Защитить детей от насилия. Разрешит ли Верховная Рада кастрировать педофилов?

Если бы не зверское убийство 11-летней Дарьи Лукьяненко, законопроекты о защите детей от сексуального насилия могли бы и дальше пылиться в парламенте.

В середине июня в селе Ивановка на Одесчине пропала 11-летняя Даша Лукьяненко. Почти через неделю тело девочки обнаружили в выгребной яме на территории частного дома. В убийстве Даши сознался 22-летний сын хозяев дома, пишет Алиса Неделина на странице «Деловой Столицы».

Эта трагедия стала спусковым крючком для обсуждения необходимости принятия законов, призванных оберегать детей от насильников. Скандалы, связанные с сексуальным насилием над детьми, давно перестали быть редкостью в Украине.

Закон против педофилов

Но законодательно усиливать ответственность за такие действия нардепы не спешат – в Раде второй год не могут рассмотреть законопроекты, предусматривающие создание Единого реестра лиц, осужденных за преступления против половой свободы и неприкосновенности малолетних, а также усиление ответственности за подобные преступления.

На прошлой неделе парламентский комитет законопроекты наконец-то рассмотрел и рекомендовал к принятию, но у депутатов остался один рабочий день – четверг, 11 июля. И в этот же день парламент намерен принять новый избирательный кодекс, предусматривающий выборы по открытым спискам и отмену мажоритарки.

Шаги деоккупации и реинтеграции. Вопросы коммуникации с оккупированным Донбассом

Из 4,5 тыс поправок к этому документу необходимо рассмотреть еще более тысячи. Так что на законопроекты, которые помогут бороться с сексуальным насилием над детьми, депутатам просто может не хватить времени: спикер Андрей Парубий объявил мобилизацию нардепов, чтобы принять избирательный кодекс, но при этом ни словом не обмолвился о том, за какие законопроекты еще следует проголосовать.

Примечательно, что законопроект №6607 уже два года лежит в парламенте – подали его после резонансного убийства Алины Васютиной. Тогда его назвали «законом Алины». В июне 2017-го в городе Горняк Донецкой области пропала 6-летняя девочка – спустя почти неделю ее нашли мертвой. Девочку изнасиловали и жестоко убили. Преступника, 33-летнего убийцу и насильника, приговорили к пожизненному заключению.

Тогда-то по инициативе руководства Нацполиции в парламенте и был зарегистрирован законопроект №6607, разработанный при участии правоохранителей, юристов, врачей, криминологов. Он предусматривал увеличение срока возможного лишения свободы с 15 до 20 лет или пожизненное заключение за преступления против половой свободы и неприкосновенности детей, а также добровольную химическую кастрацию, которой можно заменить часть наказания после отбывания 10 лет заключения.

Кроме того, в законопроекте шла речь о создании Единого реестра лиц, осужденных за половые преступления против детей. Цель создания такого реестра – не допустить возможности работы в детских заведениях лиц, которые ранее были судимы за сексуальное насилие над малолетними.

Но резонанс вокруг убийства Алины поутих и законопроект отложили в долгий ящик. За два года парламентский комитет несколько раз возвращался к тексту документа, и каждый раз, говорят эксперты, в результате обсуждения смягчались методы наказания и работы с лицами, осужденными за насилие над малолетними.

Так, изначально Единый реестр должен был быть открытым, но в итоговом проекте, который намерены вынести на рассмотрение сессионного зала, реестр предложено сделать полузакрытым – доступ к нему будут иметь лишь правоохранительные органы и Минюст, по запросу информацию смогут получать руководители детских заведений. Фактически, реестр будет дублировать уже имеющиеся у правоохранителей данные, а проверять новых сотрудников ни детсады, ни школы по закону не обязаны – расчет на сознательность руководителей.

Претерпели изменения и сроки лишения свободы за сексуальное насилие в отношении малолетних. Если в первоначальном варианте речь шла о том, что минимальным сроком заключения должно быть 20 лет, то сейчас планку снизили до 8-15 лет. Дело в том, что согласно Уголовному кодексу именно 15 лет – максимальный срок лишения свободы.

Изменению подверглась и норма о химической кастрации. В первоначальном варианте законопроекта речь шла об обязательной химической кастрации педофилов, осужденных за половые преступления против малолетних. Сейчас же кастрация предусмотрена исключительно как добровольная мера, которой осужденный по решению суда может заменить часть срока после отбывания 9 лет заключения.

Поскольку многие люди не понимают механизма химической кастрации, сразу стали появляться гневные предостережения, что теперь таким образом будут расправляться с неугодными, а сами педофилы после процедуры еще больше обозлятся. Начали звучать даже обвинения в том, что в Украине возвращаются к средневековым методам, хотя химическая кастрация – метод, признанный во всем мире.

Медики же подчеркивают: это не наказание, а способ лечения, или, скорее, контроля людей с диагнозом «педофилия». Введение специальных препаратов приводит к значительному снижению сексуального влечения.

Причем химическая кастрация обратима – после отмены препаратов сексуальная функция восстанавливается. Но лишь небольшой процент насильников детей – педофилы, то есть люди, имеющие психиатрическое заболевание, которое можно контролировать.

Правда, в Украине соответствующих протоколов лечения нет – пока неизвестно, кто вообще будет ставить такой диагноз. Команда, которая работает над законопроектом, предлагает, чтобы это делала комиссия в составе психиатра и сексопатолога.

Неизвестна пока и процедура обеспечения педофилов необходимыми препаратами – критики законопроекта отмечают, что даже с жизненно важным инсулином бывают перебои, а тут речь о дорогостоящих препаратах. Кроме того, химическая кастрация должна сопровождаться и психотерапией. Как это будет работать на практике – большой вопрос.

Однако большинство людей, совершающих насилие в отношении детей, не являются педофилами. Это психически вполне здоровые люди, зачастую жертвы и их родители с ними хорошо знакомы.

По данным исследований, проведенных Советом Европы, почти каждый пятый ребенок в Украине сталкивался со случаями сексуального насилия. Многие дети молчат об этом, запуганные самими растлителями, зачастую играющих роль добрых дядей, о многих случаях не сообщают в полицию сами родители – считают рассказы о приставаниях детской выдумкой, или же просто покрывают преступников.

Нередки случаи, когда сами матери просто закрывают глаза на то, что их сожители, мужья или друзья совершают сексуальное насилие в отношении детей. В частности, именно этим мотивировали закрытие реестра – в случае, если бы данные о насильниках оказались в открытом доступе, многие родственники пострадавших детей отказались бы заявлять о фактах сексуального насилия.

Критики также отмечают, что законопроект никак не регулирует наказание за сексуальное насилие, совершенное в интернете. Тем не менее, принятие закона №6607 хотя бы положит начало борьбе с насилием в отношении детей.

Теперь этот законопроект называют «законом Даши» – после убийства 11-летней Дарьи Лукьяненко в интернете организовали сбор подписей под петицией за скорейшее рассмотрение законопроекта. Необходимые 25 тыс подписей собрали за несколько недель.

Многополярные русофобские маневры Беларуси. Лукашенко повышает ставки в игре с Путиным

«Каждый день от этих негодяев страдают дети. Пока для каждого из нас это чужие дети, но если ничего не делать, жертвой негодяев станут наши дети», – отмечает первый замглавы Нацполиции Вячеслав Аброськин. Теперь вопрос в том, прислушаются ли к этим доводам депутаты, отрабатывающие последний день в парламенте восьмого созыва.

Сила общественного мнения

Украина – не первая страна, где добиться усиления ответственности за сексуальное насилие в отношении малолетних удалось благодаря давлению общественности. В июле 1994-го в штате Нью-Джерси семилетнюю Меган Канка изнасиловал и убил сосед Джесси Тиммендекас. До этого он дважды был осужден за сексуальное насилие над детьми.

Резонанс вокруг этой истории привел к принятию «закона Меган»: лица, совершившие насилие на сексуальной почве, включаются в специальную базу, а общество обязаны уведомлять о соседстве с такими лицами. Через два года этот закон был принят на федеральном уровне, а в 2016-м Барак Обама подписал «международный закон Меган».

Согласно этому документу лицо, совершившее преступление против половой свободы, должно уведомить правоохранительные органы о намерении выехать за границу, а те, в свою очередь, передают эту информацию властям стран, в которые решил направиться бывший осужденный.

В 2005-м, после изнасилования и зверского убийства 9-летней Джессики Лансфорд, во Флориде приняли «закон Джессики», по которому за изнасилование ребенка младше двенадцати лет предусмотрена смертная казнь или пожизненное заключение, а сроки за сексуальное насилие для детей в возрасте от 12 до 14 лет составляют как минимум 15 лет.

После выхода на свободу преступник обязан, в частности, носить устройство, позволяющее отслеживать его местонахождение. После широкого общественного резонанса схожие законы приняли несколько десятков штатов, однако общефедеральным он не стал.

Автор Алиса Неделина
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...