Советский заповедник

Приднестровье – это заповедник советской эпохи. Путешествие туда – как перемещение на машине времени в унылое советское прошлое.

Путешествие в Приднестровье это всегда будто перемещение на машине времени в унылое советское прошлое. Сначала проходишь таможенно-пограничный контроль в украинском Кучургане, где госслужащие улыбчивы, вежливы и доброжелательны. Желаете друг другу «Хорошего дня!».  Пять минут ходьбы и паспортный контроль в приднестровском Первомайске. Хмурые, угрюмые, обозленные работники смотрят на каждого как на потенциального врага и диверсанта. Расстояние всего пятьсот метров, а социокультурная пропасть огромна между украинским и неосоветским миром. На мосту через речку Кучурган даже средь бела дня ошиваются всякие подозрительные личности. Держат в руках пачки купюр, предлагают валютообменные операции. Интересуются не продаешь ли золото и бэушные мобильные телефоны. Вступить в контакт с этими дельцами теневой экономики я не решаюсь.

На паспортном контроле сотрудник приднестровского МГБ заявляет, что просто так меня пропускать в республику не собираются. Она вызывает начальника поста. На свой вопрос в чем причина столь необходительного отношения к моей персоне внятного ответа я не получаю. Подозреваю, что дело в моих прошлых критических публикациях касаемо положения дел в Приднестровье. Подходит начальник поста – неописуемая помесь деревенской тупости и чиновничьей глупости, помноженной на синдром вахтёра в неизлечимой стадии. Общается со мной грубовато, пренебрежительно, высокомерно. Опускаться до её хамской тональности не собираюсь и отвечаю, что собираюсь просто посетить футбольный поединок между тираспольским «Шерифом» и московским «Локомотивом» в рамках группового этапа Лиги Европы. Начальница требует показать содержимое сумки – демонстрирую ей планшет и зарядное устройство для мобильного телефона. Начальница забирает мой загранпаспорт и удаляется с ним в свою сторожевую будку. Внятных разъяснений о сути происходящего получить не удается.

https://politua.org/2017/10/24/27502/

МГБ это бюрократическая контора, занимающаяся подавлением всяческого инакомыслия и специальным созданием препон для вольнодумцев, не желающих ходить строем, выплясывая под дудку властей. МГБ одинаково и в Беларуси, где оно называется КГБ, и в Приднестровье, и в сурковских симулякрах государственности «ДНР» и «ЛНР». Постояв под будкой начальницы все-таки удается узнать, что решение о моём пропуске будет приниматься высшим руководством МГБ. Узнав об этом, мне хочется плакать и смеяться одновременно. Чем может навредить республике спортивный корреспондент, вооруженный целым планшетом? Выведать рецепт приготовления мамалыги и выяснить причину вкусности плацинд с брынзой? Контрабандно вывезти в собственной пищеварительной системе две рюмки тираспольского коньяка? Абсурд, маразм и бред сивой кобылы.

Территория поста неуютна и не ухожена. Присесть абсолютно негде. Функции туалета выполняет невесть как побеленный сарай с выгребной ямой. Цивилизацией и не пахло. Приходится коротать время, наблюдая таможенный досмотр. С украинской стороны подъезжает фура с контейнером. Таможенник просит водителя открыть контейнер, что тот моментально делает. Таможенник одним глазом смотрит содержимое контейнера и сверяется с накладными. «Закрывай!» – видно, что досмотр чисто формальный и всё уже оговорено где надо.

https://politua.org/2017/10/19/27053/

Заявляю начальнице, что в случае отказа от МГБ хочу получить официальную бумагу со штампом и всеми полагающимися подписями. Хочется задокументировать возможный запрет въезда в ПМР. Начальница кивает. Проходит три часа – никаких новостей нет. Забираю у начальницы паспорт, говорю, что иду обедать на Украину и обещаю вернуться через полчаса. Возвращаюсь в Кучурган, прохожу украинский контроль, перекусываю в ближайшей кафешке. После трапезы повторяю все процедуры с украинскими пограничниками и снова оказываюсь на пункте пропуска «Первомайск». И тут происходит чудо – меня таки впускают. Никаких дополнительных комментариев получить от начальницы не удаётся. Полчаса на маршрутке и я в Тирасполе.

Читайте также  Решение приднестровской проблемы: риски и угрозы

Разбитый до неприличия асфальт, потрёпанные хрущевки с диковатыми пристройками на первом этаже, выполняющие функции магазинов. Серость, грубость, тоска, неопрятность. Ощущение, будто оказался в советском заповеднике, куда словно каторжане сосланы провинившиеся за земные грехи. По улицам и переулкам Тирасполя рука об руку ходят безвременье и безысходность. Дом советов с колоннадой, остроконечной звездой и бюстом Ленина у входа кажется чем-то фантастическим, нереальным, иллюзорным. Ну не может же быть на виду вся эта архаика в 2017 году в самом центре Европы! Но нет, еще как может. Только что могут посоветовать в этом доме? Как зависнуть на двадцать пять лет между Украиной и Молдовой, погрузив всё вокруг в безвременье? Как замучить местных жителей, вынуждая их одновременно на руках иметь паспорта России, Украины и Молдовы? Как сделать слово «Приднестровье» синонимом слова «контрабанда» и «беспредел»? Как назначить гегемоном чванливую российскую военщину в краю тружеников-виноделов?

https://politua.org/2017/10/02/25434/

Футбольный матч проходит чинно-благородно, нареканий никаких – перед делегатами европейской футбольной ассоциации приднестровцы ведут себя достойно. А вот ночью после игры случается самое интересное. Тирасполь в темное время суток страшноват, но приходиться передвигаться. Час ночи. Возле гостиницы «Россия», где поселился «Локомотив», замечаю шумную компанию – милиционеры, вояки и проститутки. Судя по тональности их общения, милиционеры выполняют функции сутенёров. Дожидаются, пока московские болельщики вернутся в гостиницу с матча. Проститутки не выдерживают никакой критики – жирные ляжки в сочетании с пятнадцатисантиметровыми каблуками, вульгарный макияж, убитые пергидролем волосы, подранные чёрные кожаные куртки двадцатилетней давности, дешевые юбки. Москвичи столько не выпьют, насколько красивы тираспольские работницы продажной почасовой любви. В этой картинке вся суть современной ПМР – милиционеры и проститутки вместе заняты бизнесом и даже не скрывают это. Государство и криминал слились в Тирасполе в единый клубок. Не знаю, удалось ли им сдать во временное пользование свои свиные телеса. Я лично постарался поскорее покинуть этот ужастик, до боли напоминающий фильм Алексея Балабанова «Груз 200».

Под покровом ночи интересно и в украинском Кучургане. Одна за одной на территорию Украины въезжают развалюхи с европейскими номерами – PL,LT,BG. Моторы дребезжат, колёса того и гляди отваляться. Сразу же за шлагбаумом перегонщики отдают машины покупателям. Потом эти коряги перекочёвывают в гаражи, где их немного приводят порядок, а затем выезжают на дороги, где почти ежедневно становятся участниками ДТП. Приднестровье это дыра, через которую в Украину просачивается всяческое барахло, ставшее негодным в Европе. Если вы хотите поехать в Тирасполь и Бендеры, то сначала сделайте глубокий вдох, потому что там безвоздушное пространство. Мне лично не дано свободно дышать в Приднестровье. Главное всё-таки, чтобы российская военщина из Тирасполя не косилась в украинскую сторону, а порядок на границах рано или поздно всё равно будет наведен.

https://politua.org/2016/12/19/20833/

Всеволод Непогодин, специально для “Гуляй Поля” 

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...