Трудный путь украинской автокефалии. О конфликте интересов в православии

Встреча Петра Порошенко с архиереями УПЦ МП, анонсированная на 13 ноября, прошла по сценарию, описанному в старой песне: «Мы оба были. Я у аптеки. А я в кино искала вас…».

Епископы ждали президента в Киево-Печерской лавре – локации, о которой и была предварительная договоренность. А он в последний момент все переиграл, и глава его администрации пригласил их в Украинский дом. Священники приглашение проигнорировали, продолжив начатое заседание Священного Синода в стенах лавры, пишет на страницах «Фокуса» публицист, журналист Юрий Божич.

Ситуация вполне доступно иллюстрирует спутанный клубок противоречий, который возник вокруг и в связи с предоставлением Вселенским патриархом автокефалии Украинской православной церкви. Разве что количество задействованных здесь игроков скромнее. Потому что на самом деле сил, напрягающих свои религиозно-политические мускулы ради того, чтобы выиграть в битве под названием «Томос», куда больше.

https://politua.org/2018/11/15/53262/

В день несостоявшейся встречи предстоятель Украинской православной церкви МП митрополит Онуфрий заявил: «Церковь пытаются втянуть в политические игры. Церковь хотят превратить в политический инструмент, при помощи которого можно было бы достичь каких-то своих земных целей. Наша цель – сохранить чистоту православной веры, сохранить верность свою Христу».

Слова, конечно, проникновенные. Но они преподносят нынешнюю схватку за церковный институт как событие из ряда вон выходящее. Тогда как на самом деле РПЦ, в составе которой и пребывает УПЦ МП как «самоуправляемая церковь с правами широкой автономии» (как гласит глава X Устава РПЦ), всегда и была во многих смыслах политическим инструментом власти.

Иван Агаянц, знаковый персонаж КГБ, похитивший в свое время план Маршалла и переправивший его в Москву, заставивший говорить о себе в ЦРУ как об «угрозе Америки», был одним из авторов идеи вербовать епископов РПЦ в качестве платных агентов КГБ. Однажды на встрече с представителями Румынской православной церкви он заявил: все клирики, работающие на международном направлении, являются сотрудниками КГБ либо гражданскими служащими под прикрытием КГБ. Реализации такого же подхода он требовал от спецслужб вербовки в Восточной Европе.

https://politua.org/2018/11/14/53252/

С тех пор мало что изменилось. Агент «Михайлов» и патриарх Кирилл, как выяснили журналисты и религиозные деятели, – это не два разных лица, а одно. В 2003 году член Московской Хельсинской группы священник Юрий Эдельштейн даже направил президенту России Путину письмо, где обвинял Кирилла в связях с КГБ. Что ж, и священники бывают наивны: жаловаться верховному чекисту на агента в рясе! Разумеется, Гундяев стал главой Русской православной церкви. Случайности тут никакой.

Именно в силу того, что РПЦ уже давно и прочно – удобная дубинка в руках политиканов. Этот симбиоз, представленный в Киеве «дочерней» церковью, которую ныне возглавляет митрополит Онуфрий, сегодня главная сила, противостоящая созданию Поместной Церкви в Украине. Хотя и у нее есть «план Б», который, похоже, мог бы прийти на смену «плану А», если бы в УПЦ МП были уверены, что его можно реализовать.

Речь о кандидатурах на пост главы создаваемой церкви. Есть несколько ключевых фигур (все как одна пророссийские), на которые там, при хороших раскладах, могли бы сделать ставку. Кроме самого Онуфрия, бориспольский митрополит Антоний, одесский – Агафангел, донецкий – Илларион. Но едва ли возможно в принципе, чтобы эти грезы в ближайшее время сбылись.

https://politua.org/2018/11/14/53248/

Пока что УПЦ МП изображает оппозицию и борца за веру против политики. Впрочем, если бы дело было только в ней, возможно, накал страстей вокруг томоса сегодня не был бы столь сильным.

Внутри тех, кто считает автокефалию верным путем, нет единого мнения на многие вопросы устройства всеукраинской церкви. В том числе – на то, кому ей надлежит править. Здесь обозначились, по крайней мере, четыре фигуры, у каждой из которых своя точка зрения на проблему.

Главный вдохновитель идеи автокефалии – предстоятель УПЦ КП Филарет, заявлявший ранее свои права на то, чтоб стать первым лицом в новой украинской церковной иерархии, на минувшей неделе направил в Константинополь отказное письмо: мол, он согласен не выдвигать свою кандидатуру на этот пост. Чем тотчас заставил припомнить фигуру Моисея, который, как известно, умер на границе Земли Обетованной, так и не войдя в нее.

https://politua.org/2018/11/14/53240/

Правда, в случае с Филаретом символика совсем иная, чем с ветхозаветным вождем. Он отнюдь не жаждет выпускать бразды правления из рук. Взамен «отречения» он хочет, чтобы собор, на котором будут избирать нового предстоятеля, в чьи руки и будет передан томос, признал за ним титул «почетного патриарха». Закрепив таким образом за ним статус морального авторитета украинского православия.

Вдобавок одно из его чаяний – чтобы главой новой церкви стал митрополит Епифаний, его протеже, его креатура и его ученик. Такая конструкция, если она будет возведена на практике, превратит Филарета в Дэн Сяопина украинской церковной иерархии. Человека, как бы без мощных официальных титулов, но, в сущности, с широкими полномочиями.

Согласятся ли с таким поворотом другие заинтересованные лица? Вряд ли.

https://politua.org/2018/11/14/53237/

Глава Украинской автокефальной православной церкви митрополит Макарий тоже отправил депешу на Фанар. Он также не собирается баллотироваться в новые предстоятели, поскольку, дескать, не обладает достаточным авторитетом и возможностями. Не будь между ним и Филаретом известного противостояния, он, возможно, мог бы кивнуть в сторону последнего: вот он, наш правитель!

Но Макарий сделал по-иному. Он попросил Вселенского патриарха Варфоломея определить на должность нового предстоятеля кого-нибудь из «варягов» – представителей Константинополя. А уж епископы УАПЦ поддержат этот священный выбор с полным единодушием.

Позиция самого Варфоломея пока неясна, но вполне возможно, что алгоритм, предложенный Макарием, его вполне устроит. И на кого-то из знаковых сегодня фигур – скажем, экзарха Даниила (Зелинского) или архиепископа Иова (Гечу), – может пасть выбор. Но, опять-таки, тут есть подводные камни. Потому что еще одним игроком выступает в этой борьбе президент Порошенко.

https://politua.org/2018/11/14/53233/

По информации, появившейся в медиа, он хотел бы видеть главой новой церкви митрополита Винницкого и Барского Симеона. Что выглядит вполне логично для человека, который повсюду расставляет своих людей и для которого сама формулировка об отделении церкви от государства – нонсенс и верх наивности. Какое там отделение! Все переплетено со всем!

Надо лишь уметь правильно, как ткачу-профессионалу, использовать эти уток и основу. Чтоб получить в результате прочную ткань – государство.

Кто и каким именно образом победит в этом противостоянии – пока неясно. Конец сегодняшнего дня остался, похоже, за Онуфрием. По крайней мере, его церковь обнародовала громкое решение Синода: она разрывает отношения с Константинополем. Поступая в этом смысле как однояйцевый близнец РПЦ. Так что великие битвы вокруг томоса у нас, похоже, еще впереди.

Юрий Божич, «Фокус»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...