Политика

Сурков уже не нужен. Волкер одобрил новый прорыв через Керченский пролив

20 декабря 2018

Спецпредставитель Госдепа привез в Украину не только слова поддержки, но также новости о предоставлении военной помощи.

Очередной визит спецпредставителя Госдепартамента США по Украине Курта Волкера в Киев имеет цель донести всем – Украине, России, Европе – простой и очевидный мессидж дальнейшей поддержки со стороны Вашингтона. Но, как водится, даже такой едва ли не процедурный момент обрастает существенными подробности и далеко идущими последствиями, пишет на страницах «Деловой Столицы» Владислав Гирман.

Иначе и не могло быть, с учетом сложившихся обстоятельств, а именно эскалации после Керченского инцидента. Как подчеркнул дипломат, Россия вознамерилась взять пролив под полный контроль.

Прежде чем оценивать сам визит Волкера, нужно отметить, что его заявления во время встреч с президентом, спикером Рады, министром обороны, следует объединить с тезисами, озвученными дипломатом во время онлайн-брифинга в Брюсселе 17 декабря. В столице блока дипломат дал понять, что в США к атаке на украинские корабли и судно относятся очень серьезно. Серьезней европейцев по крайней мере, которые под давлением Берлина и Парижа не пошли на введение дополнительных санкций в отношении РФ.

Заставить ЕС

Правда позиция ЕС может измениться, судя по оценке Волкера, явно участвовавшего в не одной серьезной дискуссии во время переговоров с представительством ЕС и НАТО. Спецпредставитель сообщил: инцидент воспринимается как военная агрессия России и, что еще важнее, идея с ужесточением санкций, кажется, находит поддержку в Евросоюзе. При этом спрогнозировал их введение в ближайшие месяц-два.

Таким образом очевидно, что Госдепартамент проводит серьезную работу в Европе – убеждает ее лидеров, что, как бы им не хотелось, но атака на катера и буксиры является не просто очередным «выбрыком» России. Это полноценный акт агрессии одного государства в отношении другого, без налета гибридности и к тому же с нарушением свободы судоходства, что напрямую уже коснулось и стран ЕС.

Инцидент – не только причина для усиления санкционного давления. Он также придал актуальности иной мере воздействия на политику Кремля со стороны Евросоюза. Речь, конечно, же о строительстве «Северного потока-2». В Европе с конца ноября – после атаки – возобновились дискуссии на эту тему. По большей части они сводились к тому, что блок не может позволить себе влезть еще глубже в энергетическое ярмо России, когда та идет на такого масштаба нарушения международного права. Германия, естественно, отпирается как может. Только вот эту лошадку вновь оседлали и в США.

И давят, и давят на Германию прежде всего. Во-первых, посол в ФРГ Ричард Греннелл призвал германское правительство отказаться от строительства газопровода, который профинансирует дальнейшую дестабилизацию Россией «восточного фланга НАТО». Во-вторых, 40 американских сенаторов из обеих партий подготовили резолюцию с аналогичным призывом относительно «Северного потока-2», а также касательно запрета для российских судов заходить в европейские порты для дозаправки и пополнения запасов.

Резолюция эта напрямую связана с инцидентом в Керченском проливе. Сенаторы настаивают, чтобы президент Дональд Трамп активизировал противодействие РФ из-за атаки. И одним из способов донести позицию Белого дома законодатели верхней палаты Конгресса видят проведение многонациональных учений в Черном море и увеличение присутствия там НАТО. Имеется и предложение через «соответствующие программы Госдепартамента и Пентагона» оказать помощь Украине в укреплении «морских возможностей предупреждать и отражать дальнейшую российскую агрессию».

«Украинский блок»

Предоставление военной помощи Киеву артикулируется не только на Капитолийском холме, но и в Госдепартаменте. Еще в Брюсселе Волкер подчеркнул, что Штаты уже скоро могут объявить о новых поставках оружия. В Киеве спецпредставитель пояснил, что в январе 2019 года Конгресс заслушает информацию о выделении первой половины военпомощи Украине в размере $125 млн. На что пойдет эта сумма? Опять же, исходя из слов Волкера, речь об «обороне на море, береговой линии и воздушного пространства».

И более предметные переговоры, между прочим, начнутся не после заявления Волкера или слушаний в Конгрессе. Есть все признаки того, что они уже ведутся, ведь за четыре дня до приезда подчиненного Майка Помпео в Киев в США побывал командующий ВМС Украины Игорь Воронченко. Он пообщался с американским коллегой Джоном Ричардсоном и представителями Пентагона о сотрудничестве в сфере безопасности и (внимание) о новой стратегии украинских ВМС.

Один на один с агрессором. Лукшенко некому и нечем защищать от России

Насколько она будет новой, станет известно через некоторое время. Однако уже сейчас можно констатировать, что захват россиянами украинских новых катеров не стал поводом для отказа от концепции москитного флота. Что в интервью «Голосу Америки» подтвердил Воронченко. По его словам, нужно «как можно быстрее построить «москитный» компонент корабельного состава, который мог бы оперативно реагировать на все эти события и имел бы достаточный боевой потенциал».

А в долгосрочной перспективе – создание корветов и фрегатов. Больше деталей командующий предоставить не смог – сослался на секретность данной информации, что как бы тоже свидетельствует о серьезности намерений как США, так и Украины. Вероятно анонсированная военная помощь как раз и может касаться, собственно, москитного флота и разного рода оборудования. Что станет достаточно мощным сигналом России.

Но прежде чем перейти к «российской повестке» заявлений Волкера этой недели, стоит напоследок отметить позицию Вашингтона относительно действующего в 10 украинских регионах военного положения. Дипломат подчеркнул, что обещание нужно выполнить – ВП продлеваться, если не будет полномасштабной интервенции РФ, не должно.

Посылы Волкера понятны: свою геополитическую функцию военное положение выполнило; пора сворачиваться, начать работу над ошибками и не давать более как зрадофилам, так России продвигать тезисы о непосредственной выгоде для Порошенко от действия ВП перед выборами. Военное положение также помогло выявить существенные проблемы внутри Украины, о чем в интервью украинской службе BBC сообщил секретарь СНБО Александр Турчинов, заверивший, что они – проблемы – теперь будут решаться. Кстати, нельзя не заметить, что данное интервью Турчинова в значительной мере «усилило» эффект от визита Волкера как демонстрации поддержки США.

Секретарь СНБО говорил и о намерении снова провести корабли через пролив, и о том, что граждан РФ могут не пускать в Украину и по завершении ВП, и о том, что если, мол, нужно, то и Крымский мост разрушить можно. С точки зрения медийности, такой набор мессиджей Турчинова имеет немалую ценность, поскольку переплетен с наобором мессиджей Волкера.

Россия, лови

То, что эти мессиджи Волкера в России были услышаны, – не тайна. И они Москве не понравились. Так, спикер МИД РФ Мария Захарова заявила, что роль спецпредставителя «исключительно немиротворческая» и вообще мешают некоему «сближению позиций внутри украинского общества».

Это какие позиции Захарова имеет ввиду? Услышать фейковые республики? Согласиться на их инкорпорацию с сохранением российского влияния на оккупированных территориях? Видимо, да. Эти «позиции» не дают спать по ночам обитателям Кремля и подопечным Лаврова.

Особенно же «зацепил» руководство РФ отказ Курта Волкера ехать в Москву для переговоров с помощником Путина Владиславом Сурковым в связи с атакой на украинские катера и буксир, а также пленение экипажей. Вдвойне неприятнее, потому как ранее по этой же причине Путина в Аргентине продинамил Дональд Трамп. Да и вероятная поездка хозяина Кремля в Вашингтон утратила даже очертания вероятности. А для российского руководства такие встречи имеют особое значение, позволяя ощущать себя участником геополитических, на самом высоком уровне, процессов.

Комментируя демарш спецпредставителя Госдепа, замглавы МИД РФ Григорий Карасин посетовал, что этот канал связи, дескать, очень важен, даже несмотря на то, что Волкер «партнер» не ахти (но партнеров не выбирают), да и вообще «похоже, в отсутствие результатов своей деятельности как спецпредставителя США по Украине активно комментирует события, не входящие в его «украинский мандат». С другой стороны, что Сурков мог бы сказать Волкеру? Украинских моряков Россия освобождать отказывается.

Как и признать их военнопленными. Корабли не отдают, да еще и блокируют инициативу о расширении миссии ОБСЕ на Азовское море. Вот когда помощник президента РФ будет готов обсудить эти вопросы, тогда и возможна такая встреча.

До тех пор единственное внимание, которое Вашингтон будет уделять России – это санкции. Примечательно ведь, что именно в день визита Волкера в Киев Минфин США объявил о введении санкций в отношении 18 россиян, среди которых провалившие операцию по отравлению Скрипалей ГРУшники Анатолий Чепига и Александр Мишкин. А перед ними в «черном списке» значатся 15 сотрудников этой же спецслужбы, а также бывший офицер ГРУ Виктор Бояркин, который от имени олигарха Олега Дерипаски незаконно снабжал деньгами одну из партий в Черногории в 2016 году.

К слову, по данным Reuters, сделка между американским OFAC и командой Дерипаски о выходе из-под санкций возможна уже на этой неделе. Олигарх готовится передать «Русал» и En+ в слепой траст. Присутствие же Бояркина в санкционном списке, в свете этой информации, выглядит как то, что он стал объектом сделки. Помимо него под санкции также в очередной раз попали пригожинские Агентство интернет-исследование и участники проекта «Лахта», целью которого является вмешательство в выборы по всему миру, включая США.

Мировая гибридная война. В какую ловушку загнал себя Путин?

Невооруженным глазом видно, что Вашингтон продолжает, и усиливает давление на Кремль сразу по нескольким направлениям – за вмешательство в выборы 2016 года, за химическую атаку в Солсбери, за Керченский инцидент. И на подходе еще Договор о ликвидиации ракет средней и малой дальности, выходом из которого США грозят Москве.

На днях буквально генсек НАТО Йенс Столтенберг подчеркнул, что у России есть последняя возможность начать выполнение взятых на себя обязательств в рамках ДРСМД. Путин на это ответил бряцанием несуществующего оружия, таким образом давая согласие на ужесточение Альянсом мер по сдерживанию России.

Владислав Гирман, «Деловая Столица»