Политика

С Россией – никаких секретов. О внешнеполитической катастрофе России

15 января 2019

Соединенные Штаты явно пересматривают правила ведения дипломатии. Ну, по крайней мере, в отношении России.

Комитет по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США уже заявил, что намерен провести заседание, посвященное недостатку информации о встречах Трампа с Путиным, пишет на страницах «Ежедневного Журнала» военный эксперт, заместитель главного редактора Александр Гольц.

«Каждый раз, когда Трамп встречается с Путиным, стране ничего не говорят. Америка заслуживает правды, и Комитет Палаты представителей США по иностранным делам намерен узнать ее. Мы проведем слушания о тайнах, бурлящих вокруг странных отношениях Трампа с Путиным и его окружением, и о том, как эти темные отношения влияют на нашу национальную безопасность», – говорится в заявлении сопредседателя комитета Элиота Энгеля.

Говорят, на слушания могут даже вызвать переводчиков Госдепа, чтобы допросить под присягой. Эти люди окажутся перед выбором – забыть о профессиональной этике или подвергнуться риску оказаться в тюрьме.

Газета The Washington Post, ссылаясь на источники в президентской администрации пишет, что встречи Путина и Трампа (а их было уже пять) происходят в условиях беспрецедентной секретности. Трамп не берет на эти переговоры даже ближайших сотрудников, отбирает у переводчиков записи бесед.

Все это выглядит просто зловеще, если поверить статье в другой американской газете The New York Times, которая сообщила, что ФБР ведет расследование связей Дональда Трампа с Москвой. Президент вяло отбивается, утверждая, что относится к России жестче, чем любой из его предшественников.

Если оставить в стороне подозрения в том, что Трамп является российским агентом, а Путин, вернувшись к старой любимой профессии, выступает куратором самого могущественного политика в мире, то дело сводится к тому, что демократы фактически требуют отказа от всякой конфиденциальности при ведении дел с РФ. Полагаю, советский посол в США при пяти президентах Анатолий Добрынин переворачивается в гробу.

Ведь вся американская дипломатия в отношении СССР (как, подозреваю, и многих других государств) была секретной. Если официально Москва и Вашингтон обменивались зубодробительными заявлениями, то в ходе секретных встреч Добрынина и советника Никсона по национальной безопасности Генри Киссинджера тихо готовились прорывные соглашения по контролю над разоружениями.

Переговоры были столь закрытыми, что об их содержании не информировали ни глав официальных делегаций, ни даже госсекретаря США. При этом тогдашняя внешняя политика Советского Союза, будем откровенны, была уж точно ничуть не лучше нынешней российской. Москва старательно действовала против Вашингтона по всем азимутам: от Юго-Восточной Азии до Ближнего Востока.

Кстати, и в американские выборы СССР пытался вмешиваться. Тот же Добрынин вспоминал, как неловко чувствовал себя, пытаясь, согласно решению Политбюро, предложить деньги кандидату от демократов Уолтеру Мондейлу.

Однако в нынешних исторических условиях американский истеблишмент (те самые ненавидимые Владимиром Путиным «господа в темных костюмах») решил отказаться от традиционных методов дипломатии. Достаточно вспомнить, что Майкл Флинн, который пробыл рекордно короткий срок на посту помощника президента, сначала потерял должность, а потом оказался под следствием из-за контактов с российским послом относительно создания конфиденциального канала связи с Кремлем.

Существование такого канала – норма в отношениях великих держав. Разумеется, отчасти происходящий разрыв с общепринятой практикой действительно можно отнести к американской внутриполитической борьбе. Приход Трампа, аморального популиста, решительно опрокинул представления американского правящего класса о том, как делается политика. Антироссийская кампания здесь – скорее инструмент борьбы с этим наглецом.

Однако показательно, что именно действия России стали поводом для атаки демократов на президента. Получается, что российская внешняя политика, которую до сих пор упорно представляют успешной, превратила страну в некий жупел. Из многочисленных вызовов: терроризм, северокорейская ядерная бомба, атомные амбиции Ирана, действия Китая, – была выбрана именно российская угроза.

Думаю, что главная причина – это слишком уж наглые попытки вмешиваться в выборы. В том, что такие попытки имели место, сегодня в Вашингтоне никто не сомневается, вопрос в том, до какой степени в эти попытки было вовлечено окружение Трампа и сам будущий президент. И здесь возникает вопрос о профессионализме тех в Москве, кто принимал решения. Анатолий Добрынин, когда ему поручили предложить кандидату в президенты советскую финансовую помощь, мгновенно понял – это грозит полной дипломатической катастрофой.

И попытался спустить дело на тормозах. Руководители РФ просто помешаны на секретных операциях. И те, кому было поручено оказать поддержку Трампу (а точнее противодействовать Клинтон), бросились выполнять указания с немалым энтузиазмом и ретивостью, ничуть не думая о последствиях. Которые не замедлили сказаться. То, что можно считать выдающимся успехом разведки, превратилось во внешнеполитическую катастрофу. В отношении России перестали действовать освященные традицией правила дипломатии.

Александр Гольц, «Ежедневный Журнал»