Будущее украинского кино. Как неопределенность убивает искусство

Неопределенность с финансированием была и остается основательным постоянным вызовом для киноотрасли, с чем уже столкнулась и новая власть.

Новые руководители украинской культуры Александр Ткаченко и Владимир Бородянский (в прошлом – одни из самых влиятельных топ-менеджеров украинского телевидения) публично выразили свое недовольство результатами последнего конкурсного отбора кинопроектов Государственного агентства Украины по вопросам кино, пишет на страницах «Нового Времени» экс-глава Государственного агентства по вопросам кино Украины Филипп Ильенко.

«Очевидно, мне стоит также высказаться по этому поводу», – пишет экс-глава Госкино.

Во-первых, необходимо отметить, что председатель Госкино не определяет победителей конкурса, это прерогатива Совета по государственной поддержке кинематографии (далее – Совет), принимающий все решения по результатам.

Во-вторых, мол, Совет расписал весь бюджет Госкино на три года вперед. Это не соответствует действительности. Причем по нескольким причинам сразу.

«С одной стороны, если просто сложить сумму ожидаемой государственной поддержки всех проектов-победителей 11 конкурса, то она действительно составит сумму около 1,6 млрд грн, а финансирование Госкино по бюджетной программе «Государственная поддержка кинематографии» на 2019 год составляет всего 505 млн грн», – отмечает Ильенко.

Но победа в конкурсе на самом деле не означает появления у Госкино любых финансовых обязательств перед продюсером проекта-победителя. Такие обязательства возникают только после подписания соответствующего контракта.

Бороться с коррупцией «по новому». Как теперь будут проверять украинских чиновников?

«А контракт может быть заключен в течение трех лет, и для этого продюсер должен выполнить целый ряд условий (в том числе подтвердить негосударственную долю финансирования), а также пройти еще одно рассмотрение своего проекта Советом, который подтвердит право на заключение такого договора. В самом контракте указывается распределение финансирования по годам. При отсутствии средств на финансирование контракта в государственном бюджете текущего года контракт не заключается», – подчеркивает Ильенко.

Предыдущий опыт свидетельствует о том, что по значительной части кинопроектов, которые побеждают в конкурсах, контракты так и не заключаются вообще. Дело в том, что подтверждение победы проектов дает их продюсерам возможность искать негосударственное финансирование или финансирование не в стране происхождения кинопроекта для лент совместного производства.

«Это непростой процесс, и не всем это удается. Могут возникнуть и другие причины: занятость режиссера в другом проекте, творческие конфликты, потеря актуальности, рост бюджета в результате инфляции и пр. Такими победившими проектами, но так и не заключившими контрактов, являются например, Дикобраз, Бабий Яр, Аэропорт, Вражеские иностранцы, Карпатский капкан и этот список можно продолжать, за последние годы он пополнился десятками названий», – отмечает Ильенко.

Производство полнометражных художественных фильмов в украинских реалиях, как правило, длится два-три года (а порой значительно больше). Это означает, что финансирование одного такого проекта происходит по меньшей мере из бюджетных ассигнований трех, а то и больше финансовых лет.

«Кроме того, фильмы финансируются в соответствии с финансовым планом, привязанным к производственным периодам. По целому ряду независимых от Госкино причин (политическая и финансовая нестабильность в стране, плохой инвестиционной климат, инфляция на рынке, творческие конфликты, отсутствие достаточного количества квалифицированных кадров, графики занятости актеров, сезонность или неблагоприятные погодные условия) зачастую даты завершения периодов и сдачи уже запущенных в производство проектов сдвигаются на следующие финансовые годы. В результате средства, запланированные на такие проекты в текущем году, высвобождаются и направляются на создание новых фильмов», – подчеркивает Ильенко.

Например, по состоянию на начало 2018 года в Госкино зафиксирован дефицит около 140 млн грн на создание фильмов, включенных в программу производства и обладавших соответствующими финансовыми планами на будущий год.

«Однако к концу года этот дефицит исчез и едва удалось избежать остатка неиспользованных средств. Мы не отказали в запуске ни одному фильму-победителю предыдущих конкурсов, а некоторых пришлось даже уговаривать заключить договора раньше», – отмечает Ильенко.

Демографический коллапс России. Живительные санкции ведут к вымиранию Мордора

Итак, на сегодняшний день никаких финансовых обязательств перед продюсерами в результате проведения 11 конкурсного отбора в Госкино не возникло ни на 2019-й, ни на три года вперед, тогда как финансирование победителей этого конкурса в реальности будет существенно меньше и разделится между бюджетными ассигнованиями, по меньшей мере на 2019−2025 гг., и это никоим образом не связано с бюджетом только 2019 года.

«В то же время на момент проведения конкурса у Госкино было около 350 млн грн нераспределенных средств на общем и 20 млн на специальном счетах бюджетной программы «Государственная поддержка кинематографии», что с учетом совокупности указанных выше факторов, а также календарно-постановочных и финансовых планов проектов-победителей, вполне позволяло (И сейчас позволяет) профинансировать проекты-победители 11 конкурса в 2019 году без возникновения дефицита», – подчеркивает Ильенко.

На момент проведения конкурса Госкино и Совету не было известно про объем средств по бюджетной программе «Государственная поддержка кинематографии» ни на 2020 год, ни, конечно же, на последующие годы. Никто не знал, что сумма поддержки составит 500 млн грн, 1500 млн или 0 млн гривен.

«Без сомнения, именно неопределенность с финансированием была и остается самым большим постоянным вызовом для киноотрасли, с чем уже столкнулась и новая власть. Речь идет не только об отсутствии понимания бюджета на три года вперед, – прежде мы интересовались, сколько денег на кино выделят в следующем году, только в последние дни декабря, а иногда и в начале января. Часто изменения в проект бюджета вносились ночью накануне его принятия, и, по факту, порой сами нардепы не знали, за что они голосовали в пять утра», – отмечает Ильенко.

В последние годы сюрпризами становилась не только сумма средств, но и то, каким именно институтам они будут предоставлены – Госкино, Минкультуры, Украинскому культурному фонду или кому-то еще.

«Таким образом, проводя любой конкурсный отбор, мы никогда не знали и не могли знать, какое нас ждет финансирование на следующий год. И если бы откладывали проведение конкурсов, то, учитывая длительность проведения отбора, утверждения его результатов и время, необходимое на заключение контрактов (включая прохождение тендерных процедур), то не могли бы эффективно и своевременно использовать средства бюджетной программы до конца года», – подчеркивает Ильенко.

Дело в том, что по правилам работы с госбюджетом в Украине остаток средств на общем счете бюджетной программы можно использовать только до конца финансового года. После этого он фактически «сгорает» и не переходит на следующий год, поэтому индустрия просто теряет эти деньги. А это гонорары авторов, актеров, съемочных групп, оплата услуг ренталов, сервисов с постпродакшна и другие расходы на кинопроизводство. Не использовать эти средства означает лишить работы и заработка очень многих коллег.

«Например, 7-й конкурсный отбор осенью 2014 года провели без малейшего понимания, когда сможем начать финансировать победителей. Но именно благодаря тому, что он состоялся, уже осенью 2015 года, когда впервые в истории украинского кино мы получили увеличение бюджета в течение финансового года, у Госкино уже были проекты для запуска в производство. Если бы мы промедлили, то, получив дополнительное финансирование в сентябре 2015 году, мы бы просто не успели провести конкурс и заключить контракты до конца года, и тогда эти деньги так и не попали бы в киноиндустрию», – отмечает Ильенко.

Работать по-другому у нас не было возможности. Можно было, конечно, не проводить конкурсы вообще, а потом возвращать сотни миллионов неиспользованных средств в конце года. Но если мы не можем эффективно использовать уже существующее финансирование киноотрасли, нам бы не было чем аргументировать перед правительством о необходимости постоянного увеличения. А без увеличения финансирования, за которое следует поблагодарить предыдущие правительство и парламент, возрождение украинского кино не произошло бы.

Шулерство с «тихой экспансия». Зачем Россия обсуждает Крым на форуме ОБСЕ?

«Основная работа любой власти в области культуры – искать деньги. Без финансирования все истории о смыслах, КРИ, рейтинги продюсеров и режиссеров могут остаться только предметом дискуссий. Пользуясь случаем, хотел бы заметить, что искать смыслы – это работа не власти, а креативного класса. Хотя в целом согласен, что со смыслами в нашем государстве действительно кризис», – подчеркивает Ильенко.

«Считаю, что в следующем году бюджет Госкино мог бы быть существенно увеличен. Причем для того, чтобы найти на это средства, далеко ходить не надо. Многие, в том числе и представители новой власти, говорили о том, что финансирование киноотрасли необходимо сосредоточить в одной институции, а следовательно, передать Госкино те ресурсы, которые на эти цели в 2019 году было выделено Министерству культуры и Украинскому культурному фонду. А это, соответственно, 50 млн и 400 млн грн», – добавил он.

Кроме того, у ликвидированного Министерства информационной политики были разработаны бюджетные программы более чем на 524 млн грн, из которых оно финансировало, среди прочего, и создание фильмов. Только за счет таких, как их называют финансисты, «переключателей скоростей» между государственными бюджетными программами в следующем году можно было бы легко профинансировать и победителей 11-го конкурсного отбора, который уже состоялся, и победителей конкурсов документального и анимационного кино и телесериалов, которым еще предстоит состязание, а также провести еще несколько конкурсных отборов без увеличения финансирования киноотрасли за счет других источников.

«Между прочим, Госкино регулярно предоставляло в Министерство культуры и Министерства финансов запросы на ежегодное финансирование отрасли в размере более 2 млрд гривен, поскольку именно такая сумма, по моему мнению, необходима для финансирования всех форм государственной поддержки киноиндустрии, предусмотренных законом о государственной поддержке кинематографии (включая кэш-ребейты и образовательные программы)», – отмечает Ильенко.

Однако анализ проекта государственного бюджета на 2020 год, обнародованного 16 сентября, к сожалению, свидетельствует о том, что такого перераспределения не будет, и в следующем году все останется так, как и в этом году: суммы финансирования Госкино и Украинского культурного фонда остаются практически без изменений, в новом Министерстве культуры, молодежи и спорта также останутся бюджетные программы прежних Минкультуры и Мининформполитики в практически тех же объемах и с теми же названиями.

«Следовательно, вопрос заключается не в том, что профинансировать победителей 11 конкурсного отбора невозможно, а именно в нежелании финансировать победителей конкурса, который проводился при предыдущем руководстве Госкино, и для этого необходимо найти соответствующие причины. Новая метла, конечно, по-новому метет. Но крайне досадно то, что при этом она наступает на старые грабли», – подитожил Ильенко.

Автор Филипп Ильенко
Источник Новое Время
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...