Взгляд

Украинский высокоточный снаряд. Кому стоит опасаться нового 155-мм снаряда «Квітник»?

20 декабря 2018

Процесс импортозамещения российских деталей и агрегатов в отечественной оборонной промышленности постепенно набирает обороты и уже можно увидеть конкретные результаты.

Характерный пример – буквально на днях пресс-служба «Укроборонпрома» заявила о том, что концерн готов к серийному производству 152-мм корректируемого артиллерийского снаряда «Квітник-Е», пишет на страницах «Деловой Столицы» военный эксперт Михаил Жирохов.

Это одна из наиболее высоко технологических отечественных разработок последнего времени и в случае его принятия на вооружение наша артиллерия получит серьезный аргумент в контрбатарейной войне на Донбассе.

Собственно высокоточный боеприпас под названием «Квітник» был разработан в конце 1990-х годов научно-производственным комплексом «Прогресс» из г. Нежин Черниговской области под руководством конструктора Николая Шкарлета. Снаряд предназначался для использования с самоходных гаубиц «Мста-С» или 2С3 «Акация». Однако по указанию из Киева при проектировании использовали детали, изготовленные на территории СНГ (читай – РФ). Поэтому фактически снаряд представлял собой клон советского «Краснополь» и 70% деталей были российские.

Впервые «Квітник» был продемонстрирован на международной выставке IDEX-2001, при этом основной акцент делали на вариант под стандарт НАТО калибра 155 мм.

Как было заявлено, лазерная полуактивная система наведения снаряда обеспечивала поражение не только бронетехники, которая двигается со скоростью до 36 км/ч, но и оборонительных сооружений, а также надводных целей. Точные характеристики являются военной тайной, но, как правило, такое оружие способно попадать в цель размерами в несколько метров на расстоянии 20 км.

Однако интересно, что интерес к снаряду проявили и наши военные – уже в 2008 г. начались государственные испытания, которые завершились практическими стрельбами в сентябре 2012 г. в ходе учений «Перспектива-2012». Тогда артиллеристы выстрелили 30 снарядов и поразили все цели.

По результатам в декабре 2012 г. корректируемый артиллерийский снаряд был принят на вооружение, однако денег на закупку не оказалось. Как и все высокоточное оружие «Квітник» очень дорогой – по состоянию на 2008 г. один снаряд стоил около 200 тыс грн.

После 2014 г. конструкторы начали разработку варианта снаряда на основе западных и отечественных комплектующих. В результате к зиме 2018 г. на свет появился «Квітник-Е».

Причем что интересно в процессе удалось унифицировать головку самонаведения для целой линейки подобных боеприпасов, которая включает не только «Квітник-Е» в двух калибрах (152 и 155 мм), но и 122-мм снаряд «Харасук» и 120-мм минометная мина «Круча». Про последний образец неизвестно практически ничего, однако по всей видимости по своим характеристикам она подобна российской «Грани», которая применялась на Донбассе российскими войсками в ходе боевых действий 2014-2018 гг.

Пока совершенно непонятно как решен вопрос лазерного наведения подобных снарядов – в советской армии использовали специально переоборудованные бронетранспортеры, на Западе широко применяются беспилотные летательные аппараты. На первых вариантах «Квітник» подсветка была с земли, однако прогресс не стоит на месте.

«Бумажные дивизии» генерала Шойгу. Зачем России пускает пыль в глаза о численности войск?

Говоря об импортозамещении нельзя не отметить, что ныне во многом удалось преодолеть зависимость от российского военно-промышленного комплекса в одном из главных сегментов отечественной «оборонки» – авиастроении. По состоянию на 2014 г. ведущее предприятие – киевский «Антонов» реализовало сразу несколько совместных с РФ проектов военно-транспортных самолетов – Ан-148, Ан-158 и Ан-178. Причем доля российских комплектующих в них составляла от 50 до 60%.

Фактически уже с лета 2014 г. «антоновцы» начали адаптацию производства к западным стандартам и импортозамещение в самолетах своей конструкции. За 3 года им удалось увеличить долю комплектующих отечественного производства с 25% до 38%.

А к 2020 г. госпредприятие обещает разработать новую модель самолета на базе Ан-148 и Ан-158, которая полностью будет иметь европейское оборудование и авионику. Мало того, на базе Ан-70 был разработан аналогичный Ан-77. По некоторым данным рассматривается возможность установки реактивных двигателей американского производства.

Есть и еще один реальный результат работы вне сферы влияния Кремля. Речь идет о легком транспортном самолете Ан-132D – первом самолете КБ «Антонова» без российских комплектующих. Разработанный на деньги Саудовской Аравии «транспортник» имеет канадские двигатели и французскую авионику.

В марте 2017 г. в небо поднялся самолет-демонстратор, сейчас разговор идет о серийном производстве машины – причем не только в Саудовской Аравии, но в Киеве. Ведь «Антонов» активно продвигает машину для вооружения местных Воздушных Сил. Так уже разработано большое количество модификаций – от противолодочного патрульного до пожарного самолета.

Кроме того, для модернизации боевых самолетов стали использовать компоненты китайского производства для бортового радиолокационного прицельного комплекса Н019 или Н001 для истребителей МиГ-29 и Су-27.

Непросто пришлось тем предприятиям бронетанковой сферы, которые занимаются выпуском и ремонтом танков и бронетранспортеров. Ведь еще с советских времен большая часть номенклатуры деталей выпускалась в России и из видов стали, которые есть только там. По некоторым позициям удалось заместить за счет стран, входивших в Варшавский договор и имевших доступ к советским технологиям – это прежде всего Чехия, Словакия и Польша.

Практически полностью отказались от российских запчастей и агрегатов при производстве отечественной автомобильной техники. Так, инженерам Черкасского автосборочного завода удалось «скрестить» белорусский грузовик МАЗ-63172 c китайским дизелем Weichai Power. Такой же двигатель ныне устанавливается на армейские грузовики Кременчугского автозавода, где ранее стояли исключительно российские производства ЯМЗ.

Таким образом, можно смело говорить, что непростой и тяжелый процесс замены российских комплектующих в производстве украинского оружия планомерно идет с 2014 г. и только сейчас мы начинаем наблюдать реальные результаты.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»