Стыд Филарета и Медведчука. Что объединяет почетного патриарха и кума Путина?

Диагноз нынешним ветеранам украинской политики поставлен еще 70 лет назад.

Судя по демаршу почетного патриарха нашей церкви, который собрался вернуть себе Киевский патриархат, в 90 лет жизнь только начинается, пишет на страницах «Нового Времени» редактор отдела «История» Олег Шама.

Как бы не напрашивалась ирония по поводу нынешних турбулентностей в УПЦ, довольно серьезные объяснения им даны уже давным-давно. В 1946 году, когда донбасскому парню Михаилу Денисенко исполнилось 17 лет и ему предстояло поступление в Одесскую семинарию, на другом конце света вышла книга Хризантема и меч.

Ее автор, американский антрополог Рут Бенедикт задалась целью понять, кому же противостояли США во Второй мировой войне. А точнее попытаться объяснить, что такое Япония, и чем живут люди этой культуры. Явно старшей, чем американская.

Бенедикт была в большей степени кабинетным ученым, и Японию она исследовала на расстоянии – по мемуарам, путевым заметкам, художественной литературе. Хотя бы потому, что, она взялась изучать эту страну, когда войне не было видно и конца, а бомбы для Хиросимы и Нагасаки только зарождались в умах физиков.

Тем не менее Бенедикт удалось представить новый по тем временам взгляд на соотношение Запад-Восток. В ее интерпретации первый – культура вины, второй – культура стыда. Вина и стыд – некие поведенческие двигатели, в силу которых люди осознают себя таковыми и образуют сообщества условного Запада и условного Востока.

Агония российского флота. Кремль вынужден списать единственный авианосец «Адмирал Кузнецов»

В нашем случае важно понимание стыда. Его испытывают в случае нарушения установленных правил определенной группы. Это может быть семья, сотрудники по работе, однопартийцы, церковный приход.

Той группы, которой дорожат прежде всего. Той, в которую стремятся попасть, а попав, боятся выпасть. Именно боятся. Именно страх почувствовать стыд, а из-за него и потерю своего места в группе, вырабатывает интуицию к правилам.

Теперь почетный патриарх. При чем, он – только новостной повод, и на это место легко становится, например, любой ветеран так называемой политики.

Правила, которые формировали означенного ньюсмейкера, – это ведь вовсе не православные каноны. Мы же понимаем, что они – всего лишь разновидность театра. Говоря понятиями Сковороды, обычное рукомахание, возле которого богомыслие и рядом не стояло.

Правила, которые интуитивно соблюдал любой карьерный священник в СССР, утверждались в КГБ. И его святейшество Филарет не отрицал своего сотрудничества с политической полицией Союза.

По-другому и быть не могло. По-другому он не оказался бы в пяти минутах от престола Российской православной церкви, уступив его, однако, в 1990-м Алексию.

Вот тогда, видимо, близкие к его святейшеству люди могли наблюдать стыд вселенского масштаба. Такой, что компенсировать его мог либо реванш, либо харакири. И таким реваншем для Филарета стал 1992 год, когда он возглавил Киевский патриархат.

Совсем недавно, сведущие люди напомнили, что с тех пор Константинополь уже дважды предоставлял Украине возможность автокефалии. Первый раз в 2000 году, второй – в 2008-м.

Оба раза – при условии, что Филарет как бывший агент КГБ, передаст свои полномочия кому-то менее одиозному. Подробнее об этом – в недавней статье Олеся Кульчинского на «Texty.org.ua». Но Филарет намертво ухватился за свой престол, и эти попытки провалились.

Ведь представители культуры стыда уже не способны существовать без своих должностей, работы, положения. Их Я сцементировано с тем, что им самим кажется карьерой.

Вот, можно себе представить, чтобы кто-то вроде Юлии Тимошенко ушел из политики? Можно вообще вообразить, чтобы она стала бы преподавать в университете или открыла бы пиар-агентство?

Или Виктор Медведчук. Кем он окажется, умри завтра Путин? Он ведь даже адвокатом вряд ли сможет работать. При чем ему ничуть не стыдно за участие в судилище над Стусом – он следовал тогдашним правилам.

Это тот стыд, который глаза не выест. А случись, в Кремле осознают настоящую глубину его консультаций по вопросам Украины и поймут, что он просто мутит воду, – такой стыд легко не пережить.

Или Юрий Бойко. Вот зачем им всем снова лезть в парламент? Они ведь уже несколько раз были и у власти, и в оппозиции. Они заскирдовали уже денег на несколько поколений своих потомков.

И скорее всего сами понимают, что их так называемый политический опыт – суесловие и рукомахание. А могли бы заняться чем-то более профессиональным и полезным. Да хотя бы и бизнесом. Они ведь мнят себя эффективными менеджерами.

То же самое с Филаретом. Вот какие важные вопросы церкви могли решаться за его спиной, чтобы созывать собор и возобновлять Киевский патриархат? Финансовые? Наверное, это как раз то, из-за чего должен не спать 90-летний владыка в одной из своих весьма неаскетических недвижимостей.

Или упоминание Кирила Гундяева в перечне глав православных церквей в ритуальном послании Епифания, чему противился Филарет? Интересно, сколько человек вообще узнало бы об этом, не подыми его святейшество бурю в стакане?

Цена профессиональных решений. Как повысить качество украинских народных депутатов?

Нет. По-хорошему эти люди живыми не уйдут никогда. И вряд ли упомянутые персонажи опасаются за свое имущество. Они опасаются за свою жизнь. Но в том смысле, что жить они не смогут без того, чтобы не решать вопросы.

Чтобы время от времени им не звонили с Банковой или, чего уж там, из Кремля. Чтобы кто-то такой же небедный и якобы влиятельный не стремился к их расположению.

Рут Бенедикт упомянула в своей книге об одной особенности культуры стыда. Когда японский выпускник боится экзаменов, ему говорят: «Относись к ним так, будто ты уже мертв, и легко сдашь их». Другими словами, для достижения цели надо умертвить свое внутреннее наблюдающее Я. То, что побуждает к постоянному самоанализу. По сути, то, что в западной традиции понимают как совесть.

Вы можете себе представить совесть у Медведчука или Филарета? В лучшем случае это забавно. А на самом деле это обычные живые трупы. И будут они колобродить пока не приласкает их погребальный костер.

И урок от Рут Бенедикт им ни по чем. Простите, не урок – диагноз.

Автор Олег Шама
Источник Новое Время
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...