Византийское наследие: чем устраивает и Киев, и Москву ответ Вселенского Патриарха Варфоломея

Продолжение истории с «созданием» единой поместной церкви в Украине воспоследовало даже быстрее, чем думалось. резолюция Синода – образчик изощренной греческой дипломатии. Если настоящий дипломат никогда не говорит «нет», а настоящая леди – «да», то церковная дипломатия хотя бы немного – леди.

Уже на прошедших выходных состоялось заседание Синода, на котором было рассмотрено обращение украинских властей к вселенскому патриарху с просьбой о предоставлении украинской православной церкви автокефального статуса. Никаких намеков на существенный прорыв в документе, принятом Синодом, нет – ни программы действий, ни условий, ни сроков и намека на способы и механизмы. Но есть несколько обнадеживающих пассажей, пишет Екатерина Щеткина на страницах «Деловой Столицы».

В общем, резолюция Синода – образчик изощренной греческой дипломатии. Если настоящий дипломат никогда не говорит “нет”, а настоящая леди – “да”, то церковная дипломатия хотя бы немного – леди. Зато эффект, произведенный этим документом в Украине, просто чудесный – все довольны. Или, о всяком случае, все так говорят.

https://politua.org/2018/04/23/41967/

Так говорит президент Порошенко – он уверен (по крайне мере, пытается уверить избирателя), что это решение “в нашу пользу”, что “процесс пошел” и т.д. Даже само то, что не успел он обратиться к патриарху, а реакция – какая-никакая – в мгновение ока воспоследовала – это уже кое-что.

Довольны в УПЦ КП – там уверены, что в документе совершенно не напрасно указана “особая забота” Вселенского патриарха об украинской церкви, а также то, что украинский вопрос – полностью в компетенции Константинопольской церкви-матери, да и прямо сказано – “будем решать”.

Довольны и в УПЦ МП – там уверены, что ключевая позиция Вселенского патриарха отражена в пассаже о “единстве вселенского православия” да еще в намерении решать украинский вопрос в тесном диалоге с сестринскими церквями. Кроме того, в документе есть ремарка “как и раньше”. Не в первый раз, мол, вопрос поднимают – и снова на место кладут…

https://politua.org/2018/04/23/41965/

Доволен, надо думать, и Вселенский патриарх, который вот так просто – несколькими фразами – всех довел до полного удовлетворения и, возможно, его теперь какое-то время трогать не будут. Что именно имел в виду патриарх и Синод, какие пассажи для них ключевые и какие планы они имеют в реальности, нам неизвестно. Возможно, это еще до конца не известно и им самим – решение о том, в какую сторону повернуть, будут приниматься по ходу пьесы.

Тем не менее, та широта маневра, какую патриарх оставил для себя, некоторых “удовлетворенных” заставляет нервничать. УПЦ МП сопроводила свое “официальное удовлетворение” предупреждением: Вселенский патриарх должен помнить, что вопрос об автокефалии следует решать консенсусом, т.е. с согласия всех поместных церквей. И предупредила, что вскоре могут начаться визиты делегаций Вселенского патриарха к руководителям других поместных церквей – так вот, чтобы все помнили, кто тут, в Украине неканоничный и не поддавались на провокации.

Можно не сомневаться, что консенсуса на сей счет не будет – хотя бы одна поместная церковь обязательно выскажется против, и мы с вами знаем, какая именно. Вселенский патриарх знает это не хуже нас с вами. Но консенсуса с Москвой у него нет и по другим – может, даже более важным для него – проектам. Которые он, тем не менее, как-то претворяет в жизнь. Консенсус – слишком очевидный способ связать Вселенского патриарха по рукам и ногам, чтобы он так легко его принял и смирился.

https://politua.org/2018/04/23/41988/

Визиты делегаций по православным городам и весям, скорее всего, будут. И если нам повезет и намерения патриарха на сей раз серьезны, то на этих встречах вряд ли все будет упираться именно в вопрос “давать или не давать”. Основной темой обсуждения должно стать – как именно это сделать. Так, чтобы не навредить еще больше – и Украине, и мировому православию.

До сих пор, казалось, ключевой позицией – и условием – Вселенского патриарха было единство. Сначала единство – потом автокефалия. Это снимало хотя бы одну проблему – какой именно из существующих церковных структур адресовать эту автокефалию. УПЦ МП, разумеется, не рассматривалась как кандидат – она находится в юрисдикции другого патриархата, да и не просила никогда ни о чем таком.

Оставались УАПЦ и УПЦ КП, которым еще до того, как получить автокефалию, следовало предоставить канонический статус. Таким образом процедура вырисовывалась такая: объединение посильное (на неискушенный взгляд) двух непризнанных православных церквей, каноническое признание, автокефалия. Эта позиция была озвучена патриархом в 2001 году, но все сорвалось, потому что объединить “автокефалов” оказалось не так то просто.

https://politua.org/2018/04/23/41986/

Это как будто снимало ответственность с Вселенского патриарха, но Украина продолжала бомбардировать Фанар своими просьбами. Дилемму патриарха можно понять – если давать автокефалию, то кому? Которой из двух церквей-претенденток? Принято считать, что “базой” для автокефалии должна стать УАЦП – как “менее конфликтная” (на самом деле, потому что одиозная фигура патриарха Филарета многих смущает).

Но УАПЦ – особенно последнее время – очень малочисленна и не пользуется хоть сколько-нибудь серьезным весом в Украине. В то время как УПЦ КП весьма многочисленная, широко представлена во всех регионах и имеет во главе очень яркую фигуру патриарха Филарета – пускай он и одиозен. Какой же смысл связываться с аутсайдером, если есть такой видный претендент?

Смысл очевиден – с аутсайдером проще договориться. Попытки договориться напрямую с патриархом Филаретом не приводили ни к чему – патриарх твердо гнет свою линию, прекрасно зная, что имеет для этого возможности и ресурсы. За ним тысячи верных, государственный интерес, поддержка власти, обширная материальная база. Не говоря уже об авторитете создателя самостоятельной украинской церкви и бескомпромиссного борца с Москвой. Его позиция слишком хорошо известна – ни Москвы, ни Константинополя. Только полная и безоговорочная автокефалия.

https://politua.org/2018/04/23/41953/

Открытым остается вопрос, зачем тогда это нужно Вселенскому патриарху – ведь одни проблемы и ничего взамен. Но у Украины свои резоны – по канонам независимое государство имеет полное право при желании и политической воле иметь “свою” церковь. Все прочие обстоятельства – количество церквей, как признанных, так и непризнанных, – частности. Тот факт, что независимое государство с превалирующим православием и одной из самых крупных по численности церквей не имеет автокефалии – прямое нарушение канонических принципов и свидетельство несостоятельности структур, которые действуют в мировом православии.

Читайте также  Украина и Грузия уверенно идут в НАТО. Кремль в бешенстве от собственного бессилия

В общем, хотите узнать, как спасти репутацию мирового православия – спросите нас. Но наша сила – наша проблема. И то, что наши требования оправданы, и то, что мы едва ли не самая крупная по численности церковь (возможно, уступаем Румынской ПЦ) и даже то, что наш статус – лакмус для состояния мирового православия, все это вместе делает наше положение почти безнадежным.

Начать хоть с численности. Украинская церковь, буде она получит канонический статус, сразу получит слишком большой вес в межправославном диалоге – слишком много новых и довольно непредсказуемых игроков на очень старых подмостках. А учитывая нашу постсоветскую натуру, эти игроки могут оказаться весьма неизбирательны в методах и весьма ненадежны в союзах.

https://politua.org/2018/04/23/41916/

Продолжим законностью наших притязаний. Поскольку обеспечить законность в данном случае довольно сложно, игроки могут прийти к консенсусу в том смысле, что ничего менять не нужно. Проблема слишком велика. Поэтому подождем-посмотрим. Может, во благовремение Бог сам все управит…

Но ситуация может резко измениться, если украинский церковный вопрос станет ставкой в большой политической игре. Собственно, он давно является такой ставкой, но есть шанс, что ею воспользуется еще кто-то, кроме Москвы. Например, это мог бы быть изящный поворот со стороны президента Эрдогана. У которого трудно складываются отношения с кремлевским коллегой и в Сирии, и в Крыму. Путин отхватил Крым? Что ж, Эрдоган может вот таким неожиданным образом обрезать Кремлю последние ниточки контроля над Украиной. Вернее, не обрезать, а просто забрать в свои руки.

Подобные мысли могут возникнуть не только в Анкаре, но и – даже с большей вероятностью – в Вашингтоне. Если у кого-то действительно есть желание вывести Украину из орбиты России и расширить нейтральную территорию между Азией и Европой, то церковная автокефалия для Украины была бы необходимым шагом.

https://politua.org/2018/04/21/41906/

Но кто бы ни был заинтересован, кто бы ни подтолкнул процесс предоставления автокефалии, боюсь, патриарху Варфоломею придется отказаться от своего первоначального плана. “Сначала – единство” не будет. Будет “сначала – автокефалия”. А потом все сами прибегут. Возможно. Начать хоть с УАПЦ, хоть с УПЦ КП, хоть сразу с “единого собора” двух церквей, который закроют снаружи, как конклав на выборах папы, и не выпустят из зала никого, пока они там не придут к единому мнению о личности патриарха, составе Синода и прочих жизненно важных проблемах. Пускай ругаются, кричат, да хоть дерутся – но выйдут оттуда только с готовыми решениями.

Следующая проблема – УПЦ МП. Которая вовсе не так насквозь пропитана Москвой, как кажется телезрителю, привыкшему к простым посылам вроде “московских попов” и “агентов в рясах”. В УПЦ МП есть всякое и всякие – даже среди епископов, не говоря уже о священниках и прихожанах.

Они не спешат переходить в УПЦ КП по разным причинам – кто-то искренне верит в безблагодатность раскольников, кто-то боится, что будет плохо принят, но большинство просто не видит в этом необходимости, потому что жизнь на приходе идет своим духовным чередом, а больше священнику ничего и не нужно. Зона комфорта очерчена четко и выходить из нее особого смысла нет. Да и куда? В УПЦ КП? Что там есть такого, чего нет в УПЦ МП? И хорошего, и плохого?

https://politua.org/2018/04/20/41882/

Да и русское православие имеет свой шарм – и духовный, и интеллектуальный. В точности как свой шарм имеет (и продолжает иметь) русская культура для многих постсоветских людей – какое кино снимали! а балет! а Лев Толстой! И ведь не отнимешь – и снимали, и балет, и Толстой, да не один, а целых три.

УПЦ МП чем-то напоминает СССР. В котором тоже было много разного – диссидентства, соглашательства, искреннего восхищения русской культурой, кухонного фрондерства, недоверия к условным “революционерам”, страха перед переменами, опасений в отношении новых национальных элит и экономических потрясений. Но когда власть сама провозгласила независимость, да еще и на фоне путча ГКЧП, широкие массы немедленно подтянулись и поддержали на референдуме.

Похожая ситуация сейчас в церкви. До войны “разная” УПЦ МП могла, как в СССР, возделывать свой сад, не делая решительных шагов к переменам. Но ситуацию круто поменяла война. И если предложение церковной независимости обретет реальные очертания, если священники получат что-то более существенное и убедительное, чем победные реляции президента, от которых за версту разит выборами, или обтекаемые, без единой заусеницы формулировки греческого Синода, если это предложение будет четким и недвусмысленным – как в бюллетене референдума с сакраментальным “да/нет” в конце – тогда выбор многих и многих в УПЦ МП, и среди священников, и среди мирян, удивительным образом окажется в пользу независимости.

https://politua.org/2018/04/20/41868/

Впрочем, и последствия будут схожими. Объединенное украинское православие – продолжая аналогию с СССР – будет таким же постсоветским-эклектичным, как и общество в целом. Которое ходит на Майданы и продолжает восхищаться российскими фигуристами, читать толстоевского и тусить вконтактике (хоть бы и через VPN). Оказалось, что, проголосовав за независимость ради политического и экономического отделения от неугомонной Москвы, это все можно потащить за собой. Не то что “можно” – само выходит.

От себя не убежишь – да и надо ли? И поэтому мне вот что интересно: на двадцать пятом году существования Украинской поместной автокефальной церкви (даже писать боюсь слово “единая”) не будут ли вестись горячие дебаты о Бердяеве, скажем, или Флоренском, или даже о Сергии Радонежском – это “щупальца русского православия” или “всеправославное наследие”?

Екатерина Щеткина, «Деловая Столица»

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...