Взгляд

Войны клонов. Украина на пути создания собственных оружейных производств

31 января 2019

Отечественная военная промышленность уже достаточно долгое время идет по пути копирования образцов советского вооружения.

В принципе смысл в этом есть – после разработки в 1960-1970 гг. материаловедение шагнуло далеко вперед и, возможно, сейчас на новом уровне сделать то же самое, но с гораздо лучшим результатом, пишет Михаил Жирохов н страницах «Деловой Столицы».

Среди таких себе клонов можно назвать, например, модернизированный пулемет КМ-7,62, который разработан на заводе «Маяк» и фактически является копией пулемета ПКМ. Однако по сравнению с советским аналогом (1969 г.) он более удобен в эксплуатации, да и весит на 1,5 кг меньше.

В Каменец-Подольском госпредприятием «Научно-технический комплекс «Завод точной механики» освоено серийное производство 30-мм автоматической пушки ЗТМ-1 (аналогична по устройству и своим характеристикам пушке 2А72) и ЗТМ-2 (соответствует пушке 2А42). Эти пушки устанавливаются как для замены на БМП-2, так и в новейших боевых модулях.

Автоматическая пушка серии ЗТМ на БМП-2.

Компания «Артиллерийское вооружение» выпускает и еще один аналог: автоматические гранатометы КБА-117 (копия АГ-17) и КБА-119 (АГС-17).

И это удачные примеры. Есть и другой пример копирования, который российские «специалисты» очень часто любят ставить в пример несостоятельности украинской оборонной промышленности в целом. Речь идет о 120-мм миномете М120-15 «Молот» производства киевского завода «Маяк», который, по сути, является клоном советского 2С12 «Сани».

Допущенный до эксплуатации в войска в ноябре 2015 г. до декабря 2018 г., когда она была временно приостановлена, по данным Центрального ракетно-артиллерийского управления Вооруженных сил Украины, было зафиксировано девять их разрывов, в результате которых получили ранения 32 военных, а 13 погибли. И хотя в каждом конкретном случае причины трагедии были разные, однако в целом можно констатировать, что миномет оказался технологически не доведенным. Мало того, вокруг закупок прицелов для него еще возник и коррупционный скандал.

И вот буквально на днях стало известно, что в войска пошла еще одна «новинка» – 73-мм станковый противотанковый гранатомет (по западной терминологии – безоткатное орудие) «Ланцея».

«Ланцея».

По сути, это копия советского образца СПГ-9 (разработки 1963 г.), впрочем, производитель этого не скрывает, просто переведя с русского языка на латынь официальное название «Копье».

Необходимость такого шага назрела уже давно – СПГ-9 в свое время производился в городе Красноармейск Московской области, и поэтому все они на вооружении ВСУ и других силовых ведомств являются наследием Советского Союза и пополнения не было. А ведь еще начиная с лета 2014 г. они массово стали сниматься с хранения и передаваться во вновь формируемые бригады ВСУ и добровольческие батальоны, где «сапог» (а так его стали называть на фронте) зачастую был единственным противотанковым средством. Гранатомет устанавливали на самую разную базу – от внедорожников до БМД.

Тем более что характеристики гранатомета вполне приемлемые. Так, прицельная дальность стрельбы прямой наводкой кумулятивной и осколочной гранатами составляет 1300 м.

При этом подготовленный расчет может производить до шести выстрелов в минуту. И это на фоне того, что само орудие весит всего 49,5 кг. А если прибавить треножный станок массой в 12 кг, то «Копье» вполне комфортно может переноситься расчетом из четырех бойцов.

Мало того, после подписания Минских договоренностей из-за своего «нелетального» калибра СПГ-9 стал одним из любимых вооружений мотопехоты на линии соприкосновения. Все это, вместе взятое, приводило к быстрому износу механизмов орудия.

Разговоры о возможной замене шли уже достаточно давно, и вот в июле 2018 г. малоизвестная частная фирма ООО «Рубин-2017» «вдруг» выкатила на государственные испытания «Ланцею». При этом нельзя сказать, что собственно большая проблема скопировать механизмы и само орудие – смогли же это, например, в свое время болгары, однако настораживает, что учредителями компании являются корпорация «ТАСКО» и ООО «Украинская бронетехника». И если «ТАСКО» еще регулярно возит на разные выставки какие-то единичные экземпляры стрелкового оружия и боеприпасов, то «Украинская бронетехника» известна тем, что, не имея буквально никакого производства, получила государственный контракт на поставку бронеавтомобиля «Варта».

«Варта».

Причем в конструкции «Варты» используется несколько доработанное шасси от белорусского производителя МАЗ, до последнего времени на нем стояли российские двигатели ЯМЗ (вероятно, сейчас замененные на китайские). Да и вообще складывается впечатление, что фактически «Варта» – это белорусская машина, которая через некую «прокладку», созданную по политическим причинам, поставляется в Украину.

Поэтому и с новой «Ланцеей» возникает ну уж слишком много вопросов. И главное тут – ствол, с производством которого (причем для любого оружия – от пистолета до танка) в Украине огромные проблемы. Даже сейчас с огромными финансовыми вливаниями такое производство связано с огромными сложностями. А тут неизвестная фирма – и вдруг выкатывает образец, который, возможно, принять на вооружение вот так сразу. В военной промышленности таких чудес, как правило, не бывает.

Вариантов, кроме совсем уж фантастических, из серии, что инженерам фирмы удалось «на коленке» начать производство стволов для СПГ-9, не так уж много. Вернее, даже один – это поставки болгарских SPG-9 для нужд ВСУ вот таким экзотическим способом.

Ведь это только США может позволить в открытую поставлять в Украину тот же несколько модернизированный советский противотанковый гранатомет РПГ-7, который под названием PSRL-1 с 2016 г. производит фирма AirTronic, а у болгар такой возможности нет. Тем более на фоне регулярных скандалов с поставками оружия и боеприпасов всем воюющим сторонам в Сирии.

Снова-таки подчеркну, что такое развитие ситуации всего лишь мое предположение, основанное на доступной информации. Был бы рад, если все-таки украинское предприятие реально освоило производство столь необходимого на фронте оружия самостоятельно.

Подводя итог, можно смело говорить, что производство «клонов» только один из этапов налаживания серийного производства отечественного оружия и развития отдельных отраслей оборонной промышленности в целом. Следующим будет создание полностью самостоятельных образцов. Заметим, что практически все ведущие страны в разное время проходили этот этап и достаточно успешно.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»