Доллар на карантине: основные причины причины лихорадки на валютном рынке

CREATOR: gd-jpeg v1.0 (using IJG JPEG v62), quality = 90

Кому выгодны проблемы с наличной и безналичной валютой в Украине? Давайте разберемся в причинах нынешнего валютного кризиса в стране.

Валютный кризис в Украине входит в фазу дефицита наличных средств в кассах банков и обменных пунктов. Нацбанк объясняет возникшую ситуацию карантинными мероприятиями. Как всегда, такие действия регулятора вызывают недоверие у потребителей, пишет на страницах «Деловой Столицы» экономический эксперт Алексей Кущ.

Один белый, другой серый….

Моделирование прогнозных ситуаций, мягко скажем, не лучшая черта нынешней власти. Бывший министр экономического развития Тимофей Милованов несколько месяцев назад и вовсе заявлял о том, что Украина, оказывается, может выиграть от надвигающегося кризиса, потеснив на товарных рынках не кого-нибудь, а «кашляющий» Китай.

«Но что говорить о бывших… Особняком в этой девальвации смыслов всегда был Нацбанк, но и он в последнее время явно «захворал», – пишет эксперт.

В центробанке страны заявили, что не видят существенного влияния мирового кризиса на украинскую экономику, а платежный баланс страны от внешних потрясений даже может выиграть.

Как сказал один из руководителей НБУ: «Что касается платежного баланса, то есть прежде всего операций экспорта-импорта, то, вероятно, влияние будет от нейтрального до, возможно, даже позитивного. И это связано с тем, что мы видим цены на энергоносители, они очень сильно снизились – цена на нефть, например, упала на 30%, а импорт энергоносителей в нашем платежном балансе составляет приблизительно 30%, то есть Украина будет платить намного меньше за импорт этих энергоносителей».

Дешевая нефть и дорогой металл вкупе с высокими ценами на зерно – мечта любого украинского реформатора, но, как показывает практика, такое случается крайне редко и не с нами. Кроме того, в НБУ весьма умеренно оценили потери доходов украинских трудовых мигрантов – суммарный минус не более $1,5 млрд за год.

«Если все так радужно и с платежным балансом, и с оценками кризисной интоксикации национальной экономики, не вполне ясно, почему на валютном рынке разгорелась настоящая паника, причем отрыв наличного рынка валютообменных операций от безналичного увеличился до 2-2,5 грн на одном долларе», – отмечает Кущ.

По данным Нацбанка, за пять рабочих дней, с 9 по 13 марта, общие валютные интервенции регулятора на межбанковском валютном рынке, включая выбор наилучшей цены купли/продажи иностранной валюты (Matching) и интервенции по единому курсу размещения предложения по покупке/продаже иностранной валюты, составили почти $982 млн.

«При этом общий спрос на валюту достиг $2,1 млрд, из которых долевое участие населения не превысило $300 млн, а нерезидентов – всего лишь $8 млн. Львиную долю валютных ресурсов купил бизнес – $1,8 млрд», – подчеркивает Кущ.

Казалось бы, активация бизнеса в условиях приближающегося карантина, слухи о котором уже вовсю гуляли по стране с начала марта, вызывает больше вопросов, чем ответов. Реальный сектор экономики максимально сокращает экономическую активность, а импортеры в условиях усложнения международной логистики и закрытия части торгового сегмента в Украине, а также сокращения платежеспособного спроса населения, явно не заинтересованы в наращивании объемов поставок.

«А закупки медицинских препаратов и оборудования либо осуществляются государством с казначейского валютного счета, либо, если речь о частном бизнесе, явно уступают по своим финансовым параметрам реальным объемам валютного рынка, резко возросшего в последние дни», – отмечает Кущ.

Здесь стоит несколько слов сказать о структуре рынка наличной валюты в Украине. Он состоит, почти как в известной песне про бабушку и ее гусей, из их трех основных сегментов: белого (легального), серого и черного.

«К первому мы относим банки, которые работают на основании генеральной лицензии НБУ и полностью подотчетны регулятору, выполняя все его регулятивные требования как в части условий проведения операций, так и относительно предоставления отчетности. Это самый маленький сегмент рынка наличной валюты, как верхушка айсберга», – подчеркивает Кущ.

Основанием пирамиды служат серый и черный сегменты. Серый рынок валюты – это обменные пункты, работающие на основании агентских соглашений с банками, а также финансовые компании, получившие в НБУ специальные лицензии на валютообменные операции. У них есть легальная вывеска, но при этом реальные объемы операций значительно превосходят официальные данные, то есть 60-70% операций проходит мимо баланса.

«Черный рынок валюты – это обменные площадки в интернете, частные дилеры «на выезд» и обменные пункты, работающие без всяких лицензий. Здесь все идет нелегально. Суммарно серый и черный сегменты составляют, по разным оценкам, до 80% реальных объемов рынка наличной валюты», – отмечает Кущ.

Естественно, и серые, и черные обменники нуждаются в подкреплении валютой. Происходит это за счет встречных операций «наличные в Украине – безналичные за рубежом», которые проводятся на всевозможных конвертационных площадках. Эти структуры представляют собой своеобразные «контакт-центры», где сходятся желающие получить безналичную валюту на зарубежные счета и наличную – в Украине.

«Задача таких точек коммуникации – в соединении спроса и предложения и покрытия сальдового разрыва в виде разницы между первым и вторым. Покрытия за счет специфического клиринга заявок клиентов. После того как безналичная валюта ушла за рубеж, наличная передается клиентам в Украине и поступает в том числе в серые и черные обменные пункты», – подчеркивает Кущ.

Валюта уходит за границу по различным контрактам, в том числе и по внешнеэкономическим, импортным. В статистике НБУ эти объемы и проходят как спрос со стороны бизнеса, так как платежи в валюте осуществляют обычные юридические лица, зарегистрированные в Украине, которые в случае накрытия конвертационных центров называют фиктивными.

«Однако у этих сегментов рынка есть одно слабое место – они не могут продавать безналичную валюту, так как она тут же попадет в поле зрения регулятора. Таким образом, из тех $1,8 млрд, которые были за пять дней куплены бизнесом и отправлены за границу по внешнеэкономическим контрактам, весомая доля пришлась на структуры, которые обеспечивают подкрепление серых и черных обменников по всей территории страны: сотни миллионов долларов могли уйти в виде оттока капитала за рубеж для тех компаний, которые имели наличность в Украине, но хотели ее репатриировать в безналичной форме, в то же время наличные средства поступили в обменные пункты», – отмечает Кущ.

Когда ситуация на валютном рынке более-менее спокойная, эти постоянные потоки вывода безналичных средств и пополнения наличных практически сбалансированы, и конвертационным центрам удается проводить практически полный взаимозачет с минимальным сальдо, положительным или отрицательным (по ситуации).

Читайте также  Правозащитники требуют от России предоставление медицинской помощи политузнику Бекирову

«Но в период курсовых скачков спрос на наличную валюту существенно превышает объемы вывода безналичной за рубеж, в таком случае и увеличивается спрос на нее со стороны компаний, задействованных в цепочке», – подчеркивает Кущ.

Либерализованный и разбалансированный

С начала марта объемы покупки валюты резко увеличились: с $200-300 млн в день до $400-500 млн, причем спред между клиентскими продажами валюты и ее покупкой существенно вырос, что говорит о том, что рынок разбалансирован и точка рыночного курсового равновесия утрачена.

«Если в январе-феврале 2020-го в целом наблюдался профицит клиентских валютных операций (продажа валюты превышала покупку), то в марте ситуация резко изменилась и объем дефицита валюты достигал $235 млн, что соответствовало предыдущим параметрам среднедневного рынка в целом», – отмечает Кущ.

Средневзвешенный курс на наличном валютном рынке вышел за отметку в 27 грн при расширяющемся спреде: если на этапе стабильности в начале года разница между ценой продажи и покупки доллара составляла 0,4065 процентных пункта, то на этапе курсовой турбулентности – 0,4132. Хотя такой незначительный разрыв говорит о том, что основной отток валюты связан не с ажиотажным спросом со стороны населения (у которого попросту уже нет денег), а с другими факторами.

«Кроме участия в покупках валюты серого и черного сегментов валютного рынка, существенный вклад внес и теневой рынок экономики: весь прошлый год он избавлялся от обесценивающегося доллара, переходя на гривневые расчеты, а теперь в контексте кризиса запустил обратную конвертацию, выходя из гривни и заходя в доллар. Речь идет о десятках миллиардов гривень, подлежащих конвертации», – подчеркивает Кущ.

Плюс вывод капитала, в том числе финансовыми спекулянтами: если на 18 февраля 2020-го вложения нерезидентов в портфель ОВГЗ составляли 129 млрд грн, то на 18 марта 2020-го уже 124,8 млрд грн: сокращение на 4,2 млрд или примерно $161 млн, но значительная часть этих средств была выведена еще раньше, накануне отставки бывшего правительства.

«И не стоит забывать конвертацию накоплений элит: в отличие от тех же турок, они никогда не отличались особой любовью к национальной валюте, хоть и постят патриотические фотки в «Фейсбуке», – отмечает Кущ.

То, что нам мешает, то нам поможет

В прежние годы НБУ применял административные инструменты курсового сдерживания, вводя валютные ограничения и обязательную продажу выручки экспортерами. На данный момент Нацбанк заявляет о том, что не намерен применять административный инструментарий и вводить чрезвычайное положение на валютном рынке, хотя такой механизм у него есть согласно новому закону о валюте.

«Это выглядит весьма странно, ведь у нас чрезвычайная экономическая ситуация, чрезвычайная эпидемиологическая, введены беспрецедентные ограничения для населения и бизнеса, и только в контексте валюты – либерализм, характерный для эпохи валютного благоденствия. Кому это выгодно?», – подчеркивает Кущ.

Понятно, что либеральная валютная система сейчас мало чем поможет в привлечении инвестиций, которые не придут из-за глобальных факторов нестабильности. Зато крупнейшие ФПГ не будут продавать валютную выручку, и нерезиденты смогут спокойно выводить свои капиталы из пирамиды ОВГЗ.

«Правда, остается фактор теневой экономики и населения, которые могут давить на курс с помощью ажиотажного спроса, но здесь идеально подходит «коронавирусная отмазка». Если создать искусственный дефицит наличного доллара, то банки спокойно смогут перейти в безналичные онлайн-сервисы для проведения валютообменных операций, о чем уже успели заявить некоторые финучреждения – как частные, так и государственные», – отмечает Кущ.

Насколько это была их инициатива или настоятельные рекомендации со стороны регулятора – сказать трудно. В таком варианте серый и черный рынок валюты остаются без необходимой подпитки наличными средствами и, следовательно, вынуждены будут существенно сократить операции, что, впрочем, лишь подхлестнет ажиотаж со стороны покупателей.

«Безналичная покупка клиентами валюты в банках с помощью онлайн-сервисов – это отсечение 90% потребителей, ведь для приобретения валюты нужно иметь на банковском счету необходимую сумму в гривнях. А если ее нет, то пополнить счет на сумму от 150 тыс. грн можно будет лишь на основании подтвержденных источников средств (налоговые декларации за последние три года). То есть большая часть населения и теневого бизнеса купить валюту с помощью банков не смогут, так как у них не получится подтвердить источники денежных средств, вносимых на счет/карточку», – подчеркивает Кущ.

Версия с задержкой самолетов не выдерживает критики, ведь перекрыто пассажирское авиасообщение, а не грузовое: почта, в том числе дипломатическая, продолжает доставляться, равно как и другие коммерческие грузы.

«Заказать доставку наличной валюты не составляет особого труда. Но зачем это делать, если намного выгоднее отправить 90% населения на валютный карантин, когда наличный рынок будет дороже, чем безналичный, во всяком случае, на пике паники разрыв достигал 2-3 грн. Сейчас рынок выравнялся, но не везде: валюта на аукционах НБУ продается дешевле», – отмечает Кущ.

Итак, для удачливых субъектов рынка открывается небывалое пространство для арбитража и заработка на дефиците наличной валюты.

«Выиграют лишь те, кто сумеет выгодно купить безналичный доллар и перевести его в наличный. Переиначивая известную пословицу: кому эпидемия, а кому мать родная…», – подытожил Кущ.

Автор Алексей Кущ
Источник Деловая Столица

Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...