Взгляд

Территориальная оборона Украины. Как повысить эффективность отражения прямой российской агрессии

06 февраля 2019

В прямом столкновении с российской армией украинское «наращивание мышц» сразу же проявит свой ограниченный характер.

Вчера Верховная Рада отказалась принять закон о реформировании военкоматов. Это в конечно итоге может привести и к невозможности осовременивания системы территориальной обороны в Украине, которая напрямую на них завязана, пишет на страницах «Фокуса» экс-офицер Армии обороны Израиля,
сооснователь Центра изучения повстанческих движений Игаль Левин.

Начнем с того, что невозможно всерьез, на языке военных специалистов обсуждать реформы в Вооруженных силах Украины и повышение их боеспособности до адекватного нашему времени уровня, не затрагивая тему военно-воздушных сил. Ведь в современной конвенциональной войне все шансы на победу у того, кто контролирует воздушное пространство.

ВВС Украины не могут тягаться с ВКС РФ – это объективный факт. Следует признать и то, что попытки модернизации украинской военной авиации не позволят сравняться с россиянами ни качественно, ни количественно. На это влияет уйма факторов: разница в производственных мощностях, наличие теоретических и конструкторских наработок, живой боевой опыт и главное – финансирование. В Украине денег на оборону всегда будет меньше, чем в РФ.

Что же делать в такой ситуации? Во-первых, принять жестокий факт: Украина не имеет шансов в конвенциональном столкновении с войсками РФ. Во-вторых, реформы скорректировать так, чтобы ВСУ были готовы вести войну не конвенциональную, а именно – асимметричную.

В противостоянии малого и слабого государства с большим и сильным у малого государства в конвенциональной войне лоб в лоб нет ни малейших шансов. В случае с Украиной ответ может быть в развитии территориальной обороны (ТРО).

Обсуждая военную реформу, часто упоминают Израиль как пример боеспособной армии, на который нужно равняться.

Однако напрочь забывают о том, как именно начинали свой путь вооруженные силы Израиля. Да, сегодня это очень сильное государство с передовыми образцами вооружения, такими как дроны-камикадзе «Harop» и самолеты пятого поколения F-35. Но так было не всегда.

Израиль начала 1950-х годов был слабым аграрным государством, окруженным большими и могущественными противниками. Чтобы выжить, ставка была сделана на асимметрию, то есть не на наращивание вооруженных сил, как это было в Египте, Сирии и других странах, а на создание территориальной обороны. То есть на вооруженное общество. Создатель этой системы генерал-майор Игаль Ядин сказал об этом так.

Зачем Кремль запускает Рыбку в украинскую политику?

У меня в стране нет гражданских, у меня есть солдаты в одиннадцатимесячном отпуске

Возвращаясь к Украине, подчеркну необходимость превращения территориальной обороны из того, чем она является сегодня, в полноценное резервное войско.

Создаваемые в рамках ВСУ подразделения ТРО – это не тероборона, а неповоротливый и небоеготовый территориальный резерв Сухопутных войск в виде бригад и батальонов моторизованной легкой пехоты.

Резерв этот в простонародье, еще с советских времен, зовется «партизанами», а сборы с ними «партизанскими».

Эффективность этой «партизанщины» можно повысить, если в несколько раз увеличить объемы боевой подготовки личного состава, причем речь не только о «стрелковых днях», а о формировании по-настоящему слаженных подразделений от отделения до роты, которые знают местность, где им придётся воевать, и владеют маневром. Чтобы хотя бы приблизиться к укомплектованию личного состава для бригад ТРО, нужно замотивировать резервистов материально – нынешний уровень просто никуда не годится.

Но денежная мотивация сама по себе проблему не решит. Систему материального обеспечения этих бригад нужно тоже оптимизировать. Когда бригада ТРО формируется на базе областного центра, а склады с ее оружием и обмундированием находятся в соседней области, о каком оперативном развертывании бригады может идти речь?

В то же время, если бы власть больше доверяла собственному народу, она могла бы опереться на уже существующие общественные организации ТРО.

Они высокомотивированы, обладают опытом по привлечению добровольцев, проведению эффективной боевой подготовки и формированию слаженных подразделений. Если сформировать единую структуру ТРО на их базе, это значительно снизит организационные затраты для Минобороны и Генштаба. Но для этого пришлось бы делегировать общественности ряд полномочий и прав, в том числе на хранение оружия дома у резервистов.

Напряженная социально-политическая ситуация и взаимное недоверие между властью и народом не позволяют правительству пойти на такие шаги.

Но и это не все. Для того чтобы ТРО превратилась в полноценную армию резервистов, нужно создать институт сержантов по образцу армий Запада. Старшины и сержанты в ВСУ – это неэффективное наследие советской эпохи, они – те же солдаты, но с чуть расширенными полномочиями.

Сержант в армиях Запада – это полноценный командир без офицерского звания, отвечающий за логистику, дисциплину и все, что касается рутины и боевого регламента. Простыми словами, задача сержантов – разгрузить офицеров для выполнения их базовой функции – командования и контроля. Сержант в западной армии это не просто звание, а должность и командирская функция.

Например, в уже упомянутом Израиле сержанты – это отдельная каста, они заканчивают отдельные школы и курсы, имеют свою карьерную лестницу и могут добиться высокого и значимого положения в армии. Они, как правило, мотивированы огромными окладами (выше, чем у младших офицеров) и всевозможными льготами от армии. Израильское резервистское войско – словами западных военных экспертов, «тяжеловооружённую милицию», – невозможно представить без института сержантов.

Нужно понимать, что с ростом сержантского звания, от младшего до мастер-сержанта и выше, только возрастает их уровень компетенции и ответственности. Логистика взвода, роты, батальона и т. д. Логистика подразумевает при этом все, в том числе сон и быт солдата. Поскольку института сержантов сегодня в Украине фактически нет, этим занимаются младшие, а порой и старшие офицеры, решая уйму вопросов, что не оставляет им времени и сил для базовой офицерской функции – боевого командования и совершенствования своих знаний в этой области.

Портников: Народ Януковича – это Путин

Именно сержанты возьмут на себя львиную долю усилий в формировании реального ТРО, в том числе в содержании складов, выполнении непосредственного учета и контроля со всеми вытекающими. Склады должны включать как элементарное снаряжение, так и медицинское оснащение.

Особняком тут стоят оружейные склады, которые должны быть готовы в течение суток снарядить сотню гражданских, превратив их в боеспособную роту солдат. Чтобы это не было пожрано коррупцией, увы, присущей Украине, сержанты должны быть на твердом окладе, не менее 20 тыс. грн, даже вне зоны боевых действий.

Но рано или поздно мы все равно упремся в тот факт, что создание ТРО, или института сержантов, или органов контроля – все это требует военной воли от руководства ВСУ и политической воли правительства.

Уже упомянутое недоверие властей к простому народу не внушает оптимизма. К сожалению, многие реформы сегодня либо носят косметический характер, либо это просто «наращивание мышц». Все это, конечно, укрепляет существующую армию и создает иллюзию коренных перемен к лучшему, но в прямом столкновении с армией РФ украинское «наращивание мышц» сразу же проявит свой ограниченный характер, организационную, структурную и кадровую отсталость. И тогда что-то менять будет уже поздно.

Игаль Левин, «Фокус»