твердо ответила, что именно в этом и состоит ее работа. Из чего профессиональное сообщество сделало единственный возможный логический вывод: работа пресс-секретаря президента заключается в том, чтобы не давать журналистам делать свою», – отмечает Щеткина.

Нужен ли Украине Донбасс? Нет, если на условиях капитуляции Путину

Коллеги имеют полное право требовать замены пресс-секретаря. Хотя бы на том основании, что препятствование журналисту в его работе противозаконно. Препятствовать должностному лицу, впрочем, тоже противозаконно. Законы – как и профессиональные интересы – иногда входят в клинч.

«В этом случае вступают в силу другие законы – законы жанра и правила игры. По которым, в частности, публичный человек, до которого журналисту удалось добраться в публичном же пространстве, является его законной добычей. Не весь без остатка, конечно, не с потрохами, но на один-два вопроса журналист имеет полное право», – подчеркивает Щеткина.

Юлия Мендель, помимо прочего, нарушила правила игры, которые позволяют ее профессиональному сообществу эффективно выполнять свою работу и социальную миссию.

«Ситуация с Юлией и критикой ее методов со стороны профессионального сообщества усугубляется тем, что она сама родом из расследовательской журналистики. Ей наверняка и самой не раз приходилось врываться в чужое личное пространство, задавать несогласованные вопросы, чтобы добыть информацию, которую кто-то старается скрыть», – отмечает Щеткина.

То, что она делает теперь, журналистское сообщество воспринимает не иначе, как «переход на темную сторону». Она защищает интересы клиента, которые сводятся к тому, в частности, чтобы публика поменьше знала.

«Постановка вопроса – «на кого работает пресс-секретарь?» – сама по себе непростая. Он является частью команды и работает, конечно, в ее интересах. Но платит ему не президент, а налогоплательщик», – подчеркивает Щеткина.

И эффективность работы пресс-секретаря зависит от того, какие отношения он сохраняет с профессиональным сообществом. Это, если хотите, вопрос доверия: журналисты должны чувствовать в пресс-секретаре хотя бы отчасти союзника в деле получения достоверной информации.

«Однако зачастую к пресс-секретарям работодатели относятся как к обслуживающему персоналу. То есть если наш президент – «слуга народа», то его пресс-секретарь – «слуга слуги», как папа римский, носящий титул «раб рабов Божьих». Тут Юлия Мендель – незаменимый работник. Она как лев бросается на защиту своего клиента и совершенно искренне оправдывается тем, что защищает его личное пространство», – подчеркивает Щеткина.

Гибридная война между Москвой и Киевом. Катастрофическое различие понимания мира на Донбассе

Судя по всему, работодатель доволен ее работой. Его личному пространству с такой охраной ничего не грозит. И он добродушно шутит: «Юля, вы сегодня еще никого не толкали?».

«Но отшутиться не получится: просто Владимир Зеленский никак не выйдет из сценического образа и не поймет, что шутки кончились, осталась только суровая правда жизни. Во-первых, с каких пор защита личного пространства – физическая защита – стала работой пресс-секретаря? Во-вторых, и это еще интереснее, есть ли вообще у президента в рабочее время личное пространство?», – отмечает Щеткина.

Скажу сразу: с точки зрения нормальной западной журналистики с ее акульим оскалом, никакой неприкосновенности личного пространства у публичного лица нет и быть не может. У вас есть личное пространство до тех пор, пока вы частное лицо. Но если вы президент, принцесса, звезда сцены или экрана, все становится по-другому. Вы расплачиваетесь своей приватностью за статус звезды и все те ништяки, которые этот статус дает.

«С точки зрения профессионала, президент был законной добычей журналиста, которому удалось добраться до его «тела». Журналист имел полное право на свою минуту славы – один-два вопроса, пока сориентируется охрана и умело его ототрет. Никаких претензий к охране – это ее работа, так же как добраться до президента и добыть информацию – работа журналиста», – подчеркивает Щеткина.

Но в мире больше нет правил: между президентом и коллегой оказалась не охрана, а пресс-секретарь. Как в футболе: игрок прорвался в штрафную, обошел вратаря, и в тот момент, когда он готов ударить по воротам, кто-то хватает его за ноги и валит на газон. Согласитесь: пенальти с «горчичником». А за повторное нарушение – красная карточка. То, чего журналисты и требуют для Юлии Мендель.

«Сейчас коллеги гадают: уволят ли Юлию после обращения, или власть отделается шуточками – и это будет сигналом о том, что ей, в сущности, чихать на гражданское общество, свободу слова и другие «химеры». Отчасти я согласна с такой постановкой вопроса», – отмечает Щеткина.

Но лишь отчасти, потому что украинская власть, и в этом новые лица ничем не отличаются от старых, не понимает: если персонал хорошо обслуживает – зачем же его увольнять? А обслуживает не просто хорошо, можно сказать, самоотверженно обслуживает.

Применение «формулы Штайнмайера» к Крыму. Какого монстра разбудили в Минске?

«Впрочем, можно и уволить. Но изменится ли от этого ситуация? Говорим ли мы только о непрофессионализме пресс-секретаря, или имеет место какое-то системное явление, при котором пресс-секретарь просто оказался в центре внимания прессы, что естественно при его должности?», – подчеркивает Щеткина.

Коллеги настаивают на том, что действия Юлии непрофессиональны. Да, с этим не поспоришь – она не личный бодигард Зеленского. Но таков теперь тренд.

«Если помните, с Трампом тоже случалось подобное, когда во время пресс-конференции его пресс-секретарь (тоже дама) пыталась вырвать микрофон из рук журналиста «CNN». Пресс-секретари превращаются в бодигардов, а лучше – бодигардесс, ведь мир имеет все более выраженную информационную природу, а женщине, в отличие от мужчины, не воспрещается распускать руки», – отмечает Щеткина.

Странное поведение президентского пресс-секретаря ставит перед нами сразу серию проблем, которые не решаются одним увольнением. О профессионализме сказано достаточно.

«Важнее, как понимают профессию и сам работник, и его работодатель. Но еще интереснее: какого типа лидер стоит во главе нашего государства? До сих пор мы сталкивались с двумя типами государственных лидеров: демократичные и открытые, или закрытые, к которым просто так не подойдешь», – подчеркивает Щеткина.

Как правило, никто из лидеров не скрывает, к какому типу он принадлежит. Причем вовсе необязательно выставлять вперед себя крепких парней в непременных черных костюмах и спиральным проводом за ухом.

«Но теперь перед нами что-то новенькое. Популисты, с одной стороны, хотят выглядеть доступными, открытыми, своими парнями, едиными с народом. Но с другой стороны, они и не думают быть доступными в реальности. И как решить эту дилемму красиво, они пока не знают. И получаются скандалы, причем, как видим, не только у Зеленского, но и у его американского коллеги», – особо подчеркивает Щеткина.

Тело нашей новой власти оказалось ничуть не доступнее прежних. Журналисты и публика по-прежнему не имеют возможности задать президенту свои несогласованные вопросы. И у политиков, в свою очередь, нет ни одного шанса дать нам несогласованные ответы. Все, что происходит между публикой и властью проходит тщательную процедуру согласования.

Мифы о рынке земли. Чего на самом деле не следует бояться?

«Отсутствие традиции свободы слова – наследие СССР, когда не только пресса не писала то, что считала нужным, но и должностные лица не говорили своими словами – у них не должно было быть своих слов, только линия партии, «отлитая в граните», как выразился один постсоветский лидер. Эта традиция жива по сей день, она выражается в иногда многоступенчатом согласовании вопросов и ответов и невозможности подступиться к телу власти без этих согласований», – отмечает Щеткина.

И есть еще одна проблема, охватывающая значительно больший социальный сегмент. Не только президенты, государственные деятели, политики и чиновники – большинство постсоветских людей имеет проблемы с коммуникацией. Большинство из нас боится говорить и не умеет слушать.

«Бесконечные согласования – это не только свидетельство закрытости политиков, но и отсутствие культуры коммуникации в обществе в целом. Юлия Мендель, повисающая на микрофоне, – визуальная метафора нашей внутренней немоты. Вот в каком качестве ее следовало бы уволить», – подытожила Щеткина.

Автор Екатерина Щеткина
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...