Зона "русского мира"

Мы все живем в условиях, которые созданы политическими расчетами Лукьянова, – Портников

10 января 2019

Лукьянов является автором концепции, согласно которой удержание советских республик должно происходить путем провоцирования раскола и межнациональных конфликтов в них.

Анатолия Лукьянова ближайший соратник Михаила Горбачева, который предал своего благодетеля в августе 1991 года ради союза с членами ГКЧП – но так и не осмелился войти в состав комитета путчистов, Лукьянов не выглядит яркой политической фигурой. Но при этом все мы живем в условиях, которые созданы его политическими расчетами. И это не преувеличение, пишет на страницах «Espreso.TV» Виталий Портников.

Именно Лукьянов является автором концепции, согласно которой удержание советских республик должно происходить путем провоцирования раскола и межнациональных конфликтов в них. Эта концепция была активно подхвачена чекистами, которые добивались усиления своей роли в условиях новой нестабильности.

Но ее спонсором был именно союзный центр – «16-я республика», по меткому определению одного из советских журналистов-чекистов. Анатолий Лукьянов был не просто главой парламента этой «16-й республики», он был архитектором ее выживания и, как сейчас говорят, «куратором» ее сепаратистских проектов.

С Литвой – первой из взбунтовавшихся республик – расправиться с помощью национальных конфликтов не получалось. Русских там было не очень много и хотя союзный центр пытался активировать польское национальное движение, полякам он традиционно не доверял.

Зато уже в Латвии и Эстонии шовинисты развернулись: в противовес Народным фронтам, которые выступали за самостоятельность республик создали интерфронты, стали говорить о «русской Риг» и «русской Нарве». Но настоящая катастрофа началась, когда взялись за Грузию и Молдова. Конфликты в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье не урегулированы до сих пор и мало кто помнит, что начинались они еще когда существовал Советский Союз.

С помощью аналогичного инструмента пытались подорвать и власть Ельцина в РСФСР. Ответом союзного центра на суверенитет России стала суверенизация российских автономий – этот процесс тогда активно поддерживали в Кремле.

Последствия этой суверенизации станут очевидны уже после краха СССР. Ни одна автономная республика союзной так и не стала просто потому, что исчез Советский Союз.

Более того, готовность Ельцина согласиться с его исчезновением была связана не только с желанием избавиться от Горбачева, но и со стремлением лишить российские автономии возможности выхода из состава России. Однако сами процессы суверенизации не остановились, их результатом стали две чеченские войны и окончательное оформление в самой России авторитарного чекистского режима.

Почему концепция Лукьянова не применялась тогда к Украине объяснить просто. После победы Ельцина на выборах председателя Верховного Совета РСФСР, а потом и президента России именно Украина стала главной надеждой «16-й республики». Зато уже после краха Советского Союза, когда Лукьянов превратился в политического пенсионера, его подходы были в полной мере унаследованы новым российским руководством.

Если в своей стране новый Кремль безжалостно подавлял попытки отделиться от России, то у соседей он помогал сепаратистам, поддерживал их, создавал новые конфликты. Вице-президент России Александр Руцкой лично приехал в Тирасполь поддержать власти Приднестровья – несмотря на то, что руководство этой придуманной в Москве республики поддержало ГКЧП, а президент Молдовы Ион Снегур поддержал Ельцина.

«Суверенитет» Приднестровья стала обеспечивать российская армия. С Абхазией и Осетией Ельцин обманул и первого грузинского президента Звиада Гамсахурдиа, и его преемника Эдуарда Шеварднадзе.

Но самое важное – так это то, что в Кремле решили опробовать «инструмент сдерживания» на Украине, раз уж эта страна не хочет строить новое союзное государство. Так и дошли до аннексии Крыма и оккупации Донбасса.

И в результате не только грузины с молдаванами, но и мы с вами стали жить в стране Лукьянова, стране, которая не контролирует собственные границы. Наследие бывшего председателя Верховного Совета СССР оказалось долговечнее его долгой жизни.

Виталий Портников, «Espreso.TV»