Взгляд

Путинское «ЧВК Унгер» в Австрии. Европейские маргиналы на подхвате у Кремля

28 января 2019

Налогов не платить. Долги отменить. Банки, казино и биржи закрыть немедленно. Судебную систему упразднить. С религиями покончить.

Все правительства расформировать. Все парламенты разогнать. Европейский союз распустить. Как этого достичь? Способ имеется. Надо, чтобы Путин ввел войска в Австрию, пишет на страницах «Грани.Ru» Илья Мильштейн.

В таком духе выстраивала свою жизненную концепцию и с таким призывом обращалась к российскому президенту Моника Унгер, 42-летняя «гражданка рейха», осужденная на днях к 14 годам заключения, и это, конечно, порождает вопросы. Непонятно, куда катится мир, если лидер ультраправой группировки скатывается в анархию.

Неясно, почему женщину посадили, вместо того чтобы лечить и, быть может, вылечить. А главное, как Путину вводить войска в Австрию, если его самого тоже отменят и расформируют? Короче, мы не вполне постигаем, за что наказали Монику, а с ней и отдельных ее соратников, приговоренных к срокам от девяти месяцев до 10 лет.

Судя по утечкам из зала суда, противница всего на свете и сторонница нашего Владимира Владимировича называла себя президентом изобретенного ею государства и замышляла военный переворот. Для этих целей придунайские карбонарии издавали приказы по австрийской армии, забрасывая письмами Минобороны и требуя немедленно выступить в поход против законной власти, и выписывали ордера на арест действующих политиков.

Когда же армия им не подчинялась и даже ордера не производили ни на кого из соотечественников ни малейшего впечатления, заговорщики ужасно расстраивались. Кроме того, они очень громко обсуждали в сети и при личном общении свои неудачи и очень громко грезили наяву о том, как их мечты сбудутся. Вот по совопокупости этих преступлений злоумышленников и посадили, обвинив в государственной измене и мошенничестве в крупном размере.

Впрочем, нельзя сказать, что вердикт, вынесенный в суде города Граца, совсем уж для нас загадочен. Нечто подобное мы ведь наблюдали и в российских судах. Когда, например, арестовывали и приговаривали «мальцевских» революционеров – простодушных в массе своей мужчин среднего возраста, безоглядно доверившихся провокатору и вышедших на улицы, дабы учинить очередной ноябрьский переворот.

Полковника Квачкова нельзя не вспомнить, с его арбалетами и диверсантами, повязанными на дальних подступах к Москве. Ну и в особенности разные мыслепреступления, связанные с нелицеприятными воззваниями и грубоватыми высказываниями россиян в адрес власть имущих и неимущих, с оскорблениями органов чувств, церкви и социальной группы «менты неверные», тоже приходят на память. Получается, австрийская Фемида, то ли позавидовав нашей, то ли творчески осваивая иностранный опыт, включилась в борьбу с национал-предателями и пятой колонной?

Кто такая Ольга Скабеева?

Отчасти получается именно так. Поскольку указанная гражданка рейха вместе с подельниками пострадала преимущественно за убеждения, которые ее адвокат довольно точно охарактеризовал как «странные», и за слепую веру в запреты всех и всяческих присутственных мест.

Она стала жертвой личных пристрастий к Владимиру Путину, фантастических грез о переустройстве мира и того полицейского австрийского государства, которое выдумала в своей голове. Причем так хорошо выдумала, что оно обрушилось на нее и покарало так, как у нас далеко не каждого Скрипаля репрессируют.

Она расплатилась в основном за болтовню, за вербальную «артподготовку» не пойми к чему, за «экстремизм» в помыслах – ведь у Моники и арбалетов-то нормальных не было, чтобы захватывать Вену или хоть ограбить банк. Она претерпела, грубо говоря, за правду. То есть за диковатые слова и мировоззренческие оценочные суждения, которые считала правдой.

Впрочем, утверждать, что фрау Унгер со своими единомышленниками совсем уж чиста перед законом, все-таки трудновато. Одно дело – личные убеждения, и немного другое – рассылка подстрекательских текстов с предписаниями генералам и офицерам австрийской армии срочно устроить путч. Одно дело – влеченье, род недуга к Владимиру Владимировичу, и нечто иное – «Путин, введи войска!».

Известно же, что президента РФ хлебом не корми, дай кого-нибудь присоединить или в крайнем случае объявить суверенными, но подконтрольными России гражданами. И если бы он услышал стоны Моники, изнывающей под гнетом ЕС, то как знать, мог бы и откликнуться.

По примеру другого руководителя, однажды уже аннексировавшего Австрию под благовидным предлогом. Тянет ли это на измену родине и 14 тюремных лет – в том позволим себе усомниться. Но вообще призывы к оккупации едва ли приветствуются в любой, самой демократической стране.

Закрадывается даже мысль, что если бы Моника Унгер не взывала к Кремлю, ограничившись лишь провокационными речами и рассылкой идиотских писем, то ничего бы ей и не было, и сподвижников не притянули бы к суду. Вот, оказывается, какой он опасный, наш Путин, какой страшный, какой коварный, какой токсичный!

Впору возгордиться, и ежели сегодня нет у нас занятия поинтересней, то, пожалуй, предадимся этой забаве. Будем гордиться Путиным, из-за которого даже в Австрии дают сталинские срока.

Илья Мильштейн, «Грани.Ru»