Почему Украина не Зимбабве. Несчастнейшая нация четырех континентов

Украинцы – самый несчастный народ Европы, обеих Америк и Австралии.

Таков итог нашего развития накануне 28-й годовщины Независимости. Как украинцы изменились за эти годы? Почему мы в упор не замечаем, что на самом деле Украина – не Уганда!? – рассуждает на страницах «Історична Правда» историк и публицист Александр Зинченко.

«Мы – на 133-м месте в нынешнем мировом рейтинге счастья. Перед нами, на 132-м месте – Чад, за нами – Эфиопия, Свазиленд, Уганда, Египет, Замбия, Того. По уровню счастья Украина – африканская страна», – сообщает историк.

Это невероятная наглость! Невероятная наглость – быть несчастными в условиях жизни, которые и не снились большинству наших соседей по этому рейтингу.

Для Эфиопии, Чада, Уганды и Того – мы даже не Швейцария. Между Украиной и Швейцарией цивилизационный разрыв и разница в уровне доходов меньше, чем между Украиной и нашими соседями по рейтингу счастья.

Украина – на 133 месте в мировом рейтинге счастья-2019. Мы – между Чадом и Эфиопией. На графике – первая и «наша» десятку рейтинга.

«В свое время все страны были поделены и рассортированы по уровню дневного дохода на четыре уровня (привет шведскому ученому Гансу Рослингу)», – отмечает Зинченко.

Большинство наших соседей из этого «счастливого» рейтинга и сейчас находятся на первой ступени. Уровень доходов на ней – от 1 до 4 долларов в день.

«Вода – в роднике (он время пересыхает). Дрова – в лесу. Основа рациона – каша целый год. Антибиотики и прививки – недоступны. Но вы все равно продолжаете бороться за жизнь», – рассказывает Зинченко.

О стиральных машинах, утюгах и полном среднем образовании для детей – забудьте! Этого у большинства наших соседей по рейтингу нет. Таковы жизненные реалии для большинства людей в Эфиопии, Чаде, Уганде и Того.

Между Чадом и Украины расстояние между уровнями экономического развития больше, чем между Украиной и Швейцарией.

«Всего около одного миллиарда человек (!) живут в таких условиях», – подчеркнул Зинченко.

На второй ступени – Замбия.

Вторая ступень – это когда ваш дневной доход удваивается по сравнению с предыдущим уровнем, и вы на жизнь от 2 до 8 долларов в день. Конечно, речь идет о среднем уровне доходов.

«Теперь еду можно покупать, а не выращивать ее самостоятельно. Уже можно приобрести на сбережения газовую плиту и баллон газа. Но если вы заболели – все накопления пойдут на лекарства (хорошо, что их можно купить). Сегодня примерно три миллиарда человек живут на этой ступени», – отмечает Зинченко.

К 1936 году Украина находилась на Первом ступени по доходам на душу. В начале 1970-х мы оказались уже на Третьем ступени. Но в 1993 году провалились обратно – на Второй уровень.

Украина перешла с первой ступени на вторую на рубеже 1935-го и 1936 годов. А где-то в начале 1970-х украинцы оказались на третьей по уровню доходов. Правда, в 1993-м мы снова провалились на вторую ступень. И находились там до 2006 года.

«Правда, если верить социологическим опросам, украинцы утверждали, что в 1992 году совокупный средний доход на одного человека равен 8 долларам в месяц! То есть по этому показателю мы провалились на первую ступень, до уровня беднейших стран», – отмечает Зинченко.

С 2000 года (привет премьер-министру Ющенко!) украинская экономика в целом (то есть и макропоказатели, и уровень доходов людей) в течение следующих восьми лет постоянно росла. С этой перспективы лучшими по темпам экономического развития Украины являются «оранжевые» 2005-2008 годы.

Мировой финансовый кризис несколько подкосил показатели, и в 2009-м мы снова оказались на грани второй и третьй ступеней.

Наиболее положительная динамика доходов – «от Ющенко» от Оранжевой революции до предкризисного 2008 года включительно доходы выросли с 44 до 172 долларов на человека. То есть почти в 4 раза.

«Но на второй ступени доходов в 1993-м, когда инфляция достигла 10256%, советские стиральные машины уже сломались, а на несоветские денег еще не хватало, и о 50 сортах колбасы в магазинах можно было послушать «шутки» Петросяна на российском «ледвебаченни», – это один уровень», – отмечает Зинченко.

А когда после потребительского бума 2004-2008 годов ты имеешь неподалеку супермаркет, современную бытовую технику в доме, а порой и новый дом – это другой уровень. «Даже на второй ступени доходов, где мы снова было оказались в результате последнего мирового финансового кризиса», – подчеркивает Зинченко.

Так или иначе, но в течение пяти лет перед президентскими выборами 2010-го года большинство украинцев жили лучше, чем за весь предыдущий период истории от неолита.

«Но мы в упор не желаем замечать положительных изменений! Замечать положительные изменения – это не про украинцев», – отмечает Зинченко.

Типичная советская очередь времен «развитого социализма».

Например, масло. Обычное сливочное масло.

«Как-то я приехал к маме, и она послала меня за маслом в супермаркет через дорогу. Этот супермаркет я помню с середины 1990-х, когда жил в этом же районе. Это старый советский универсам на Салтовке в Харькове. И тогда, в 1995-м, его использовали как крытый рынок», – рассказывает Зинченко.

В центре торгового зала крепкие краснорожие дяди рубили мясо, роились мухи.

В углу стояли витрины-холодильники, но большая глыба масла лежала за ними. Между витриной и глыбой масла – продавщица, которая всем своим видом давала знать, что она и есть «Родина-мать».

Масло она резала металлической струной и заворачивала в коричневую бумагу.

Витрины-холодильники скорее были украшением интерьера: из-за веерных отключений электричества (мы уже забыли что это такое!) они не работали часами. Как-то я купил польской вареной колбасы из такого холодильника, так она взорвалась у меня на кухне.

Выполненная миссия агента Кремля. После визита Венедиктова Вышинский изображает жертву

«Проходит время, и я снова здесь. Но теперь это – супермаркет, в котором ассортимент и качество товаров лучше, например, чем в Греции, где «все есть». Мама попросила меня купить масло определенного производителя и жирности», – подчеркивает Зинченко.

Можно найти холодильник с маслом и … обалдеть. Потому ровными рядами, по принципу один сорт – один строчку, там было изложено множество масла. Почти столько же, сколько описывал Подеревянский.

«Думаю, общая длина этой масляной беговой дорожки была метров восемь. Даже там, где было написано «Сырки», – все равно лежало масло», – подчеркнул Зинченко.

30 лет назад, в 1989-м, представить такой ассортимент было просто невозможно.

Если верить Gapminder-у – детищу уже упомянутого Ганса Рослинга – этого высочайшего уровня достатка украинцы достигли в 1989 году.

Проблема заключалась в том, что это уже было время тотального дефицита.

Согласно статистике, наибольший средний доход в Украине был зафиксирован в 1989 году. Однако потратить эти деньги было сложно: в течение предыдущих 10 лет витрины магазинов слишком часто были абсолютно пустыми.

«Объяснить тем, кто родился после провозглашения Независимости, что масла был один сорт, колбасы – три, а не 50, как сейчас, а за молоком и сметаной надо было бежать к открытию магазина, так как их раскупали в первые 45 минут его работы – практически невозможно», – подчеркивает Зинченко.

Мы было оказались на второй цивилизационном ступени, но за 15-20 лет даже уже забыли, как это было. И мы очень несчастны вместо того, чтобы радоваться фантастическим изменениям, которые произошли прямо на наших глазах!

«Мы не умеем радоваться изменениям», – отмечает Зинченко.

Если бы украинцы участвовали в чемпионате по «всепропало» – то заняли бы четвертое место. Потому что занять призовое место – это была бы зрада. Потому что призовое место – это перемога!

Еще раз вспомним времена президентства Ющенко.

«Все идет просто замечательно: как никогда за время Независимости растет ВВП, растут золотовалютные резервы НБУ, высокие темпы роста доходов людей, в течение четырех лет пенсии увеличиваются в несколько раз, происходит потребительский бум – но большинство украинцев убеждены, что они переживают времена «оранжевой руины»!», – отмечает Зинченко.

Самый высокий уровень доверия к Президенту Украины – в день его инаугурации. Затем уровень доверия падает уже в течение первого полугодия каденции.

«На своих публичных лекциях я показываю слайд, демонстрирующий динамику уровня доверия ко всем президентам Украины, начиная от Кучмы. У всех президентов высокий рейтинг – в день инаугурации. За три месяца – он уже уменьшается, за год – начинает рушиться», – отмечает он.

Автор задает вопрос: «почему через год после инаугурации обвалился рейтинг Януковича?».

«За шесть лет, что я читаю эту лекцию, ни в одной из десятков групп никто сразу не смог найти какого-то рационального объяснения», – подчеркнул Зинченко.

В конце концов в аудитории звучит версия, что Янукович не выполнил предвыборных обещаний.

«Спрашиваю, что же перед выборами обещал Янукович, и прошу вспомнить три ключевые обещания, которые зафиксированы в его президентской программе. Вспоминают лозунги с билбордов: «услышу каждого» и «улучшение жизни уже сегодня», – отмечает Зинченко.

Но это лишь лозунги с билбордов. Никто не может вспомнить ни одного из обещаний, которые были зафиксированы в предвыборной программе!

«Спрашиваю: если никто не помнит обещаний, то как можно потерять рейтинг за невыполнение того, чего никто в обществе не помнит ?!», – задает вопрос автор.

Затем, напоминаю, с каких слов начинается предвыборная программа Януковича: «Бездарная и непрофессиональная власть довела страну до руины».

И в 2010 году двенадцать с половиной миллионов человек поверили, что в предыдущие пять лет – это была руина, которую страна должна преодолеть.

«Повторяю еще раз: с точки зрения сегодняшнего дня, 2005-2008 годы – это было время наиболее динамичного роста ВВП, крупнейших иностранных инвестиций, время максимального накопления золотовалютных резервов НБУ, наиболее быстрого роста зарплат и пенсий обычных граждан», – отмечает Зинченко.

С точки зрения предвыборной программы Виктора Януковича в 2010 году предварительное пятилетие – это «Оранжевая руина». С точки зрения объективных данных «Оранжевая руина» – это время с самым динамичным ростом Валового Внутреннего Продукта (ВВП), Золотоволютних резервов (ЗВР), прямых иностранных инвестиций, доходов граждан.

Но в 2010 году двенадцать с половиной миллионов украинских избирателей, как всегда, чувствовали себя несчастными и были убеждены, что все те позитивные изменения, которые они наблюдали при Ющенко, – это «оранжевая руина».

«Янукович пообещал «стабильность и улучшение», но принес войну и вскоре – экономический кризис», – подчеркнул Зинченко.

Интересно, что собственной ответственности за последствия своих решений большинство украинцев не испытывают.

Когда социологи спрашивают украинцев, чувствуют ли они ответственность за состояние дел в стране, городе или селе, за то, кто является президентом Украины и членами парламента, ответ «Нет, не чувствую никакой ответственности» стабильно выбирают более половины респондентов.

Но новейшие данные опроса Института социологии НАНУ дают основания для сдержанного оптимизма.

На вопрос «Какую личную ответственность вы несете за то, кто является президентом Украины?» 53,2% ответили: «Никакую».

Практически такое же количество респондентов (52,7%) отвечает, что не несет ответственности за избранных ими депутатов парламента. То есть, президента и депутатов нам марсиане выбирали?

Сейчас большинство украинцев отрицают свою ответственность за свой выбор, а значит – и за состояние дел в стране.

Однако в последние годы наметился существенный прогресс.

В 2013 году 67% украинцев ответили, что не чувствуют никакой ответственности за состояние дел в Украине.

В течение следующих пяти лет доля «безответственных граждан» уменьшилась на 12 пунктов и достигла 55,3%.

То есть, «безответственных» все равно больше, но тенденция к их уменьшению более или менее стабильна.

Если этот тренд сохранится, где-то в 50-ю годовщину Независимости не останется ни одного человека, который бы не чувствовал ответственности за состояние дел в стране!

Как Вы считаете, от чего по большей части зависит то, как складывается Ваша жизнь? Красным обозначены ответа – «от меня самого»; синим – «от внешних обстоятельств».

«Еще одно положительное изменение, которое зафиксировали социологи в новейших исследованиях, – это изменение количества тех, кто считает, что именно от него в основном зависит то, как складывается его жизнь», – подчеркнул Зинченко.

В начале 1990-х таких проактивных граждан было менее 19%. Иными словами, более 80% украинцев не были готовы признать, что их собственная жизнь зависит от их собственных действий.

Минимальное количество тех, кто считал, что их жизнь зависит в основном от них самих (14,3%) социологи зафиксировали в 1998 году, после мирового экономического кризиса, который начался в 1997 и привел к дефолту РФ и первому большому падению курса украинской гривны.

«Зато в 2018 году социологи зафиксировали максимум тех, кто считает, что их жизнь зависит от них самих – 26,6%! Жаль, что остальные (более 73%) пока не готовы брать ответственность за собственную жизнь. Но прогресс и здесь заметен», – подчеркнул Зинченко.

Во времена Януковича средним классом считали себя чуть более 35% украинцев. При Порошенко, в 2018 году, был установлен исторический максимум – почти 43% чувствовали себя принадлежащими к среднему классу!

«Другой пример: попробуйте догадаться, какая часть украинцев боялась голода в миллениум, в 2000 году? Правильный ответ – почти 72%! Зато в 2018 украинцы установили рекорд – голода боятся меньше всего, за всю историю Независимости (27,3%)», – отмечает Зинченко.

То есть, на самом деле, когда правильно задать вопрос, выясняется, что количество тех, кто боится голода, достигло в обществе исторического минимума, а тех, кто считает себя средним классом и готов брать ответственность за свою жизнь в свои руки, – наоборот, достигло исторического максимума за все время независимости!

То есть если правильно поставить вопрос, оказывается, что в 2018 году мы воспринимали жизнь лучше всего за все время независимости!

Страх голода уменьшается. В Миллениум почти 72% украинский выбирали именно эту ответ на вопрос «Как вы считаете, чего люди сейчас боятся больше всего?». Теперь такой вариант ответа выбирает рекордно малое количество респондентов.

«Итак. Мы живем значительно лучше, чем в Того. Украина – не Чад, а не Эфиопия, не Уганда, НЕ Замбия и даже не Свазиленд!», – настаивает автор.

Мы уверенно вернулись на третью ступень доходов. Еще не четвертую, но четыре миллиарда людей на планете живут хуже нас!

За 28 лет Независимости мы создали новую украинскую музыку.

Украинские книги появились даже в супермаркетах! У нас за эти 28 лет появились супермаркеты!

«Вспомним, что было в 1989-1991 годах: «дефицит», «дали в нагрузку», «выбросили», «достать по блату». Поколение Независимости не понимает, о чем идет речь, когда читает набор этих лексических маркеров периода развитого социализма!», – подчеркнул Зинченко.

Мы научились производить и продавать такое количество сладостей, которое быоа недоступно советскому человеку даже в воображении!

В больших городах начался ресторанный бум. Мы оказались в пятерке лидеров по выращиванию зерновых и превратилась в одного из ключевых экспортеров зерна в мире!

«Мы – это страна, которая 28 лет назад не могла обеспечить хлебом себя – за ним стояли многочасовые очереди!», – отмечает Зинченко.

Еще один пример типичной советской очередью времен «развитого социализма».

Все это изменилось за 28 лет!

«Мы ездим почти по всей Европе без виз! Если бы вам сказали во времена Брежнева или Андропова, что вы будете ездить в Париж или Амстердам без виз, – как бы вы отреагировали на это?», – отметил Зинченко.

Упал Железный занавес между нами и ними! Более того, в новой холодной войне, которую развязала Москва, мы оказались по другую сторону нового железного занавеса!

И самое главное – никто не может посадить поэта за то, что он мыслит и дышит не так, как велит «генеральная линия партии»! Кейс Василия Стуса в современной Украине невозможен!

«Потому что мы – свободны!», – заявил Зинченко.

Свобода является главным результатом 28 лет Независимости.

И как можно после всех этих невероятных свершений умудриться быть самой несчастной нацией на четырех континентах ?!

Такой инфантилизм значительной части украинском опасен.

Опросы «VoxUkraine» показывает, что 73.3% респондентов являются сторонниками лево-авторитарных ценностей. Результаты исследования были опубликованы в июне 2019.

Неоправданные ожидания ослепляют.

«Мы уже проходили это в 2010 году: вместо обещанных улучшений и стабильности, голосовавшие за Януковича, – получили войну и нищету», – отмечает Зинченко.

И больше всего от последствий правления Януковича пострадали именно в регионах, где его больше всего поддерживали, – Донецке и Луганске.

Именно эти регионы и несут наибольшую ответственность за то, что пост президента Украины получил человек, который по своим качествам ну никак не должен был им стать.

«Боюсь, социологи не знают, как замерить, научилось ли украинское общество не повторять ошибок», – сокрушается Зинченко.

Лишь 10,7% украинцев сейчас утверждают, что являются сторонниками коммунистической и социалистической идеологий. 20 лет назад сторонников левых идеологий было почти 28%. Тогда – почти треть, теперь – меньше, чем каждый десятый. Так утверждают новейшие опубликованные исследования Института социологии Национальной академии наук Украины.

«Однако другое исследование (опубликовано Vox Ukraine в июне 2019) продемонстрировало парадокс: левые и авторитарные ценности разделяют не 10%, а 73% украинцев!», – отмечает Зинченко.

Исследования Института социологии это подтверждают: на вопросы-маркеры большинство украинцев отвечают именно как сторонники авторитаризма и левых идеологий.

Есть несколько примеров таких маркеров.

«Большинство украинцев против свободного рынка земли – почти 64%. И это тоже исторический максимум. Минимум был в далеком 1996 году – тогда против свободной продажи земли выступали 41,8%. Получается, украинцы ощутимо полевели по своим ценностям», – подчеркивает Зинченко.

60,5% украинцев считают, что для «нормального развития страны нужна «сильная рука», а не разговоры о демократии».

Отношение украинцев к Сталину смягчилось. Перед Майданом в 2012 году негативно воспринимали эту фигуру 62% респондентов, после Майдана, в 2014 году – 70%, в 2016 – 66%, в 2018 – 58%.

«Сталин остается наиболее неприемлемой фигурой в истории. 58% украинцев воспринимают Сталина отрицательно», – добавляет эксперт.

Однако социологическая группа «Рейтинг» отметила, что пять лет назад, в 2014-м, Сталина негативно воспринимало гораздо больше людей, чем теперь, – 70%.

Отношение к Сталину смягчилось на 12 пунктов за 5 лет после Майдана.

И все это порождает вопрос: означает ли это, что в украинском обществе растет запрос на авторитаризм?

Огромное искушение для «слуг народа» – это начать искать врагов народа в качестве козлов отпущения, когда неоправданные ожидания большинства не смогут реализоваться. Общественный запрос на «сильную руку» имеется.

В этом есть определенный парадокс, но ответ на вопрос, сможем ли мы избежать угрозы нового «авторитаризма под маской клоуна», является ответом на вопрос, научимся мы искусству радоваться несовершенству нашего бытия и быть счастливыми в условиях, которые для четырех миллиардов наших соседей по планете просто недоступны.

«Несколько лет назад меня поразил тот факт, что жители Непала в мировом рейтинге счастья гораздо выше украинцев, несмотря на то, что это страна самого низкого – первого! – уровня по доходам», – подчеркивает автор.

Уличное граффити в Покхаре, Непал: «Быть счастливым – это привычка. И быть печальным – это привычка. Выбор – твой».

Украина для непальцев – как Швейцария для украинцев. Мы для них – невероятно богатая страна. Но они счастливы, а мы – нет.

«Я тогда цеплялся ко всем, кто мог мне ответить, счастливы ли они, и что делает их счастливыми?», – отмечает Зинченко.

«В ответ я слышал недоумение: да, конечно, я счастлив!», – добавил он.

От управляющего отеля в Катманду я выслушал целую лекцию. Это был экспромт, но у меня бы,о ощущение, будто только что прослушал лекцию классного социального психолога или философа.

«Так я цеплялся ко всем, кто мог мне что-то рассказать о непальском рецепте «быть счастливым», – у местных журналистов и обычных крестьян, продавщиц и гидов-проводников. Я спрашивал, что делает их счастливыми у сына владелицы нашего лоджа в маленьком высокогорном селе Гяру и у музыканта с Покхары».

Украинский Пантеон героев. Станет ли Зеленский националистом?

Ответы были примерно одинаковыми.

И вот в конце нашего пути я получил ответ, написанный прямо на заборе в Покхаре максимально лаконично:

Быть счастливым – это привычка.

И быть печальным – это привычка.

Выбор – твой!

«28 лет назад наш выбор был – быть свободными. Теперь наша задача – научиться выбирать быть счастливыми. Несмотря на все сложные обстоятельства жизни и войну с агрессивным соседом. Украина – не Чад, а не Эфиопия и не Уганда. Выбирать быть счастливым здесь значительно проще», – резюмирует автор.

Автор Александр Зинченко
Источник Історична Правда
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...