Капитуляция перед Кремлем. Как украинцы сами вернули Россию в ПАСЕ

Возвращение России в ПАСЕ – логичная и в целом верная реакция Европы на процессы, идущие в Украине, и состояние умов украинцев.

Украинский институт социальных исследований им. Яременко и центр «Социальный мониторинг» опубликовали итоги любопытного опроса, проведенного 13-21 июня, пишет на страницах «Деловой Столицы» Сергей Ильченко.

Чуткость ПАСЕ

Согласно данным социологов 49,5% жителей Украины готовы поддержать решение о предоставлении оккупированным территориям Донецкой и Луганской областей, именуемым в настоящее время ОРДЛО, автономии в составе Украины при условии, что это приведет к прекращению боевых действий и мирному урегулирования конфликта.

Более 70% украинцев считают, что президент Владимир Зеленский должен пойти на прямой диалог с Москвой ради установления мира на востоке страны, 54,8% полагают, что президент должен пойти на прямой диалог и с руководителями ДНР и ЛНР, а 60,7% украинцев уверены, что Украина должна идти на компромиссы ради мира и реинтеграции. При этом 48,9% опрошенных проголосовали бы на референдуме за вступление Украины в НАТО, а 56,7% украинцев – за вступление в ЕС.

И, наконец, 73% украинцев – и это уже результат «на натуре», безо всяких опросов, выбрали президентом Владимира Зеленского. К которому можно относиться как угодно, но неготовность которого к роли президента страны проявляет себя с каждым днем все ярче.

Предательство Европы?! Украинцам следует разобраться с собственным лицемерием

Можно ли в этой ситуации упрекать ПАСЕ за решение вернуть Россию в зал заседаний, откуда она была удалена из-за агрессии в отношении Украины? Не снять санкции, а только вернуть в зал, дав возможность полноценно участвовать в работе ПАСЕ, то есть вести диалог с ее участниками – включая и Украину, подвергшуюся российской агрессии. Ведь большая часть граждан Украины хочет этого диалога.

И не является ли, с учетом этого пожелания, поведение украинской делегации, покинувшей зал, безответственным и противоречащим обязанности депутатов представлять в ПАСЕ большинство граждан Украины? Не себя и свои прекраснодушно-принципиальные взгляды, а граждан Украины – таких, какие есть. Не нравятся такие граждане – терпите, не можете терпеть – кладите мандат и уходите. Жизнь разнообразна, и депутатство – не единственный способ снискать хлеб насущный.

Разговоры о том, что большинство граждан несознательно и не ведает, что творит, тоже лучше оставить при себе. Их можно вести в домашнем кругу, с женой/мужем/другими членами семьи, а также с кошкой, собакой, канарейкой или рыбками в аквариуме. Никто не станет возражать – во всяком случае за рыбок я ручаюсь.

Но выносить это на общественное обсуждение неприлично, поскольку все граждане у нас имеют равное право голоса. Да, не самый удачный вариант, но до тех пор, пока это право не ограничено какими-либо цензами, будь то формальный уровень образования, экзамен, на котором нужно продемонстрировать хотя бы минимальное понимание политической ситуации или наличие декларации об уплате налогов, до тех пор наше грамотное, активное и патриотичное, с высоким уровнем сознательности меньшинство может только вести разъяснительную работу, пытаясь пробудить в большинстве гражданские чувства.

В этом и заключена важнейшая миссия сознательного меньшинства.

Так вот, судя по результатам опросов и по прогнозам на выборы в Раду, меньшинство, на котором держится независимость Украины, справилось со своей задачей на троечку с минусом. Для каждого, кто причисляет себя к этому меньшинству, это повод задуматься и поискать новые подходы, способные дать лучший результат.

Но это не освобождает нас от необходимости в полном соответствии с Конституцией Украины считаться с мнением большинства.

И что, продолжим теперь и дальше обличать ПАСЕ, рассказывая о том, что «рубль оказался сильнее европейских ценностей», что «решение ПАСЕ следует рассматривать как предательство Европой не только Украины, но и самой себя» и что «за 75 млн € евродепутаты вернули делегацию России в ПАСЕ, а за 200 млн € выдвинут Путина на Нобелевскую премию мира» – это все цитаты из СМИ и соцсетей, и далеко не самые забористые?

Или все-таки наберемся мужества и признаем, что Европа при всех ее недостатках оказалась мудрее, чем мы, и голосовала в том числе исходя из украинских реалий?

Олигархический тупик

Сделав первый шаг, мы, возможно, сумеем сделать и второй и допустить, что попытки продавить позицию «активного меньшинства», которую не желает принимать большинство, есть продолжение поездки по тупиковому туннелю, которая может завершиться расколом и разделом Украины. А в качестве промежуточной станции мы рискуем получить свирепую полицейскую диктатуру, возможно, с вышиванками, памятниками Бандере и прочим патриотическим украинским антуражем, но в остальном нисколько не лучшую, чем в России.

Идея отморозить уши назло бабушке-Европе и выйти из ПАСЕ – верный шаг в этом направлении. Настолько верный, что для тех, кто агитирует сегодня за этот выход, впору учреждать премию им. Авакова.

Наконец, глубоко вздохнув, мы, возможно, сумеем сделать и третий шаг, признав, что программа форсированного национального строительства, запущенная в 2014 г., имела ограниченный успех именно потому, что ее не поддержало и не могло поддержать большинство населения.

ФСБ атакует СБУ: многоходовочка с «расследованием» убийства Захарченко в «ДНР»

Да, это большинство сначала поддалось напору и отчасти даже заразилось энтузиазмом меньшинства. Но потом, и довольно быстро, наступила усталость, и большинство стало копить глухое недовольство.

И это недовольство было обосновано, поскольку активное меньшинство не решило главной задачи, стоявшей перед ним: не создало гражданский противовес политическим инструментам олигархов.

На выборы в Раду мы, как и раньше, идем без политической партии, способной защищать интересы среднего класса – основы любого национального строительства, и при этом обходиться без олигархической подпитки. По большому счету, у нас вообще нет партий, держащихся не на олигархических интересах, а на идеологии.

Соответственно, нет и идеологии украинской модернизации и вестернизации – ностальгические мотивы и желание сделать, «как в Европе», не в счет, а эмоциональные пожелания Майдана не были одеты в оболочку идей.

Мощная поддержка Зеленского и стала общей попыткой очень разного, не совпадающего друг с другом во многих мнениях, лоскутного, но объединенного готовностью клюнуть на популистскую приманку большинства решить эти проблемы на доступном ему уровне. Понятно, что большинство обманули и развели, воздействуя на него популистскими методами, иначе и быть не могло.

Но появление Зеленского на политическом горизонте – прямое следствие неспособности активного и мыслящего меньшинства ответить на запросы общества и предложить аморфному и внушаемому большинству привлекательный и реализуемый на практике план действий.

При этом наше большинство, даже не оперируя словом «олигарх», прекрасно понимает, что власть олигархов – это тупик. Оно может не владеть темой на уровне ясных формулировок, но на уровне эмоциональном все понимает отлично.

И на Западе наш олигархический тупик тоже видят отлично – уже на уровне вполне осознанном. И, видя его, не находят в Украине ничего, ради чего стоило бы конфликтовать с Россией. Потому что сегодняшняя Украина не может стать частью западного проекта.

А это означает, что все, что может сделать для нас Запад, – поспособствовать более или менее приемлемому компромиссу с Москвой, оставив нас дозревать в зоне ее влияния. Тут дело не в Западе, а в нас. Мы еще не готовы выйти из тени СССР и России ни идейно, ни эмоционально. С бессильным меньшинством и с большинством, ностальгирующим по временам СССР, эта задача не решаема, во всяком случае в обозримом будущем.

Все население Украины (как и бывшего СССР в целом) расколото на три группы, о чем я уже писал: на малочисленную группу абсолютно удовлетворенных ситуацией, на группу, нацеленную на вестернизацию и видящую в этом шанс улучшить свою жизнь, и на группу, мечтающую вернуть советские времена.

Не столько, подчеркну, желающую, сколько мечтающую, впрочем, это относится и ко второй группе, поскольку их представления о своем идеале, о Западе и об СССР, далеки от реальности, а готовность принять даже эти идеализированные реалии и связанные с ними обязательства недостаточна для практического движения вперед.

Но они есть, эти группы, и их разнонаправленные желания фиксируют Украину, как на мертвом якоре. Хорошая новость: это не позволяет и не позволит окончательно загнать нас обратно в СССР, или в нео-СССР, словом, под советско-кремлевскую крышу. Плохая: в результате такой фиксации в Украине перманентно реализуется олигархический проект: гражданская заморозка и экономическое самопереваривание с выводом капитала, дефицитом прямых иностранных инвестиций, а также деградацией большей части экономики и социальных институтов «до мышей». После всех майданов и жертв, понесенных во имя независимости и вестернизации, мы и сегодня пребываем в этой точке.

Устоять перед Россией

Можно, конечно, остаться верными принципам и угробить Украину уже окончательно. Потому что, повторяю, принципиальность условных 25% – это грубое приближение, и вообще, все не совсем так обстоит, но примем линию раздела 25-75 в качестве границы между патриотичным меньшинством и неоднородным, запутавшимся и падким на популизм большинством, – так вот, непоколебимая принципиальность нашего национально-сознательного меньшинства неизбежно приведет к катастрофе украинской государственности и к исчезновению Украины с политической карты. Мы подошли к точке выбора: или принципы, или Украина, и то и другое в сложившейся ситуации сохранить никак не получится.

И если мы выбираем Украину, то стоит говорить о следующем.

Нам придется идти на компромиссы, в числе которых будут и переговоры с главарями ОРДЛО, и с Путиным, причем на позициях, выгодных ему хотя бы отчасти. Кремль, как мы помним, настаивает на том, чтобы Украина вела переговоры с ОРДЛО, а Россия, формально являясь посредником, действовала бы из-за их спины.

Гадко, правда? О недопустимости таких переговоров в последние пять лет не сказали и не написали только ленивые, и еще кум Путина и сайт Страна.ru, но эти-то понятно почему. И если бы хотя бы 80% населения Украины было против таких переговоров, они бы не рассматривались даже как опция. Впрочем, тогда и России в ПАСЕ права голоса, вероятно, не вернули бы, и, вообще, очень многое в Украине и вокруг Украины обстояло бы иначе.

Дыхание нового Майдана. Когда Зеленского свергнут за Бандеру и Шухевича?

Но это, к сожалению, не так. Нам придется проглотить унижение на этих переговорах и выторговать то, что возможно, в нашу пользу. Возможно же будет очень немногое. На 90% соглашения нам спустят сверху, и пока санкции не отменили окончательно, нужно постараться, чтобы эти 90% писали не в одной только Москве, а еще и в Брюсселе и в Вашингтоне. Нужно выработать свою концепцию оставшихся 10%, которые Украина может отвоевать, и биться за них изо всех сил везде, где только возможно.

Среди других неприятных сюрпризов, которые нам придется принять, – выживание в Украине РПЦ МП в объеме, достаточном для сохранения ощутимой части ее влияния (привет Филарету, которому безразлична Украина, а интересна лишь собственная власть); вероятный обмен европейских крымских санкций на уступки в нашу пользу на Донбассе; обратное переименование части улиц «по-советски» – суды уже выносят соответствующие решения; наконец, если не отмена, то смягчение языкового закона. И еще многое в таком же духе нам предстоит принять и пережить.

Предвижу возмущение: 10 тысяч лучших украинских патриотов погибли зря, а уступки станут предательством их памяти. Но, во-первых, они гибли за то, чтобы жила Украина, а не ради белоснежных принципов, которые патриоты не сумели привить большинству населения. Во-вторых, их гибель как раз и создала пространство, на котором мы можем что-то выторговать, если, конечно, по дурости не сольем все. Так что ничего не было зря, просто сейчас наступает новый этап борьбы.

Далее, нам крайне важно отдалить горизонт планирования. Сегодня он очень короткий, причем и у нас, и в России, и в мире в целом. Это связано с коротким электоральным циклом, а также с отсутствием теории и неизученностью средне– и долгосрочных мировых процессов с точки зрения их влияния на будущее Украины. Денег на это не дадут, а если и дадут, их перехватят и освоят штатные освоители без реального результата. Так что и тут вся надежда на бескорыстных патриотов, готовых работать на голом энтузиазме, без гонорара и доброго слова и с изданием трудов за собственный счет.

Зато, научившись планировать дальше, чем делают наши российские визави, мы сможем с пользой для себя выстраивать перспективный диалог не только с российской властью, но и с российской оппозицией. Ничего хорошего, за крайне редкими и маловлиятельными исключениями, в ее рядах для нас нет, в массе своей она еще более антиукраинская, чем даже Путин, и это касается как либералов, так и необольшевиков и тем более неоимперцев.

Но нам придется звать их на наши площадки и пытаться хотя бы отчасти размывать их позицию в нашу пользу, одновременно идя на неизбежные уступки. Это совсем не безнадежное занятие, они тоже уязвимы, и мы нужны им как доказательство их значимости, а они нужны нам, поскольку в той или иной комбинации сменят «коллективного Путина» в ближайшие четыре-пять лет.

Иными словами, если Украина в силу качества населения и слабости гражданского общества не смогла отделиться от России, нужно уходить в политический клинч, становясь частью внутрироссийской повестки. А чтобы войти в такой клинч, нужно досконально разбираться в процессах, идущих в России, и обладать более широким горизонтом их видения, чем сами россияне.

Зондаж запоребрика тем более важен, что в самой Украине нас ждет долгая и холодная зима, и проблема утверждения собственной значимости встанет перед патриотами в полный рост. Новая Рада едва ли будет лучше нового президента.

Украина против России: играем по циничным правилам этого мира

Судя по прогнозам и опросам, они будут находиться в гармонии – и это будет совсем не в нашу пользу. Для того чтобы уцелеть и попытаться хоть что-то отвоевать на следующих выборах, проевропейским патриотам Украины придется быть чрезвычайно гибкими и изобретательными, соизмеряя каждое действие с числом голосов избирателей, которое оно может им принести, уводя их у популистов, неосоветских ностальгистов и просто агентов Кремля.

А это означает необходимость привлечения на свою сторону тех, кто сегодня аплодирует обратному переименованию улиц и ненавидит «бендер», – просто потому, что другие, которые думают не так, либо уже поддержали патриотический вектор, либо поддержат в самое ближайшее время. Но их слишком мало для победы, и нужны союзники в других стратах населения. А это тоже предполагает нескончаемую цепочку компромиссов и маневров, многие из которых будут унизительны и обидны.

Но иных вариантов, увы, не видно. Наше противостояние с Москвой можно свести более или менее вничью и уцелеть, а не быть поглощенными ей, только таким способом, да и то в лучшем случае в перспективе ближайших лет 10-15, если удастся научиться прогнозировать и планировать на десятилетие вперед.

Старые же методы работать больше не будут. В лучшем случае они прогонят нас по уже исхоженному кругу, через еще один Майдан, и в конце круга выведут к нынешней точке. С той лишь разницей, что ресурс прочности Украины после каждого такого круга существенно снижается.

Автор Сергей Ильченко
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...