Покойная Алексеева и живой труп Путина. Приход охранника на государственные похороны

Кончина Людмилы Алексеевой доставила немалые проблемы российским охранным службам.

Главный начальник страны, который неоднократно общался с Людмилой Михайловной, вроде бы решил отметиться и на похоронах, которые де-факто превратились в государственные. С такими неизбежными атрибутами, как топтуны, рамки металлоискателей и снайперы на крышах, пишет на страницах «Ежедневного Журнала» военный эксперт, заместитель главного редактора Александр Гольц.

Путину-то что, сказал: «Желаю, чтоб…» – а дальше хоть трава не расти. А чинам из Федеральной службы охраны надо репу чесать, думать, как не только безопасность, но и душевный комфорт президенту обеспечивать. Однако как тут обеспечить комфорт, позвольте спросить, когда сегодня в Доме журналиста собираются люди, которые президента не очень, мягко говоря, любят.

Мало того, прознав про его намерение прибыть в Домжур, некоторые в интернете стали обсуждать, как бы выразить главе государства свою нелюбовь. Да еще правозащитник Лев Понамарев, которого только что отправили отбывать 16 суток за перепост в том же интернете, вдруг начал просить (неслыханная наглость, согласитесь), чтобы его отпустили попрощаться с человеком, которого он знал несколько десятилетий.

Ну, охранители, люди обученные, могут, конечно, нагнать массовку, которая регулярно кого-нибудь изображает на встречах главного начальника с подведомственным народом: сегодня рабочих, завтра крестьян, послезавтра рыбаков. Побудут и скорбящими, а заодно обеспечат надежную изоляцию и защиту главы государства. Здесь для охранников все понятно.

Но что делать с неорганизованными да к тому же недоброжелательно настроенными к Путину людьми, которые имеют полное право прийти попрощаться? Понятное дело, Пономареву в просьбе было немедленно отказано. Чем нынешние охранители превзошли первых чекистов, которые некогда все же отпустили из застенков анархистов на похороны князя Кропоткина.

Путин на похоронах Алексеевой.

Мало того, всех, кто решил прийти в Дом журналиста, решили запутать и напугать. В СМИ вдруг появилась информация, что для участия в прощании не только журналистам, но и простым гражданам требуется некая специальная аккредитация в ФСО.

Прошло несколько часов, прежде чем глава СПЧ Михаил Федотов сообщил, что попрощаться с легендарной правозащитницей могут все желающие. Представители ФСО, которые при желании могли бы сразу разрешить это недоразумение, многозначительно молчали. Эти игры охранников у гроба оставляют омерзительное ощущение.

Так уж получилось, что именно в эти дни в том, что называют нашей внутренней политикой, обозначился важный поворот. Власть начала действовать совершенно ничего не стесняясь, даже не пытаясь что-то там скрывать. Решено наказать Пономарева – его сажают под абсолютно смехотворным предлогом.

При этом совершенно независимые судьи Мосгорсуда игнорируют мнение выступившей в защиту Пономарева уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой, не говоря уже об обращении членов президентского Совета по правам человека. Точно так же на местах проигнорировали неоднократные намеки высокопоставленных кремлевских чиновников о прекращении репрессий в отношении популярных музыкантов.

Некоторые обозреватели связывают происходящее с формированием «партии силовиков», которая на всех фронтах принялась-де теснить партию кремлевских «либерал-технократов». Мне кажется, что никаких «либерал-технократов» за кремлевской стеной давно уже не водится. А всякие финансисты-экономисты и прочие социологи играют роль чекистской обслуги. На наших глазах одна группа силовиков перехватывает власть у другой.

Лет пятнадцать назад один околовластный остряк констатировал, что вся политическая борьба в России сводится к конфликту между Первым (разведка) и Вторым (контрразведка) главками КГБ СССР. Сегодня можно сказать, что власть у чекистов отнимает ФСО. Федеральная служба охраны не только стала главным кадровым резервом для президента, но именно ей, как видим, принадлежит сегодня последнее и решающее слово в решении внутриполитических проблем.

Собственно говоря, чем дальше, тем больше внутренняя политика сводится к обеспечению безопасности президента, которая рассматривается как сохранение власти Путина. И здесь выдвижение на первые роли охранников выглядит вполне закономерным.

Однако у телохранителей иная логика, чем у сотрудников других спецслужб. ФСБ по определению должна заниматься «оперативной работой», вести игры с противниками власти, провоцировать их, вербовать агентов и т.д. Поэтому обречена на некий, пусть специфический, но все-таки диалог с оппонентами Кремля.

Гроб Алексеевой во время прощания с ней.

Для телохранителей все проще. Нужно, чтобы противников власти просто не было в поле зрения, чтобы они не могли доставить хоть какие-то неудобства охраняемому лицу. Идеалом является проезд главы государства по разом вымершей Москве в день инаугурации в 2012 году. К этому идеалу власть, похоже, и намерена стремиться впредь.

Александр Гольц, «Ежедневный Журнал»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...