Зона "русского мира"

Претензии к Европе за смерть Пушкина. Возможный русский ответ Нидерландам по поводу МН-17

11 февраля 2019

Победобесие россиянам приелось, на подходе пушкинобесие. Впрочем, все это уже было – современная Россия, как всегда, вторична.

Депутат Ленинградской облдумы Владимир Петров накатал заявление в СК РФ с просьбой расследовать обстоятельства гибели поэта Пушкина, Александра Сергеевича. Напомню, что история эта случилась аккурат 182 года назад, когда 8 февраля (все даты по новому стилю) 1837 года гражданин Пушкин получил ранение во время перестрелки с неким Эдмоном Дантесом. От этой раны он, по официальной версии того времени 10 февраля и скончался, пишет на страницах издания «Деловая Столица» Сергей Ильченко.

История гибели Пушкина, скажем прямо, по тем временам рядовая. Будучи представителем этнической группы афророссиян (арапов) поэт – или, как сказали бы сегодня, репер, вел довольно типичный для нее образ жизни, постоянно участвуя в разного рода вооруженных разборках. Склонность к таким авантюрам сочеталась в нем с восхвалением Российской Империи, так что, живи Пушкин в наши дни, он, вероятно, всплыл бы на Донбассе, в отряде Гиви или Моторолы.

Его предполагаемый убийца – впрочем, даже если смерть Пушкина действительно наступила от раны, а не от врачебных ошибок, то говорить об убийстве можно лишь условно, средней руки адвокат сведет дело к необходимой самообороне, – характеризовался не в пример лучше: он был гвардейский офицер и любовник (формально – приемный сын) нидерландского посла, то есть, ценный кадр аналога ГРУ тех времен.

Российская власть эпохи Николая Первого относилась к Пушкину примерно так же, как власть эпохи Владимира Последнего относится к донбасским «ополченцам»: то есть, использовала его, но держала под присмотром и на некотором расстоянии. Продолжая аналогию, можно предположить, и к этому есть ряд оснований, что Пушкина устранили также по причинам, сходным с теми, по которым в современной России устраняют донбасских полевых командиров, набравших слишком большое влияние и известность, заменяя их свежими «полезными идиотами».

Несмотря на давность событий, расследование не выглядит чем-то невозможным. Смерть Пушкина, как и его жизнь, а также жизнь Дантеса неплохо задокументированы, а изъятые из публичного доступа документы вполне можно поискать и найти в архивах, поскольку есть большая вероятность что они уцелели.

Иной вопрос, что результаты такого расследования могут поколебать благостный образ официального гения. Одновременно они продемонстрируют и тот факт, что устройство российской власти не меняется, вероятно, глубоко вшито в подкорку россиян, как перечень программ, навязанных производителем, намертво вшит в память мобильного телефона.

И вообще, надо сказать, что российская история – не то поле, на котором можно безопасно резвиться официальным историографам, а также следователям СК, поставленным перед необходимостью придерживаться официальной версии. На этом поле слишком много мин, на которых они могут подорваться, и им лучше держаться привычных тропинок. Попытка расследования обстоятельств гибели Николая II показала это очень хорошо.

Впрочем, как и в случае с Николаем II, никто, естественно, ничего реально расследовать не станет. Речь может идти только о несколько перелицованной старой версии. По всей вероятности, следствие придет к выводу о том, что русский афропатриот Пушкин пал жертвой заговора либерально-пи… словом, типичных для современной Европы сил, и что заговор этот возглавлял нидерландский посол. Эту версию можно будет по необходимости пристегивать к чему угодно: хоть к ЕС и НАТО, хоть к расследования дела МН-17.

Хотя такое предположение и выглядит как стеб и пародия, это вовсе не так. Стебом и пародией на государство является сама Россия, а предлагаемая версия событий естественным образом вытекает из ее природы. Что же касается подробностей задуманной кампании, то тут просматриваются несколько линий. Православно-монархическая: поэт убит лицами нетрадиционной сексуальной ориентации – возможно, по причине отказа влиться в их ряды, а вовсе не из-за разборок с его женой.

Британская – разведка Великобритании устранила русского патриота, чьи стихи имели большое скрепоносное значение. Расистская – здесь не обойдется без американского прото-Ку-Клукс-Клана а также зловещей роли США уже тогда претендовавших на Аляску и мировую гегемонию. И, наконец, украинская – как же без нее? Наиболее вероятным агентом Правого сектора (запрещенной в России организации) в окружении Пушкина видится Николай Гоголь.

Я шучу? Нет, я не шучу. Я абсолютно серьезен. Более того, я даже допускаю, что версия гибели Пушкина, запущенная в итоге СК РФ, будет еще затейливей, поскольку никакая фантазия не угонится за российским безумием. Возможно, эта версия объединит в себе даже все перечисленные версии сразу. Не исключаю ничего, включая появления в ней рептилоидов-декабристов, пытавшихся возвести на трон своего представителя, которым был подменен Константин, и за что-то мстивших Пушкину из глубины сибирских руд.

Все это – и многое другое – вполне возможно. В России, уже окончательно спятившей и ставшей похожей на скверный анекдот, статус официальной версии может получить любая, самая бредовая фантазия. Тем более, что победобесие уже немного приелось, и нужно что-то новое.

И пушкинобесие для этой цели вполне сойдет. К слову, первая волна пушкинобесия была запущена в 1937, на очередном пике репрессий – точнее, на пике аппаратной чистки, затеянной Иосифом Рябым, которого косплеит Владимир Последний.

Сергей Ильченко, «Деловая Столица»