Игры «Газпрома» в переговоры по транзиту. Какие альтернативы предлагает Украина

«Газпром» всячески уходит от переговорного процесса по заключению нового транзитного контракта с Украиной по европейским правилам. Какие компромиссные варианты предлагает «Нафтогаз»?

Напомню, текущий контракт определяет, что за транзит газа отвечает «Нафтогаз», и без согласия «Газпрома» мы не можем перенести эту ответственность на другого оператора, пишет на своей странице в Facebook коммерческий директор НАК «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко, комментируя последние заявления представителей «Газпрома» о невозможности заключения контракта по европейским правилам.

А вот это уже серьезные аргументы: «Газпром» назвал невозможным заключение нового транзитного контракта с Украиной по европейским правилам. Об этом сообщил член правления компании Сергей Кузнец, пишет ТАСС».

Господин Кузнец – представитель «Газпрома» в Стокгольмском арбитраже. Поэтому к его словам нужно относиться серьезно.

Странный выстрел. Почему украинцы не поверят в случайную гибель Дмитрия Тымчука?

«Нас много раз призывали к заключению контракта на европейских условиях, но это действительно, на мой взгляд, пока невозможно. Потому что Украина еще не имеет тех институтов, которые могли бы полноценно выполнять те функции, которых мы традиционно, работая в Европе, ожидаем от таких институтов, как регулятор, транспортный оператор», – сказал он. И добавил: «Без понимания того, кто твой контрагент, очень сложно делать какие-то предпосылки или предположения относительно будущего транзитного контракта».

Должен это прокомментировать.

У нас действительно есть проблемы с регулятором и отделением газотранспортного оператора. Регулятор был создан неконституционным способом, к нему нет должного доверия, и нормативные акты, которые он принимает, не полностью отвечают европейским правилам.

Газотранспортный оператор пока тоже не является обособленным по европейским правилам. Само по себе это не оправдывает позицию «Газпрома», поскольку именно из-за нежелания самого «Газпрома» вносить изменения в текущий транзитный контракт мы не смогли до сих пор отделить оператора.

Напомню, текущий контракт определяет, что за транзит отвечает «Нафтогаз», и без согласия «Газпрома» мы не можем перенести эту ответственность на какого-то отдельного оператора. Также замечу, что для того, чтобы обеспечивать транзит по текущему контракту, «Нафтогаз» должен контролировать работу всей газотранспортной системы, поскольку у нас единая система, а не отдельная система для транзита.

У «Нафтогаза» есть продуманный план, который позволяет обеспечить соответствие европейским правилам после окончания действия текущего контракта, то есть с 1 января 2020, когда должен вступить в действие новый контракт. Этот план также позволяет, не дожидаясь 1 января, подписать новый контракт с Укртрансгазом, который является пока единственным лицензированным оператором газотранспортной системы.

И в этом же контракте предусмотреть его перевод с 1 января 2020 на отдельного оператора. Ну и, главное, этот план позволяет «Нафтогазу» требовать у «Газпрома» многомиллиардную компенсацию в случае, если несмотря на все наши старания транзита через Украину не будет.

Но вместо того, чтобы все представители украинской власти поддержали этот план, или хотя бы не мешали, Кабмин принимает свой альтернативный план, который не позволяет обеспечить соответствие европейским правилам, вносит недоразумение относительно того, с кем сейчас подписывать контракт, и при этом, самое главное, может разрушить нашу юридическую позицию в арбитраже, что не только не позволит нам получить компенсацию от «Газпрома», а, наоборот, может привести к тому, что мы будем обязаны заплатить «Газпрому» $3 млрд.

Как эти проблемы решать?

Во-первых, кое-что уже удалось сделать. Недавно было приемлемое приложение к Договору об ассоциации между Украиной и ЕС, по которому роль украинского регулятора во внедрении детальных европейских правил, так называемых сетевых кодексов, значительно уменьшается, а роль европейских институтов увеличивается.

Разворот ЕС к России. Крымские санкции – инструмент или символ?

Во-вторых, все равно нужно как можно быстрее вносить изменения в закон о регуляторе, приводить его в соответствие с Конституцией, выбирать компетентных и независимых членов регулятора, которые могут обеспечить доверие к нему и внедрить европейские правила.

В-третьих, нужно дать возможность реализовывать указанный выше план «Нафтогаза».

В таком случае на трехсторонних переговорах Украина и ЕС могли бы убедительно оппонировать аргументам «Газпрома» и защищать нашу пока консолидированную с ЕС позицию, что новый контракт должен быть подписан в полном соответствии с европейскими правилами.

Вы можете спросить, а что делать, если этого не произойдет, есть ли у нас запасной вариант.

Запасной вариант есть, поскольку не хотим, чтобы нас обвинили в том, что мы занимаем неконструктивную позицию, требуя того, что сами не можем выполнить. Мы не хотим давать такое легкое оправдание окончанию строительства Северного Потока-2 и отсутствия транзита через Украину.

Если «Газпром» никак не хочет брать на себя риски, связанные с украинским регулятором и оператором газотранспортной системы (а по европейским правилам именно оператор и национальный регулятор имеют соответствующие полномочия устанавливать/менять тарифы и другие существенные условия договора), то «Нафтогаз» готов взять эти риски на себя.

В таком случае мы предлагаем «Газпрому» заключить с «Нафтогазом» договор не на услуги транспортировки, а на «своп» газа.

«Газпром» будет передавать нам определенный объем газа (определенную энергетическую ценность газа) на границе Украина-РФ, а мы будем передавать точно такой же объем (энергетическую ценность) на границе Украина-ЕС. Передача газа будет подтверждаться смежными операторами (Словакии, Венгрии, Польши, Румынии), то есть они потом будут брать на себя ответственность перед «Газпромом» за газ уже в их системах.

Такие контракты на «своп» газа являются относительно привычными для европейского рынка (возможно, и для «Газпрома»). То есть такой контракт может быть заключен по европейским правилам, просто они разные для контрактов на своп газа и на услуги по транспортировке газа.

Разворот ЕС к России. Крымские санкции – инструмент или символ?

Могу привести аналогию. Если у вас есть, например, евро в России, а вам нужно, чтобы у вас они появились в Германии, то вы можете либо договориться о переводе этих денег из России в Германию, или договориться об услугах перевозки этих евро из России в Германию. В первом случае евро должны быть получены в Германии, и вам должно быть все равно как они там появятся. Во втором случае ваши конкретные евро физически перевозят в Германию со всеми рисками такой перевозки. Первый случай, перевод денег – это аналог операции «своп». Второй случай, перевозки денег – это заказ услуг транспортировки.

При этом наш контракт на своп газа с «Газпромом» будет заключен по тому же шведскому праву и с арбитражем в Швеции (как в текущем контракте), маржа (плата за транзит) будет определена заранее сторонами (а не регулятором).

А «Нафтогаз» уже сам будет заключать контракт на услуги по транспортировке газа по обособленным оператором газотранспортной системы, который будет регулироваться в Украине.

Срок и годовой объем такого контракта на своп газа между «Газпромом» и «Нафтогазом»?

Нас устраивает предложение ЕС по транзитному контракту – 10 лет, в среднем должно быть не менее 60 млрд кубометров газа по году. Поэтому можем эти же параметры заложить и в контракт на своп газа.

Наша маржа (плата за транзит)?

Хотя эта плата за транзит будет оформлена как маржа, а не как тариф на транспортировку, для справедливости и объективности ее размера мы рассчитаем такую плату в полном соответствии с европейским тарифным кодексом, согласуем с представителями ЕС и представим для переговоров с «Газпромом».

Дополнительные условия?

«Газпром» и «Укртрансгаз» заключают соглашение о сочетаединении украинской и российской газотранспортных систем.

Нас устраивает предложение ЕС – обеспечить техническую возможность (мощности) для поступления газа из РФ в Украину в объеме не менее 90 млрд кубометров газа по году. То есть будет 30 млрд кубометров для дополнительных объемов транзита доступных как для газпромовского газа, так и для газа других компаний.

Транзит газу. А ось це вже серйозні аргументи: «Газпром назвав неможливим укладення нового транзитного…

Geplaatst door Yuriy Vitrenko op Dinsdag 18 juni 2019

Такой договор является относительно простым, он не является предметом регулирования с украинской стороны, никто никому не должен платить деньги за мощности и т. д., и поэтому у «Газпрома» нет аргументированных оснований отказываться от его подписания.

Таким образом наш запасной вариант позволяет получить по сути такой же результат, но при этом «Газпром» лишается указанных господином Кузнецом аргументов для отказа от транзита через Украину.

В конце отмечу, что «Нафтогаз» всегда готов к конструктивным переговорам по определению справедливых условий транзита газа через Украину.

Автор Юрий Витренко
Источник Facebook
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...