Европейский «долгий ящик». Почему бесполезно жаловаться на «Газпром» в Еврокомиссию?

Жалоба «Нафтогаза» на «Газпромом» о нарушении антимонопольного законодательства едва ли приведет к серьезным последствиям.

Национальная акционерная компания «Нафтогаз Украины» подала в Европейскую комиссию жалобу на антиконкурентные действия «Газпрома». Об этом сообщил на своей странице в Facebook топ-менеджер компании Юрий Витренко, пишет на страницах «Деловой Столицы» Александр Суков.

Пока обнародованы лишь отрывочные сведения о сути жалобы, однако Витренко назвал это «новым фронтом» противостояния с «Газпромом», вероятно, следующим после Стокгольмского арбитража.

«В этой жалобе мы детально анализируем, как благодаря «Северному потоку-2», блокированию виртуального реверса, контроля над компаниями на европейском рынке газа «Газпром» злоупотребляет своим доминирующим положением и ограничивает конкуренцию», – рассказал Витренко.

Несмотря на крохи информации о жалобе, исходя из ее логики и предыдущих заявлений Витренко, примерный перечень претензий «Нафтогаза» к «Газпрому» все же выстроить можно.

Во-первых, «Нафтогаз» считает, что прежде всего правила конкуренции в Европе (отчего страдают ЕС и Украина) нарушает строящийся сейчас Россией «Северный поток-2».

Муждабаев: Доренко жив. Умерло российское общество

«Создавая избыточные транспортные мощности, «Газпром» преследует сразу несколько целей – нивелировать украинскую ГТС, заблокировать диверсификацию европейского рынка газа через новые LNG-проекты. Сопутствующим эффектом является удорожание транспортировки газа для стран ЕС и Украины путем изменения транзитных потоков», – сообщил «Нафтогаз» на своей странице в Facebook.

Президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар, пояснил, что «Газпром» на сегодня контролирует практически все маршруты поставок российского газа в Европу – «Северный поток-1», «Северный поток-2», «Ямал-Европа», «Турецкий поток», и единственное исключение из этого правила – маршрут через Украину. Если Россия построит “Северный поток-2» и после этого откажется от транспортировки своего газа через нашу страну, это будет означать полную монополизацию его потоков в руках «Газпрома».

По словам Михаила Гончара, едва ли не единственным на сегодня документом, который накладывает на ЕС обязательства содействовать сохранению работы украинской ГТС, является статья 274 Соглашения об Ассоциации между Украиной и ЕС, согласно которой стороны должны учитывать потенциал и возможности друг друга при реализации программ, планов и проектов развития существующей инфраструктуры доставки газа.

«Ее суть в том, что Европа должна принимать во внимание то, что в нашей ГТС есть свободные возможности, которые равняются мощностям «Северного потока-2». Другими словами, прежде чем строить «Северный поток-2», Еврокомиссия должна была сказать «Газпрому”, что сначала будут использоваться имеющие возможности, а если их будет не хватать, будут строить различные «потоки», – сказал эксперт.

Однако, по мнению Гончара, Еврокомиссия в упор этой статьи пока не видит, в чем он не раз убеждался, и это играет на руку «Газпрому».

Вторым элементом жалобы «Нафтогаза» является утверждение, что «Газпром», вопреки антимонопольному законодательству, контролирует европейские компании, работающие на рынке газа.

«Например, «Газпром» контролирует такую компанию, как Wingas (газораспределительная компания, расположенная в Касселе, Германия). За счет этого достигается установление более высоких цен в Германии, которые влияют на ценообразование по всей Европе, – и это также важно для нас», – сказал Витренко и пояснил, что «Нафтогаз» покупает газ в Европе, и даже по текущему контракту с «Газпромом» после его пересмотра Стокгольмским арбитражем существует привязка к европейским ценам. «»Поэтому для Украины важны такие аспекты, как цены в Европе, а также – не делает ли «Газпром» так, чтобы они были завышенными», – сказал он.

Кроме того, «Нафтогаз» считает, что «Газпром» нарушает антимонопольное законодательство, не позволяя транспортировать газ в Европу другим российским компаниям, например – «Роснефти» и «Новатэку», а также компаниям из Средней Азии.

«Если бы на европейский рынок вышел газ других российских компаний, а также газ из Центральной Азии, это создало новые газовые потоки, и цена на спотовом рынке Европе снизилась бы, и мы бы получили газ дешевле», – сказал Михаил Гончар.

Поданная «Нафтогазом» жалоба – не первая претензия к «Газпрому» по поводу нарушения им конкурентного законодательства в Европе. Еще в 2011 году Еврокомиссия по жалобе Литвы начала антимонопольное расследование против российского монополиста, которое сопровождалось обысками в офисах компаний-партнеров «Газпрома».

Тогда Литва, которая на 100% зависела от российского газа, утверждала, что платит самую высокую цену на газ в Европе – на 10-20% выше остальных. По этому делу Еврокомиссия вела расследование деятельности «Газпрома» не только в Литве, но и в Латвии, Эстонии, Польше, Словакии, Чехии, Венгрии и Болгарии. В 2015 г. ЕК предъявила «Газпрому» формальные обвинения в завышении цен на рынках Болгарии, Польши и стран Прибалтики, а также в препятствовании свободному перетоку газа между странами-покупателями.

В итоге только через семь лет расследования, в мае 2018 г., Еврокомиссия и «Газпром» пришли к мировому соглашению – европейцы не стали штрафовать «Газпром» (хотя его сумма могла составить около $5 млрд), а «Газпром» обязался разрешить свободную перепродажу своего газа между странами ЕС, а также снизил цены на топливо для стран Центральной и Восточной Европы до уровня цен в Западной Европе.

Как получилось, что в Украине много русскоязычного населения?

Однако Михаил Гончар считает, что в том расследовании Еврокомиссия продемонстрировала свою слабость – собранное ее предыдущим составом солидное досье нарушений «Газпрома» антимонопольного законодательства было сведено на нет, и расследование фактически было спущено на тормозах. Требования, на выполнение которых согласился «Газпром», он и так выполнил не потому, что так требовала Еврокомиссия, а потому что так диктовал сам газовый рынок Европы.

Поэтому эксперт не имеет серьезных ожиданий и от жалобы на «Газпром» со стороны «Нафтогаза». И решение также может быть очень нескорым (напомним, что жалоба Литвы рассматривалась почти 7 лет). Однако, по его мнению, ее все равно нужно было подать, поскольку она является еще одним кирпичиком в создании критической массы проблем для «Газпрома».

А по словам советника практики антимонопольного и конкурентного права юридической компании Arzinger Александра Дякулича, чтобы Еврокомиссия начала рассмотрение жалобы, нужно доказать негативное влияние на конкуренцию именно на рынках ЕС или хотя бы на европейских потребителей.

«Антимонопольное право ЕС достаточно консервативное, и такие серьезные обвинения, как злоупотребление доминирующим положением, доказываются через конкретные факты и обстоятельства, повлекшие конкретные негативные последствия для состояния конкуренции на рынке или интересов потребителей. Чего, как мы понимаем, в случае с «Северным потоком-2» еще не произошло – газопровод пока не введен в эксплуатацию, транзит газа через Украину пока полностью не прекращен, и транспортная альтернатива в виде украинской трубы для европейских компаний все еще доступна, и, как следствие, цены на транзит по новому газопроводу «Газпром» пока не завышал, – пояснил он.

Однако юрист отметил, что такие дела в практике Еврокомиссии могут длиться по несколько лет, чтобы обеспечить качественное расследование, гарантировать права всех заинтересованных лиц на эффективную защиту, и т. д. При этом он добавил, что проблема «Северного потока-2» находится не только и не столько в плоскости возможных антимонопольный нарушений, сколько в политической плоскости.

Автор Александр Суков
Источник Деловая Столица
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...