«Мы же братья!». Украинский язык – заслон на пути «русского мира»

Если у Украины не будет своего языка – россияне обязательно полезут целоваться вновь.

Как русскоязычному журналисту, мне, конечно, было бы удобнее два языка. Из-за квот я испытываю проблемы с трудоустройством. Мои книги подпадают под запрет. А так, была бы синекура: работай где хочешь, новые возможности, новые зарплаты, пишет журналист Аркадий Бабченко представил на своей странице в Facebook.

Сербы и хорваты говорят на одном языке. На сербскохорватском. И те, и другие – славяне. И те, и другие – христиане. Скажите, слышали ли вы когда-нибудь про братушек-хорватов? Почему сербы – братушки, а хорваты – нет?

И Украина, и Польша были в составе Российской империи. И украинцы, и поляки – славяне. Почему украинцы – «один народ», а поляки – нет?

У Украины сейчас появился уникальный шанс. Такой шанс выпадает ей раз в столетие. По крайней мере, крайний раз он выпал ровно сто лет назад. Такие условия для самоосознания себя как нации были в 1918-м. Тогда этот шанс был упущен. Если упустить его и в это раз – боюсь, потребуется еще сто лет.

Эстония и Украина вышли из состава СССР в одно и то же время. Почему эстонцы – не «один народ»? В Таллинне с русским языком проблем нет. В Таллинне, чтобы спокойно жить, не надо знать эстонский. В магазинах, в ларьках – почти везде можно без проблем говорить на русском. А вот в барах уже сложнее. Потому что продавцами в магазинах работает старшее поколение, а официантами в барах – младшее.

Через тридцать лет после выхода из империи молодежь стран Балтии перестала говорить на языке империи. Эстонский – да. Английский – да. Русский – уже почти не используется.

У меня в Таллинне есть знакомый, который работает пожарником. Стопроцентно русский. Недавно он стал командиром расчета, и для этого ему пришлось сдавать экзамен на эстонский язык. Уровень С1 – сдавал его лет восемь. Сдал.

Вдумайтесь к качеству подхода к собственному языку: даже чтобы работать пожарным, нужно знать язык на университетском уровне.

Разрушаем мифотворчество про закон о языке. Основные положения из принятого документа

Вообще я считаю, что если Украина хочет как можно быстрее войти в Европу, в ней должны быть два ходовых языка. Украинский и английский. А для чиновников английский – в обязательном порядке. Чтобы любой инвестор мог общаться без проблем. Чтобы любой турист мог купить билет в метро.

Но это так, отступление.

Сейчас речь не о том, чтобы вся Украина моментально перешла на украинский. Этого не случится. И этого никто и не требует. Бред про притеснения русского языка я опровергать не буду – за очевидностью. Старшее русскоязычное поколение как говорило на русском, так и будет. Более того, речь идет даже не о наших детях.

Речь идет о том, на каком языке будут говорить наши внуки.

Внуки живших в Советском Союзе эстонцев говорят по-эстонски. И все – риторика про братские советские народы даже и не возникает. Она просто прекратила свое существование за отмиранием.

Если бы России удалось насадить в Польше русский язык – я вам гарантирую, мыжебратья обязательно полезли бы спасать братский польский народ. Не знаю, от кого там – от фашиствующей шляхты. Но говорить о том, что русские и поляки – «один народ», не приходит в голову даже Кургиняну. Потому что даже самый полоумный имперец покрутит пальцем у виска. Мол, ну какой один народ, мы говорим по-русски, они – по-польски.

Когда Германия сходит с ума, она первым делом лезет присоединять братский австрийский народ. Говорящий на одном языке.

Язык – базис нации. Это настолько основополагающее явление, что о нем, в принципе, даже не имеет смысла говорить. Как врач-онколог не говорит о том, что для успешного лечения рака нужно дышать. Можно принимать сколько угодно химиотерапии, но если вы не будете дышать, эффекта не будет. Это настолько очевидно, что никто из врачей никогда не прописывает «дыхание». Оно подразумевается по умолчанию.

Сегодня в Верховной Раде решили важнейшую вещь. Это важнее выборов президента. Важнее парламентской, или парламентско-президентской или президентско-парламентской республики. Важнее Зеленского или Порошенко. Это – цивилизационный выбор.

Но даже этого мало. Даже это – недостаточные меры.

На сербскохорватском говорят вообще многие из южных славян. Сербы, хорваты, боснийцы, черногорцы. В принципе, македонцы, словаки и словенцы – это тоже одна база, но там различий больше. Так почему же сербы – братушки, а хорваты – нет?

Есть еще две причины. Во-первых, сербы – православные, а хорваты – католики.

А во-вторых, в Сербии – кириллица, в Хорватии – латиница.

Если проследить письменность и религию, можно сделать совершенно однозначный вывод: из всех славянских народов мыжебратьями становятся только православные с кириллической письменностью.

√ Словения – католицизм, латиница.

√ Словакия – католицизм, латиница.

√ Босния – славяне, мусульмане, латиница.

√ Хорватия – католицизм, латиница.

√ Польша – католицизм, латиница.

√ Чехия – католицизм, латиница.

А также:

√ Украина – православие, кириллица.

√ Беларусь – православие, кириллица.

√ Болгария – православие, кириллица.

√ Черногория – православие, с 2009 попытка перехода на латиницу, но до сих пор по Конституции и кириллица, и латиница.

√ Македония – православие, кириллица.

Как русскоязычному журналисту, мне, конечно, было бы удобнее два языка. Из-за квот я испытываю проблемы с…

Geplaatst door Аркадий Бабченко op Donderdag 25 april 2019

Именно поэтому, к слову, многие из умных людей говорят, что следующей попыткой после Черногории будет Македония.

Совпадение этих двух факторов – православия и кириллицы – является гарантированным основанием для братской помощи. Там, где есть только один из этих факторов – мыжебратства уже не существует. Про православную Румынию никто никогда не слышал, что они – мыжебратский народ.

Про кириллицу все поняли даже в Казахстане. Который вообще не православный и не славянский. Но опасность существования одной письменности с империей там осознали ясно. И начали переходить на латиницу.

Лозунг «Армія. Мова. Віра» удивительно четко коррелирует с этим распределением. Но если Украина уже наверняка хочет уйти из мыжебратских объятий, лозунг должен быть: «Армія. Мова. Католицизм. Латиниця».

Два последних фактора – опционные. Но язык в условиях агрессивного соседа – это основополагающий базис. Атомарный уровень самосознания нации.

Повторюсь: мне, как русскоязычному журналисту, было бы, конечно, удобнее два языка. Но я понимаю, что мои проблемы – это мои проблемы. Что существование независимой суверенной свободной Украины – важнее.

А значит, если у Украины не будет своего языка – мыжебратья обязательно полезут целоваться вновь. Обязательно полезут спасать «один народ» от фашистов и бандеровцев. Через десять, пятьдесят, семьдесят лет. Но – гарантированно.

Автор Аркадий Бабченко
Источник Facebook
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...