Взгляд

Бабченко: «Украинская диктатура» – это самое бредовое словосочетание, которое я слышал

12 января 2019

В Украине нет угрозы диктатуры, кроме как экспорта этой самой диктатуры из России, если она завоюет страну. Что бы этого не произошло в Украине надо построить государство, его устойчивые институты.

Поправьте меня, если я не прав, но словосочетание «украинская диктатура» – бредовое примерно в той же степени, – пишет на своей странице в Facebook Аркадий Бабченко, – в какой бредово словосочетание «Исламское королевство Израиль».

Израиль может стать исламским королевством только в одном случае – в случае его завоевания арабскими соседями. То же самое и с Украиной. Диктатура в Украине возможна только в одном случае – в случае ее поглощения Россией. И – только российская диктатура. Или поддерживаемая Россией диктатура. Как уже бывало не раз.

Во всех остальных случаях… Россия – это вечное рабство. Вечный государственный монстр. Украина – вечная вольница. Вечное Гуляй поле. В котором невероятно сильное гражданское общество. Вот просто уникальное. Я еще нигде в мире не встречал такого. И исторически слабое государство.

Поправьте меня, если я не прав, но словосочетание "украинская диктатура" — бредовое примерно в той же степени, в какой…

Опубліковано Аркадієм Бабченком Субота, 12 січня 2019 р.

И когда я от придавленных монстром государственного монолита очень немногих оставшихся живых российских друзей слышу про опасность такого же монстра в Украине – это вызывает только смех. Построить государственную диктатуру в Украине нельзя. Имперские лекала здесь не применимы. По крайней мере, сейчас.

Наша задача сейчас – построить хотя бы просто работающие государственные институты. Без Допы с коксом за колонной. И чтобы не передрались все со всеми. Вместо бунгало из глины и палок сделать нормальный устойчиво работающий механизм. Пока есть время. Пока есть шанс. Пока эти, с диктатурой, опять не пришли с севера.

А вот когда построим – можно будет гипотетически порассуждать и про опасность диктатуры.

Доброе утро.

Аркадий Бабченко, Facebook