Православная церковь Украины. О чем говорит церковный устав?

К сожалению, участники собора были настолько заняты избранием предстоятеля, что у них не нашлось времени хотя бы вкратце ознакомиться с уставом, что гораздо важнее.

Я уже неоднократно напоминал о самом важном, что было сделано в ходе объединительного собора 15 декабря 2018 – это принятие устава новой церкви. Стало быть, церковь создана, пишет в Facebook профессор университета Лойола-Меримаунт в Лос-Анджелесе, глава отдела внешних церковных связей Украинской православной церкви в 2007-2009 годах Кирилл Говорун.

Затем на основании этого был избран ее предстоятель. Иными словами, церковь начала существовать не вследствие избрания предстоятеля, а в результате принятия устава. И уже после этой процедуры избран предстоятель.

#ConstitutionПро статут ПЦУ №3Як я раніше зазначав, канонічною підставою для надання Константинополем автокефалії…

Geplaatst door Cyril Hovorun op Vrijdag 21 december 2018

История этого документа следующая. Его проект подготовили в Греции профессора богословских факультетов. Он рассматривался на заседании Синода Константинопольского патриархата в ноябре нынешнего года.

После одобрения Синодом чрезвычайный экзарх патриархата митрополит Галльский Эммануил доставил текст в Киев, где с ним ознакомилась специальная комиссия из представителей украинских церквей во главе с митрополитом Эммануилом. Комиссия внесла свои предложения по уставу. В таком измененном виде его и представили на объединительном соборе.

К сожалению, участники собора были настолько заняты избранием предстоятеля, что у них не нашлось времени хотя бы вкратце ознакомиться с уставом – самым важным пунктом повестки дня, и приняли предложенный комиссией вариант без надлежащего обсуждения.

Далее я сравниваю два варианта устава: принятый Синодом Константинопольского патриархата и утвержденный объединительным собором. В некоторых случаях этот статус, что и подразумевалось Константинополем, исходит из греческого оригинала, который я привлекаю к анализированию.

Еще раз отмечу: если между двумя вариантами существуют разногласия, то они были предложены комиссией в Киеве во главе с митрополитом Эммануилом, а не собором.

Первое изменение касается названия Церкви. В константинопольском варианте предлагается: «Православная церковь в Украине». Принятый вариант: «Православная церковь Украины». Рассматривалась и третья версия: «Украинская православная церковь». Это название является наиболее этнофилетическим, поскольку выделяет национальный характер церкви – это, кстати, дополнительный аргумент для существующей УПЦ не привязываться к этому сомнительному самоназванию.

Наименее этнофилетическим и наиболее экклезиологически корректным является название, предложенное Константинополем: «Православная церковь в Украине». Она подчеркивает универсальность и всеобъемлющий характер этой Поместной церкви.

Название «Православная церковь Украины», скорее, компромиссное. Здесь первые позиции занимает собственно идентичность этой церкви: православная, и в то же время превращает другую идентичность – украинскую – из локальности в предикатив.

Подобных компромиссов между экклезиологической точностью константинопольских формулировок и определенной тенденцией к этнофилетизму и епископоцентризму новой церковной структуры по всему тексту документа предостаточно.

Как я уже упоминал ранее, каноническим основанием для предоставления Константинополем автокефалии ПЦУ стал отзыв акта от 1686 года. В итоге в Украине сначала была восстановлена Киевская митрополия в составе Константинополя, а затем ей предоставили автокефалию.

В уставе нигде не упоминается о таком прошлом ПЦУ, кроме одной загадочной фразы в п.І.2: ПЦУ является «автокефальной, согласно предоставленным ей кенотично (через самопожертвование) этим статусом». В греческом тексте нет фразы в скобках – это объяснение для украинцев.

Константинополь пожертвовал зависимостью от него своей Киевской митрополии и предоставил ей независимость. Очевидно, это не просто красивая фраза, а реальная ситуация, когда Константинополь не воспользовался случаем, которое происходит раз в тысячу лет, получить себе в подчинение целую церковь – хотя иерархи последней своими распрями постоянно способствовали откладыванию рассмотрения вопроса о независимости.

https://politua.org/2018/12/21/55541/

В то же время в уставе говорится, что ПЦУ обладает правом коммуницирования с другими поместными церквями через Вселенский Патриархат. Эту фразу можно расценивать как некую форму зависимости от Константинополя. Действительно, другие поместные церкви не разделили бы мнения о том, что они коммуницируют между собой через Константинополь, – только напрямую.

Однако эта фраза – на самом деле очень разбавленная форма восточного юрисдикционного монизма, подобного западному монизму Средневековья. Она – продукт полураспада средневековой монархии Константинопольской церкви. Кстати, в Средневековье и в эпоху модерна реальная монархия Константинополя в православном мире никому не давала поводов обвинять его в папизме. Потому что эта монархия обладала несколько иной герменевтикой.

Это положение располагает и практическим следствием: Константинополь согласился с тем, что признание ПЦУ другими поместными церквями – это, вероятнее всего, станет его головною болью.

Кирилл Говорун, Facebook

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...