Жизнеописание гопника и стукача Вовы. Из сценария фильма о великом Вошьде

Эйдман опубликовал некоторые сцены из сценария будущего фильм о российском диктаторе Вошьде Вове. Он приглашает читателей принять участие в доработке сценария.

Переиграть российское телевидение можно только эффективными точечными ударами по наиболее важным компонентам пропаганды, прежде всего по ее «замковому камню» – образу «вождя», пишет Игорь Эйдман на своей странице в Facebook.

Диктаторы больше всего боятся показаться смешными и жалкими. Смех разрушает «чудо, тайну и авторитет» их власти.

Нужен фильм о Путине в стиле «Похорон Сталина». В России такой фильм на экраны не пустят, но это только поможет популярности в интернете.

https://politua.org/2018/02/18/36329/

Продолжаем работать над проектом художественного фильма о Путине и формировании его режима, в значительной степени основанном на фактическом материале.

Главный герой прямо не называется Путиным, но повторяет его биографию. Жанр – физиологический очерк (с элементами черной комедии) жизни одного мелкого негодяя из полууголовной среды, ставшего международным преступником и диктатором. Среди персонажей – тень Сталина, ведущая Вовочку по жизни.

Ниже здесь опубликованы некоторые сцены. Приглашаю читателей принять участие в доработке сценария.

Сцена 30

Вечером в подсобке секции «Труд» тренер Вовы по дзюдо (протитип Леонид Уcвяцев, он же Леня-спортсмен) и три его ученика Вова, Аркаша (Ротенберг) и Костя (Голощапов) выпивают.

Подростки быстро хмелеют, но пытаются хорохориться. Вовочка самый маленький и жалкий. Подвыпивший тренер вещает пацанам.

– Бухать можно, но умеренно и с надежными друзьями. Бухло спорту не помеха. Мы что не русские? На Руси без пьянки никак. Это еще какой-то князь древний сказал.

Я когда на зоне чалился, каждый день мечтал о водке и бабах конечно. Тоска, кругом уроды какие-то, колючка, вертухаи злобные.

А мне снится, что я с нарядной телкой в кабаке. Скатерти белые, кругом официанты снуют. И мы такие все из себя напомаженные садимся за столик.

А там уже водочка ледяная дожидается, икорка, шампанское. Тут я червонец в оркестр бросаю: «мне из Битлов чего-нибудь слабайте». И мы с чувихой танцуем. Она ко мне прижимается… А потом я кончил и проснулся.

Ржет.

Пацаны смущенно хихикают и продолжают молча слушать. Аркаша, наиболее бойкий, наконец, решается спросить:

– Леонид Ионович, а вас за что посадили?

Из сценария фильма о великом ВошьдеПереиграть российское телевидение можно только эффективными точечными ударами по…

Geplaatst door Игорь Эйдман op Woensdag 23 januari 2019

Пьяный тренер резко его одергивает:

– Слышь, ты, умник, никогда не задавай таких вопросов! Ни за что сидел. Просто жить красиво хотел, вот и посадили. Чтобы так жить нужны деньги, много денег.

Не подмажешь, не проедешь, не обманешь – не продашь. Деньги есть, и ты как барин одеваешься во фрак. Благороден и шикарен, а без денег ты мудак. Вот такой как вы все голодранцы…

Опять смеется.

– Но не ссыте. Сейчас времена изменились. Умный человек всегда себе пропитание найдет. По стране полно жирных фраеров, цеховиков всяких, катал.

Их просто немного придушить надо, как на ринге; провести болевой, потом удушающий и все фраерок потек, все тебе отдаст и ментам не стукнет. Я вас возьму на дело когда-нибудь. Вот это мелкий поц (показывает на Вову) – злой, он из любого фраера бабки вышибет.

Пацаны неуверенно переглядываются. Вова польщено улыбается.

– А ментов вы не бойтесь. Они – слабаки. Мы их купим и продадим. Вот КГБ – солидная контора, уважаю. Менты над ворами, а КГБ над ментами. Поняли?

За спиной Вовы появляется ухмыляющая тень Сталина:

– Слушай учителя, он дурного не посоветует.

Сцена 31

Вовочка вместе с друзьями тусуется поздним вечером в подворотне. Один из подростков говорит другим:

– Пацаны, на склад, где мамка кладовщицей работает, завезли джинсы из Индии. Там охраны нет. Возьмем каждый по упаковке и деру!

Пацаны соглашаются и «идут на дело».

Доходят до склада. Залезают в полуоткрытое окно. Вовочка тоже пытается, но окно для его роста слишком высоко расположено. Он подпрыгивает, мечется, пытается ухватиться за подоконник, но срывается. Заводила кричит ему:

– Тогда, шкет, будешь на шухере стоять, только не вздумай сбежать.

Пацаны уходят в глубь склада, а он остается на улице. Злится, молча ругается, слезы катятся по его щекам. Вдруг видит милицейскую машину, несущуюся в сторону склада. Вовочка бежит подальше от ментов, не предупредив подельников (ему не до этого). Издали он видит, как подъехавшие милиционеры задерживают подростков. Неудача с окном оказалась везением. Вова скрывается от милиции. Идет домой, бурча под нос:

– Ну, на фиг такие приключения. Надо корочку и погоны иметь. Кто в погонах, тот и прав. Бабки иметь, конечно, хорошо. Но сидеть потом за них, как Леня-тренер? Не, ну его на фиг.

«Мы пойдем другим путем» – говорит тень Сталина у него за спиной и смеется.

Сцена 32

Вова случайно замечает, что два знакомых старшеклассника о чем-то заговорчески переговариваются в школьной раздевалке. Он прячется за одеждой, висящей на вешалках, подслушивает и наблюдает.

Разговор идет о какой-то книге, где «вся правда» и за которую «могут посадить». Одина парень (тот который отверг настойчивые Вовины ухаживания) передает ее другому, который прячет ее в портфель. Вова подсматривает автора и название книги: «Оруэлл. 1984».

Вова выбирается из-за укрытия. Мгновенная борьба с собой. И вот он уже врывается в кабинет директора:

– Иван Петрович, у меня срочное государственное дело. Я только что видел, как ученик Глотов передал какую-то явно антисоветскую книгу Петрову.

Директор (с недоверием):

– Кто автор?

– Виноват, автора не запомнил, но название: «1984», на цифры у меня память хорошая.

– Понятно, действительно очень вредная книга. Сейчас срочно примем меры. Задержи их, какой-нибудь болтовней. А я позвоню в органы.

Вова ловит у выхода Глотова и Петрова, которые уже собрались уходить из школы. И начинает, задыхаясь, рассказывать им, что у него есть возможность купить недорого американские джинсы. Те заинтересованно слушают, задают вопросы.

И вдруг с улицы врывается группа захвата. Ни слова ни говоря, она задерживают всех троих и начинает обыскивать портфели. Мгновение и опасная книга обнаружена. Глотова и Петрова уводят.

Сталин откуда-то с неба: «Молодец Вова – поймал врага».

Сцена 33

Перед выпускным. Вова идет по школе, с ним никто не здоровается. К нему подбегает секретарша и говорит, что в кабинете директора Вову ждут какие-то важные люди.

Вова входит в кабинет. Директора там нет, но есть два представителя «органов» в одинаковых серых костюмах.

Первый: «Привет, сынок! Ты молодец, проявил себя как настоящий комсомолец. Разоблачил антисоветчика».

Второй (не давая Вове опомниться): «Мы давно приглядываемся к тебе. Нам такие настоящие, честные ребята нужны. Надоело уже с этой сранью интеллигентской возиться».

Первый: «Будешь нам помогать, а мы поможет тебе».

Второй: «Ты куда, кстати, поступать собираешься?».

Вова: «В политехнический. Пойду потом инженером на завод, где отец работает».

Первый: «Рабочая династия – это хорошо. Но мы тебе предлагаем на юридический поступить. Нам грамотные, преданные люди с юридическим образованием нужны».

Вова: «Туда же по блату в основном идут, да я и к экзаменам не готовился». Первый: «Не переживай. Все сдашь на пятерки. Это мы тебе гарантируем» (улыбается).

Второй: «Потом будем встречаться иногда. А ты нам расскажешь, как ведут себя студенты, о чем говорят, спорят, как самовыражаются, так сказать».

Первый: «А после окончания ВУЗа мы тебя в органы возьмем. Будешь как капитан Вихрь, в тылу врага работать» (улыбается).

Второй: «Ну что согласен?».

Вова, не раздумывая, несколько неловко старясь говорить четко по-военному: «Спасибо за доверие. Оправдаю. Справлюсь. Служу Советскому Союзу!».

Чекисты снисходительно смеются.

Первый: «Да ты – орел, мы рады, что в тебе не ошиблись».

Тень ухмыляющегося Сталина из-за спины: «Далеко пойдешь, Вова-джан».

Сцена 34

Вова – студент. На конспиративной квартире он докладывает Первому: «Студенты Варламов и Марцынкевич явно антисоветски настроены, увлекаются чуждой нам идеологией хиппи, слушают западную безыдейную музыку.

Студентка Иванова ведет аморальный образ жизни, встречается с иностранцами, хочет выйти за одного из них замуж. Студенты Петров, Сидоров и Наравцевич ходят в церковь, молятся»…

Игорь Эйдман, Facebook

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...