Зона "русского мира"

Террористы или невинные жертвы. Подробности взрыва в Назрани

14 декабря 2018

В Назрани у торгового центра «Ковчег» 12 декабря произошел взрыв. По информации МВД, двое неизвестных бросили гранату в сотрудников полиции.

Те якобы пытались задержать подозреваемых в терроризме: в результате нападавшие были убиты, двое сотрудников полиции ранены. Оппозиция не признает официальную версию произошедшего и в виновность убитых не верит. Старейшины объявили в Ингушетии национальный траур, сообщает Тимур Олевский на страницах телеканала «Настоящее Время».

Первая информация о взрыве в Назрани появились вечером 12 декабря. Сперва сообщалось, что бомба сработала возле входа в торговый центр «Ковчег», позже стало известно, что все случилось не около магазинов, а возле входа в офисное помещение, оно сдается в аренду. Там, в подвале, расположился офис одного из активных противников соглашения о границе Ингушетии и Чечни Багаудина Хаутиева.

Очевидцы сообщали, что взрыв прогремел возле припаркованного автомобиля оппозиционера. Позже выяснилось, что граната взорвалась внутри помещения. Перед тем, как это произошло, к торговому центру «Ковчег» подъехали два автомобиля: бронированный УАЗ и «Шеви-Нива», в них были сотрудники Росгвардии.

В группе ВКонтакте «Фортанга» писали, что один из пострадавших росгвардейцев точно приехал в Ингушетию из другого региона – это Роман Панов 1978 года рождения. По официальной версии, росгвардейцы в помещении столкнулись с напавшими на них местными жителями Муслимом Хашагульговым и Илезом Ханиевым. Они якобы бросили в сотрудников Росгвардии гранату, в результате бойцы получили осколочные ранения ног, а нападавшие были убиты ответным огнем.

Позже появились свидетели, которые заявили местному изданию «Фортанга», что силовики зашли в помещение – и там сперва раздались выстрелы, потом прогремел взрыв, а после прозвучал еще один выстрел. Росгвардейцы, среди которых и двое пострадавших бойцов, после этого вышли из здания, которое оцепили военные и сотрудники ФСБ.

Издание обращает внимание на личность убитых.

Муслим Хашагульгов был гражданским активистом, оказывал юридическую помощь участникам акции протеста, подрабатывал охранником. Он охранял офис Багаудина Хаутиева, в котором находится редакция издания «Магас-Лайф». Именно там оппозиционеры проводили пресс-конференции до и после заседания Конституционного суда России, который оставил в силе решение о передаче земель Сунженского района Ингушетии в Чечню. Муслима Хашагульгова друзья описывают как человека пацифистских взглядов.

Второй погибший Илез Ханиев торговал возле входа благовониями.

Убитые никогда не состояли на учете в полиции и не находились в розыске.

Председатель общественного движения «Опора Ингушетии» Барах Чемурзиев сегодня обратился к ингушским полицейским с призывом расследовать обстоятельства гибели местных жителей, которые, по его мнению, стали невинными жертвами. Однако глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров дал поручение Совбезу республики опросить родственников убитых молодых людей: «Установите точные адреса, круг лиц, пригласите родственников, чтобы разобраться в том числе, чем они занимались. Уточните, кто бросил гранату. Держите дело на контроле и ежедневно мне докладывайте».

«Мы скорбим о погибших наших детях»

Общественный деятель и один из старейшин Ахмет Барахоев говорит, что лично знал погибшего при взрыве в Назрани Муслима Хашагульгова, на Совете старейшин о нем многие лестно отзывались. Хашагульгов был юристом, много занимался благотворительностью. Из-за сложной ситуацией с работой ему приходилось подрабатывать.

«Мы скорбим о погибших наших детях», – сказал Ахмет Барахоев. В Ингушетии объявлен республиканский траур.

Почему объявлен траур и что будет дальше, старейшина рассказал в эфире «Вечера с Тимуром Олевским».

«Непонятно одно: почему было объявлено руководством Евкурова, что с бандитизмом, с боевиками покончено, у нас порядок, мы живем в идиллии. И вдруг, когда понадобилось бороться с так называемой оппозицией, они находят средства уничтожать, убивать людей».

«Я думаю, ему это надо, чтобы запугать всех митингующих, Комитет национального единства, который борется за права народа, за то, чтобы отменить соглашение о неправильно отобранных землях», – говорит Барахоев о возможных причинах происшествия в Назрани.

«Получается как всегда: власть имущие имеют право нарушать и закон, и Конституцию республики Ингушетия».

Старейшина признается, что спокойствия как такового уже давно нет. «Сейчас самая большая задача старейшин – мы делали обращение к молодежи, чтобы она вела себя спокойно, чтобы за рамки закона не выходили. Беспокоимся за молодежь свою».

«Презумпция невиновности не работает!»

Исмаил Нальгиев, руководитель национальной организации «Выбор Ингушетии» говорит, что не верит в официальную версию, так как знает погибшего Муслима лично. Также его знали все общественники Ингушетии. В последнее время он работал охранником в торговом центре.

«Он очень спокойный парень, умный, эрудированный, – отзывается о нем Исмаил. – Даже в тот день, когда мы собирались на митинг в Магасе 26 сентября, он тогда отговаривал нас идти, он был против любых насильственных мер».

Тимур Олевский, «Настоящее Время»