Зона "русского мира"

Слишком тайная дипломатия. Токсичность Путина осложняет жизнь Трампу

15 января 2019

Обвинения Трампа в сокрытии информации о переговорах с Путиным выглядят довольно странно, если иметь в виду общепринятую практику.

Когда это встречи двух лидеров «без галстуков» обставлялись дипломатическим протоколом и заканчивались совместным коммюнике? Предшественник Трампа на посту президента Барак Обама неоднократно вел переговоры с Путиным с глазу на глаз (в Москве, Петербурге, Мексике, Китае, Нью-Йорке), и никогда не было никаких коммюнике, пишет на страницах «Грани.Ru» Александр Подрабинек.

О содержании переговоров мы узнавали только с их слов. Если справедливо утверждение, что демократия – это прежде всего процедура, то правила должны быть одинаковыми для всех.

Другое дело, хороши эти правила или плохи? Тайная дипломатия – распространенная практика прошлого, но в наше время она выглядит если не анахронизмом, то во всяком случае подозрительно. Историки до сих пор спорят, о чем вели переговоры Александр I с Наполеоном Бонапартом в Тильзите в 1807 году. По сей день это остается загадкой, поскольку беседы велись с глазу на глаз, записей не делалось, коммюнике не публиковалось.

В американской внешней политике, как, наверное, и в любой другой, закулисные переговоры велись и ведутся. Вспомнить хотя бы Джозефа Байдена, недавнего вице-президента в администрации Обамы.

В апреле 1979 года он приезжал во главе группы сенаторов в СССР обсуждать вопросы ограничения стратегических вооружений. А несколько лет назад Владимир Буковский опубликовал составленную тогда же докладную записку первого заместителя заведующего Международным отделом ЦК КПСС Вадима Загладина «Об основном содержании бесед с сенаторами США».

Загладин, в частности, писал: «Следует, видимо, отметить, что на этот раз делегация сенаторов официально не ставила в ходе переговоров вопрос о правах человека. Как заявил Байден, им не хотелось «отравлять атмосферу вопросами, которые заведомо вызывают обострение в отношениях».

Правда, в перерывах между заседаниями сенаторы передали несколько писем по поводу тех или иных «отказников». В неофициальном порядке Байден и Лугар сказали, что в конечном счете для них важно не столько получить решение вопроса о том или ином гражданине, сколько доказать американской общественности, что они заботятся о «правах человека», доказать своим избирателям, что они «эффективно выполняют их волю». Иными словами, собеседники прямо признались, что речь идет о своего рода показухе, что судьба большинства т. н. диссидентов никак их не волнует».

Конечно, и сегодня тайные переговоры не редкость, но в открытых обществах они воспринимаются с некоторым недовольством. Вполне естественным и закономерным. Что же касается Трампа, то при всех озвученных обвинениях в связях с Россией проведение им переговоров с Путиным с глазу на глаз становится для его оппонентов еще одним поводом для подозрений.

Трудно сказать, насколько эти подозрения обоснованы, но было бы неплохо, если бы нынешняя история послужила поводом для изменения правил публичности переговоров глав государств. По крайней мере, институции, контролирующие исполнительную власть, – судебные органы и парламент – должны иметь полный доступ к информации о неформальных переговорах главы государства.

Эта модель очень пригодилась бы и России, когда и если у нее появится реальное разделение властей.

Александр Подрабинек, «Грани.Ru»