На пути демократии и реформ: могилой России станет успех Украины

Россияне хорошо понимают, насколько важно то, что Украина еще не слишком вырвалась вперед.

Влиять на создание таких институтов как современное государство, верховенство права и демократия можно лишь ограниченно. Легче всего это сделать с третьей категорией, строя демократию, пишет на страницах «Atlantic Council» американский философ, политический экономист Фрэнсис Фукуяма, перевод подготовлен изданием «Новое Время».

С первыми двумя – современным государством и реальным верховенством права – все куда сложнее, и на пути модернизации политических систем с настоящими препятствиями сталкиваются многие страны, включая Украину. Причина чрезвычайной сложности этих систем заключается в их сущности – и речь идет о власти. Если вы проводите выборы, старая гвардия может думать, что выигрывает их.

Мол, мы знаем, как продвигать кандидатов, знаем, как соревноваться и защищать наши интересы. И если вы хотите построить современное государство, то это задача не из легких. Если вы хотите иметь верховенство права, которое будет применяться к влиятельным людям в обществе, то это гораздо сложнее, потому что таким образом вы фактически заставляете этих людей отказаться от власти.

Томос в опасности: чем грозит Украине конфликт между патриархом Филаретом и митрополитом Епифанием?

Влиять на создание таких институтов как современное государство, верховенство права и демократия можно лишь ограниченно. Легче всего это сделать с третьей категорией, строя демократию. С первыми двумя – современным государством и реальным верховенством права – все куда сложнее, и на пути модернизации политических систем с настоящими препятствиями сталкиваются многие страны, включая Украину.

Причина чрезвычайной сложности этих систем заключается в их сущности – и речь идет о власти. Если вы проводите выборы, старая гвардия может думать, что выигрывает их. Мол, мы знаем, как продвигать кандидатов, знаем, как соревноваться и защищать наши интересы.

И если вы хотите построить современное государство, то это задача не из легких. Если вы хотите иметь верховенство права, которое будет применяться к влиятельным людям в обществе, то это гораздо сложнее, потому что таким образом вы фактически заставляете этих людей отказаться от власти.

Но по своей сути хорошее правительство – это не просто структура стимулов. Речь идет и о человеческом капитале. И именно поэтому модернизация государства в стольких странах занимает так много времени.

Это, по сути, образовательный проект. Вопрос навыков, знаний и уровня образования, вертящийся в головах людей, которые управляют правительством или тех, кто туда приходит. И это проект долгосрочный.

Каждая эффективная современная бюрократия – в Великобритании, Франции, Германии, США и Японии – также была связана с большим образовательным проектом, по которому образовательную систему обновили так, чтобы она обеспечила целый класс людей, которые бы могли войти в ряды чиновников, прийти в политику, и быть способными управлять страной.

К примеру, реформы Штейна-Гарденберга в Пруссии после их поражения перед Наполеоном были связаны с реформированием Вильгельмом фон Гумбольдтом немецкой университетской системы. Реформы Тревельяна-Норткота в Великобритании были связаны с реформой Оксфорда и Кембриджа.

Американское прогрессивное движение было построено на основе Закона Морилла, приведшего к созданию сети передачи земель университетам, которые воспитывали агрономов и других людей, которые могли потом уйти далеко вглубь квалифицированной американской бюрократии.

Из этого наблюдения за связью между образованием и модернизацией государства следует понимание той потенциальной роли, которую я как исследователь могу играть в этом процессе.

Я наблюдал за попытками внешних донорских организаций повлиять на создание структур краткосрочных стимулов в разных странах. Конечно, если оглянуться на два десятилетия попыток борьбы с коррупцией, мы заметим определенные локальные победы, но в совокупности результаты были далеки от трансформационных.

С другой стороны, что мы можем сделать, так это помочь сформировать новое поколение профессиональных, современных людей.

Поэтому я сделал для Украины немало. Кроме Emerging Leaders Program в Стэнфордском университете, я также имею программу под названием The Leadership Academy for Development, которую поддерживает Центр международного частного предпринимательства, где мы обучаем людей быть реформаторами. Мы надеемся сформировать сеть и новое поколение прогрессивных молодых украинцев.

И что придает мне незаурядный позитив каждый раз, когда я приезжаю в эту страну, так это встречи с большим количеством местной молодежи, которая действительно хочет страну другого типа. Это отнимает много времени, но когда эти люди встанут на ноги и будут руководить страной, это будет совершенно другое место.

Последнее, что я скажу, это почему все это важно, и почему именно Украина. В Стэнфорде мы получаем много заявок от различных стран. Как только бразильцы узнали о Emerging Leaders Program для украинцев, они сказали, а как насчет такой же программы для нас, и вы же, мол, знаете, что Бразилия – это важная страна.

Конечно же важная, но Украина играет немаловажную роль в Европе в целом. Речь идет как о ее символическом значении, так и о собственной геополитической роли, которая значительно важнее, чем у других – стран постсоветских и посткоммунистических. Она дважды приложила усилия, чтобы порвать со своим советским прошлым, со своим авторитарным и клептократическим соседом. Этот сосед не хотел, чтобы так случилось. Россияне хорошо понимают, насколько важно то, что Украина не слишком вырвалась вперед

Кремлевская агитка «9 мая». Гольц об истоках российского победобесия

Успешность Украины, которая заключается в том, чтобы стать демократией с реальной конкуренцией в политике, а также очиститься в плане способов самоуправления и действительно является той критически важной передовой глобальной ситуации, что в последние годы была не слишком благоприятной для демократии.

Мы наблюдаем большое отступление к прошлому в Восточной Европе. Наиболее тревожные события выпали на долю Венгрии, Польши, Чехии и Румынии, а также многих других стран, которые до сих пор кажутся слишком погрязшими в коррупции, а также подвергаются собственным формам путинизма.

И здесь ситуация Украины намного лучше, поскольку там до сих пор верят, что Европа, ЕС и идея либеральной демократии в сочетании с открытой капиталистической экономикой – это все еще дорога в будущее и направление, куда двигаться.

В значительной степени путем противостояния России и долговременным российским имперским амбициям является содействие успеху Украины. И это единственная вещь, которую могут делать западные силы ради больших изменений в украинской борьбе.

Источник Atlantic Council Новое Время
Тоже интересно
Комментарии
Загружаем...