Взгляд

По ком звонит колокол? Медведчук у края пропасти

06 февраля 2019

Новость про Медведчука, который предложил решить проблему Донбасса путем создания там автономного региона и за это фактически объявлен предателем, с виду интересна во многих отношениях.

Во-первых, никакая это не новость, если говорить о политических убеждениях Виктора Владимировича. Любимый «украинский националист» и кум Владимира Путина, он давно уже не скрывает своих пророссийских взглядов и про грядущую судьбу Донбасса, суверенного, но как бы и в составе Украины, высказывался не раз, пишет на страницах «Грани.Ru» Илья Мильштейн.

Раньше его позиция тоже вызывала у большинства громадян довольно резкое отторжение, доходило и до обвинений в измене, но дела против Медведчука не заводили. Теперь завели и хочется понять: почему?

Во-вторых, лидер «Украинского выбора» несколько лет подряд, с весны 2014 года, был востребован не только в Кремле, которому служил ходячим символом братской дружбы разделенных народов, но и на Банковой. Для киевских элит он был удобным посредником на переговорах с Москвой, и речь тут даже не о том, что Петр Порошенко физически не мог нормально общаться с президентом РФ, но о том, что Медведчук был для него человеком понятным.

Бывший социал-демократ, что бы это ни значило, первый зампред Верховной рады и глава президентской администрации при Кучме, долларовый миллионер, олигарх, интриган с гигантским стажем, Медведчук казался идеальной фигурой в той бесконечно сложной игре с Россией, которую ведет Украина.

Бывало, что он и пользу приносил, добиваясь обмена пленными между украинской стороной и боевиками в «народных республиках». Однако теперь стал не нужен, и это порождает естественный вопрос: что произошло?

В-третьих, неясно, чем в принципе обернется сюжет и для самого заподозренного, и для Киева, и для Москвы. Статьи, предъявленные Медведчуку, серьезны, и мы можем пока только гадать: успеет он эвакуироваться, подобно Януковичу, или не успеет. Или бесстрашный коллаборационист пожелает остаться в Киеве, доказывая свою юридическую правоту, чем уже начали заниматься его представители.

Действительно, отчего раньше Виктор Владимирович мог безнаказанно делиться с публикой своими коварными планами, а ныне этого права лишен под угрозой длительного тюремного срока? И как быть со свободой слова, прописанной во многих конституциях, включая украинскую?

Ядерный ультиматум: Россия, Украина и США в предстоящей холодной войне и гонке вооружений

Попытаемся разобраться во всех этих вопросах.

Во-первых, не исключено, что следствие в киевской Генпрокуратуре открыли по чисто формальному признаку. Гражданин Украины Андрей Тетерук, депутат парламента и командир батальона «Миротворец», выслушав Медведчука, подал на него заявление – вот и открыли, и к расследованию уже привлечена СБУ.

А дальше, вероятно, состоится суд и участь посредника будет решена в рамках свободного судебного состязания прокуроров с адвокатами. Случалось же, как ни хромает сравнение, что столичный Печерский районный суд отказывался даже отправлять под домашний арест Михаила Саакашвили – личного врага украинского президента.

Хотя потом, конечно, кипучего несогласного из страны все-таки выслали. Короче, рано еще нам оплакивать бывшего серого кардинала или со злорадством грезить о неминуемом возмездии, которое его ожидает, – кому как больше нравится. Украина – не Россия, и о том, чем закончится эта удивительная история, мы просто не знаем.

Во-вторых, можно предположить, что свою роль путинского парламентера в киевских коридорах власти и украинского лукавого ходатая за военнопленных Медведчук отыграл. Переговоры в тупике, и можно вспомнить, как еще летом прошлого года ходатай позволял себе неполиткорректные метафоры, приравнивая сидящих в наших тюрьмах и на подвалах ДНР-ЛНР соотечественников к солдатам израильской армии, а захваченных в плен российских военнослужащих и боевиков – к палестинским террористам.

Он явно заговаривался – то ли от отчаянья, то ли в азарте спора. Ибо Владимир Владимирович больше не хочет меняться, он ставит перед Медведчуком иные, куда более дерзкие цели, но в таком переговорщике Украина не нуждается. Напротив, заложник Медведчук, если его посадят, станет весьма ценным объектом торговли в разборках Киева с Москвой. Это звучит весьма цинично, но идет война, пусть никем никому и не объявленная, а на ней действуют свои законы. Подлые, да, но эту войну известно кто развязал.

И еще, в-третьих, приближаются выборы, на которых украинцы выберут себе нового (или старого) президента и депутатов Рады. Потому в моде решительность и нестандартные политические ходы, в которых отражается глубокая личная ненависть многих кандидатов и их избирателей к лидеру соседней страны. Сделать ему больно, покарав кума, – о том, наверное, мечтает не один Андрей Тетерук. Правда, вовсе не факт, что живущий в своем мире российский национальный лидер отреагирует на это как-нибудь по-человечески. Типа расчувствуется и тут же согласится отпустить всех удерживаемых им заложников в обмен на Медведчука, Вышинского, Агеева и других.

Скорее, привычно использует личную драму своего агента исключительно в пропагандистских целях, и все скабеевы с киселевыми, сколько их есть, подымут крик о новом злодеянии киевской хунты. А в душе хладнокровный Владимир Владимирович останется равнодушен к судьбе очередного пострадавшего за Донбасс. У России ведь только два союзника, и кумовья среди них не значатся.

Словом, при ближайшем рассмотрении интересная новость про Медведчука оказывается странной и скучной. И не новость, с одной стороны, и примета абсолютной безысходности, в которую загнаны отношения между Киевом и Москвой, – что, впрочем, тоже не новость. С новостями вообще беда, какую интригу сегодня ни распутывай – почти все уже было вчера или позавчера и ничем не кончилось.

Из того же ряда и свежий скандал, так что и неважно, посадят вельможного отщепенца или не посадят. На происходящее в Донбассе и вокруг это не повлияет ни в малейшей степени.

Илья Мильштейн, «Грани.Ru»