Пляски на костях. Как из трагедии делают шоу

Право на незнание. Я гляжу, опять с этим проблемы. Писал об этом несколько лет подряд, и опять те же вопросы. Ок, видимо, пришло время повторить банальные истины заново.

Коллеги. Все, кто публикует видео расстрела – мудаки. Вот вы меня извините, но если вы ставите этот видос себе на сайт – вы мудаки, – об этом пишет на своей странице в Facebook Аркадий Бабченко.

Во-первых, причина, почему вы это делаете. Причина только одна – кликбейт. Никакой другой причины ставить видео массового убийства на противоположной стороне Земли в тринадцати тысячах километров быть не может. Вы можете помочь? Нет. Вы можете решить проблему? Нет. Вы можете влиять на ситуацию? Нет. Вы можете предотвратить? Нет. Вы можете поднять общественный диалог? Нет.
Только просмотры. Только количество кликов. Только показатели для рекламы.

Если прямым текстом – это называется торговля трупами. Вот вы сейчас просто продаете видосики с убийствами для показателей рейтинга для привлечения рекламы. Все. Больше ничего.

На ВДНХ в начале двухтысячных был огромный видеорынок. Знаете, какой самый ходовой товар там был? Видеокассеты с отрезанием голов в Чечне.
Вот вы сейчас занимаетесь этим же самым.

Журналистика – это не писать то, что ты думаешь. Журналистика – это в первую очередь думать.

Вы развращаете общество. Вместо того, чтобы подтягивать аудиторию до своего уровня, вы скармливаете ей то, что хавается охотнее всего – «смерть, кишки, распидарасило».

Ставя, под прикрытием высоких слов про «журналистский долг и топовые новости», видео убийства людей в стиле игры «Doom–2» – вы занимаетесь порнографией на смерти. И ничем больше.

Нивелируете человеческую смерть. Это не то, на что можно глазеть за сосиской с макаронами в обеденный перерыв на ютубе.

Право на незнание. Я гляжу, опять с этим проблемы. Писал об этом несколько лет подряд, и опять те же вопросы. Ок,…

Geplaatst door Аркадий Бабченко op Vrijdag 15 maart 2019

Сопереживание – тяжелая душевная работа. Сопереживание – это когда в глаза посмотреть. Когда через себя протащить. Когда не знаешь, что сказать. Когда и уйти нельзя и оставаться нет сил.

А вы нивелируете эту работу.

Тем самым вы нивелируете человеческую жизнь.

Я понимаю, что СМИ иначе не выжить. И, чтобы быть на плаву, надо гнать топовые новости. Соревнуясь в этом со всякими желтыми и чернушными помойками.

Поэтому подкорректирую – все, кто ставит это видео и оправдывает свое решение о публикации какими– то высокими словами о долге, а не говорит напрямую – мы должны ставить, иначе проиграем в клик– бейте – мудаки. Все, кто говорит – хотя бы, по крайней мере, поступают честно.

Второе. Представьте, что во все мировые издания приходит мужик с автоматом и говорит – я сейчас пойду убью сорок человек, дайте мне оператора, потом покажете на своем телеканале. И все такие – вау, да, реально, это круто! И за убийцей ходит толпа операторов и показывает убийства в прямом эфире.

Но стоило чуваку нацепить камеру самому и самому сделать трансляцию – как именно это и произошло! Видео, как чувак в прямом эфире ходит и убивает людей – показывают все агентства по всему миру!

Объясните мне – а в чем разница– то?

Вы понимаете, что вы делаете ровно то, что он и хотел?

Что по факту вы находитесь в сговоре с террористом и выполняете ту часть его работы, которую он и хотел – распространяете его информацию во все уголки земли?

Бесплатно. Сами. Высунув язык. Обгоняя друг друга.

А ведь самая главная часть теракта – не собственно убийство. Самая главная часть теракта – влияние на общество. Путем его запугивания. Путем введения его в шоковое состояние.

Вы выполняете сейчас самую главную часть теракта.

За него. Добровольно.

А потом вы же и будете спрашивать – доколе? Как так получилось? Почему по всему миру начинают появляться последователи с автоматами и видеокамерами? Кто допустил?

Да фиг его знает. Действительно – и как так получилось, что все узнали и паре идиотов еще головы переклинило и они пошли убивать дальше…

Возвращаясь к сноске – порядочные СМИ, даже если бы они и хотели не публиковать это дерьмо, оказываются перед ситуацией конкурентного проигрыша с чернушными помойками, которые за кликбейт публикуют что угодно, а посему, я считаю, публикация подобного рода убийств должна быть запрещена на законодательном уровне. Чтобы оградить стремящуюся соблюдать человеческие приличия прессу.

Это должен быть закон. О конкуренции в СМИ. Раз уж на нравственное здоровье общества плевать, то хотя бы так. И, уверен, он будет принят. И, в первую очередь – в странах первого мира. На которые сейчас наверняка начнут кивать со «стандартами БиБиСи».

Третье. В чем суть журналистики? Суть журналистики не в том, чтобы первым опубликовать, как разлетаются мозги. Хотя именно это сейчас и считается ее сутью.

Суть журналистики в том, чтобы ставить перед обществом проблемы и побуждать власти путем общественного резонанса их решать.

Просвещать, информировать, развлекать.

Именно это и есть стандарт БиБиСи.

Универсальный для все журналистики.

Просвещать – на первом месте.

https://politua.org/2019/03/15/60594/

Какую просветительскую функцию несет демонстрация массового убийства безоружных людей?
Какую несет демонстрация повешения Саддама Хусейна или даже убийства Муаммара Каддафи, я понимаю. Не делай, как они. А то будет вот так.

Демонстрация военных преступлений российской авиации в Алеппо – несет информационную функцию. Вот, еще одно доказательство преступности этого режима и этой страны. Вы с ним «Северный поток» собираетесь строить? Ну, посмотрите еще раз. Это я тоже понимаю.

А здесь – что?

К решению каких задач подталкивает украинское общество демонстрация массовых убийств в Новой Зеландии?

Никаких.

А значит, исключительно третий пункт – развлекать.

Развлекать на убийствах.

Порнография смерти. Как и было сказано. Ничего больше.

Особенно это касается российских и украинских СМИ. Россияне сегодня трижды открывали огонь в Украине. Слава богу без потерь. Сегодня.

А позавчера – ранили двоих украинцев. А восьмого марта – еще пятерых. А пятого – еще троих. В феврале – восемь погибших. В январе – пятнадцать. В две тысячи восемнадцатом – восемьдесят. Восемьдесят человек. Убитых Россией. За прошлый год.

Но нет. Срочно! Видео! Фото! Шок! Новая Зеландия!!!!

Пофиг, что наша страна убила тринадцать тысяч человек. Вы посмотрите, что у них…

А украинских СМИ это касается в кратной степени.

У вас где ваши люди гибнут чуть не каждый божий день – в Новой Зеландии, или вот, под боком, шестьсот километров всего?

Топовая новость! Теракт в Новой Зеландии! Падение самолета в Эфиопии! Наводнение в Индонезии! Авария в Алабаме! Изнасилование в Токио! Срочно! Сель в Аргентине унес жизни ста человек! Эпидемия в Лаосе! Лавина в Альпах похоронила поселок! Троллейбус протаранил экскаватор в Дели! Срочно! Каждый день! Топовая новость!

Ой, подождите, а где наша страна? Как – просрали? А чо никто не писал…

Четвертое. Это уже читателям.

Друзья. Вы имеете полное право не знать об убийствах на другом конце планеты. Вы имеете полное право на свою информационную гигиену. Вы имеете полное право не видеть убийств, не слышать, как убивают людей, не переживать стресс, не подвергать свою нервную систему шоковому удару.

Вам не надо знать, как их звали. Вам не нужно видеть фотографии их детей. Не надо узнавать, как зовут оставшихся сиротами. Что говорит мама убитых.

https://politua.org/2019/03/15/60583/

Газеты это печатают для того, чтобы надавить вам коленом на слезные железы. Чтобы выдавить из вас очередной клик. Через три дня всем будет уже плевать. Уже сейчас никто не помнит, кто там разбился в Эфиопии.

А уж кто там разбился в Ростове – да уже и сам факт не помнит никто. А сколько скорби было, сколько траура… Как меня чуть с говном не сожрали. Причем по обе стороны границы.

В мире семь миллиардов человек. Вы имеете право не знать о том, что происходит с шестью миллиардами девятьюстами шестьюдесятью миллионами из них.

Я всегда всем советую: не смотрите новости, вам эти новости не нужны. Вам не нужно такое количество информации. Новостные сайты, соцсети подсовывают столько информации о том, что произошло где– то на другой стороне мира или с другими людьми, которых вы не знаете, и никогда в жизни не встретите, которую вы просто не в состоянии впитать. И вы зачем– то гонитесь за этой информацией, вы ее едите, вы ее требуете, покупаете и кормите вот этих вот всех разносчиков этих новостных вирусов.

Наш мозг устроен так, что мы не можем реагировать на такое гигантское количество людей. Наш мозг биологически развивался так, что мы общались с небольшой группой, несколько десятков, может быть, несколько сотен человек, входящих в нашу стаю.

Дальше нам уже тяжело. Вам нужна только та информация, которая будет влиять непосредственно на вашу жизнь и жизнь вашей стаи. Узнавайте ту информацию, исходя из которой вы будете развивать свои дальнейшие стратегии своего поведения и построение своего будущего.

Те эмоции, которые вы потратите на незнакомых вам людей – вы не потратите на своих близких.

Шоковый выплеск гормонов от убийства в Крайстчерче обернется эмоциональной ямой вечером, когда ваш ребенок придет из школы. Дочь приходит к маме – а мама уже вымотана переживанием массового убийства на другой стороне планеты, которому она ни помешать, ни противостоять не может. В итоге ребенок в этот вечер остается эмоциональной сиротой.

А на следующий день – очередная топовая новость. Шок! Сенсация! Срочно! Заходи! Открывай! Читай! Смотри!

Не ведитесь вы на это.

Вы имеете право на незнание. На информационную тишину.

Решайте в первую очередь свои проблемы. Те, что касаются непосредственно вас и вашей страны. Тем более, когда их – и так выше крыши. А уж Новая Зеландия как– нибудь и без нас справится. Уверен.

Я понимаю, почему это потребляют в странах первого мира. Там с проблемами – реально проблема. Своих уже не хватает. Слишком сытая комфортная жизнь. А встряски нужны. А сопереживать надо. А шок организму время от времени требуется. И в ход идут проблемы общемировые.

https://politua.org/2019/03/15/60578/

Но нам– то?

Основной критерий для потребления информации – крайне простой алгоритм. Всего четыре пункта.

Это влияет на мою жизнь? На жизнь моих близких? На жизнь моей страны?

Если нет – могу я как– то помочь тем, о ком написано в этой статье? Что я могу для них сделать?

Если нет – могу я как– то влиять на ситуацию, чтобы предотвратить повторения подобного в дальнейшем?

Если нет – могу я из этой информации сделать какие– то выводы, чтобы скорректировать свои дальнейшие стратегии поведения?

Если ответы на все четыре пункта «нет» – это информация не требует вашего потребления.

Можете помочь – помогайте. Нет? Тогда что вы будете делать с этой информацией? Зачем она вам?

Информация – это всегда толчок к действию.

Знать и не делать – хуже, чем не знать.

Это тоже эмоционально травмирует.

Запомните это.

Вот прочитать аналитическую статью, сделаную на анализе данных из Крайстсерча, как вести себя, когда в помещение заходит вооруженный психопат – это нужная информация.

Смотреть, как убивают людей в прямом эфире – мало того, что ненужная – это аморальная, развращающая, выматывающая, нравственно опустошающая и эмоционально травмирующая информация.

Займитесь той информацией, которая вам нужна. Направьте свои силы на то, чтобы помочь тем, кому можете помочь. Свою нервную энергию направьте на сопереживание тем, кому оно может принести помощь.

В первую очередь – на своих близких.

Свой адреналин приберегите для тех случаев, когда он понадобится вам или вашим близким.

Нервные клетки не восстанавливаются.

Помните об этом.

Аркадий Бабченко, Facebook

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...