Зона "русского мира"

«Неудачник» Кант. Когда российская «элита» развесит таблички со своими именами на университетах?

07 декабря 2018

Когда в России появятся аэропорт имени Усманова и университет имени Шакро Молодого?

Еще до начала эпохи сколеновставания и крымоотжимания, в апреле 2013 г., пожизненный самодержавный президент всея России Владимир Путин на встрече с преподавателями и студентами Балтийского федерального университета им. И. Канта высказал мнение, что, мол, неплохо было бы взять да и сделать беспокойного старика Иммануила символом Калининградской области, пишет на страницах издания «Деловая Столица» Сергей Ильченко.

Трудности скрещивания Иммануила Канта с Михаилом Калининым ни самого Путина, ни его окружение, ни, тем более, коллектив университета им. Канта ничуть не смутили. Да и с чего бы им смущаться? Такая эклектика – часть обыденной российской ирреальности.

И если два казака, увешанные кучей медалей, могут спокойно стоять на митинге друг рядом с другом, с портретами Николая II и Ленина, мирно беседуя – автор лично наблюдал такую идиллию – то отчего бы Канту с Калининым не ужиться на одном постаменте и даже, если уж на то пошло, в одном обобщенном образе? Там более, если первый шаг уже сделан, и пединститут, основанный в 1947-м, в отжатом у немцев Кенигсберге, переименованном в Калининград, получил имя Канта в 2005-м – и все прошло гладко. Покойный философ, посмертно призванный на российскую службу, остался лежать в могиле, не пытаясь возмущенно привстать из гроба.

Натягивание шкуры, содранной с плененного или обманутого немца – причем именно с немцами, в силу географической близости, это случалось в России чаще, чем с другими западными гостями, – на очередного ордынца, возжелавшего быть принятым в этой шкуре в европейских домах, всегда было основой русской, советской и снова-российской государствообразующей традиции. По сути же вся российская история и состоит из таких шкур, частью украденных у соседей и выдаваемых за свои, частью просто выдуманных. Так что калининградский педвуз, симулирующий нечто, уходящее корнями в университет Альбертина, основанный в 1544 году Альбрехтом фон Бранденбург-Ансбах, последним великим магистром Тевтонского ордена и первым герцогом Пруссии, выглядит среди этих заплаток вполне обыденно.

Натягивание шкуры Канта на статую партократа и любителя балета Калинина шло в целом гладко, укладываясь в утвержденный график мероприятий, которые планировалось завершить к празднованию 300-летия великого философа в 2024 г. Могилу Канта, периодически оскверняемую торжествующими потомками освободителей Пруссии от немецкого населения в 1945-м, в очередной раз немного отмыли и привели в почти что пристойный по российским меркам вид.

Отремонтировали и открыли в качестве музея Канта и дом, построенный в начале XX в. на месте дома пастора Андерша, в котором с 1747-го по 1751-й будущий создатель категорического императива работал домашним учителем. Ничего более близкого к Канту в Калининградской области, увы, уже не сохранилось.

Впрочем, дело облегчалось тем, что и российские косплееры «наследия Канта», и европейская массовка, для которой предназначался этот спектакль, демонстрировавший ей «европейские корни российской культуры», имели о трудах философа довольно смутное представление. Они знали, что жил тут лет триста назад какой-то немец, слабого здоровья и, по словам современников, изумительной занудности, что он писал какие-то книги, которые неизвестно кто читал, но, говорят, читали, и даже восторгались, поскольку ни соцсетей, ни даже кинематографа еще не изобрели, и всяким умникам, не склонным к практической деятельности, нечем было заняться долгими зимними вечерами.

Что немец этот пережил – вот просто из вредности – всех своих ровесников, поскольку был изрядным ЗОЖем. А потом вдруг вскрылось, что немец-то был не простой, ох, не простой. Он, оказывается замутил всю последующую немецкую классическую философию, от Гегеля с Шопенгауэром, до Хайдеггера с Хабермасом. И вот по этой причине считается, что всякий приличный человек должен если не прочесть этого самого Канта вот прямо том за томом, то, во всяком случае, знать краткое содержание его работ, или, уж по меньшей мере, уметь скроить умную рожу по команде «Кант».

Но тут, в ходе очередной патриотической акции: выбора наименований аэропортов в честь знаменитых россиян, разразился нежданный скандал.

Само переименование было затеяно ради пробуждения интереса к российской истории, и вообще, чтобы занять население чем-нибудь таким, что не сопряжено с требованиями у государства каких-то благ. Расходы по переименованию аэропортов должны будут оплатить россияне – их включат в стоимость авиабилетов. А поскольку «некоторые имена», предложенные большинством голосовавших, «вызывают социальное напряжение», которого российская власть боится как огня, последнее слово в присвоении того или иного имени оставлено лично за Путиным. Словом, это было такое милое и безопасное во всех отношениях шоу в чисто российском духе.

При этом Кант явно выходил на первое место в аэропорту Калининграда, опережая трех других претендентов: императрицу Елизавету Петровну, маршала Александра Василевского и генерала Ивана Черняховского. Это тоже было ожидаемо, поскольку быть европейцем, чтобы свободно ездить за запрещенной в России едой европейского качества, мечтает каждый калининградец. Желание вернуть Калининградскую область Германии или кому-нибудь еще, да хоть Польше, которой первоначально и присягнуло Прусское герцогство, и под это дело потихоньку подсунуть в Европу и себя, любимых, в придачу, давно уже стало идеей-фикс в этом российском анклаве, яростной мечтой большинства его обитателей. Примерно с такой же силой жители Курил мечтают стать японцами.

«Без доносов Россия погибнет, как земля зимой без снега». О стукачах и их жертвах

Захват земель, а потом их возврат, но уже со своим, или с частично своим населением – один из любимых способов инфильтрации россиян из безнадежной России в соседние страны. Правда, страны, получившие такой подарок, от этого тоже становятся похожи на Россию, в большей или меньшей, в зависимости от величины подарка, степени, поскольку сами россияне, как показывает опыт, ни в малейшей мере европеизации не поддаются.

Так вот, жители других регионов, которым такой уход из России никак не светит, решили, что аэропорт имени Канта – это уже слишком. Дело тут было, конечно, в обычной зависти, но такую зависть в России называют патриотизмом. И на Канта началась атака. Делегация ветеранов от Ивановской области – ну, вы себе представляете, что это был за контингент, – обратилась к депутату Госдумы от Калининградской области с требованием не называть аэропорт именем сомнительного немца. Несколько дней спустя неизвестные русские патриоты облили памятник Канту, который установлен рядом с калининградским пединститутом, превращенным в университет его имени, розовой краской. Могилу Канта у Кафедрального собора тоже в очередной раз осквернили, облив и ее краской, но уже голубой, вероятно, чтобы разнообразить цветовую гамму города.

И, наконец, начальник штаба Балтийского флота Игорь Мухаметшин, выступая перед починенными, призвал их уговорить своих родных проголосовать за Василевского – а также самим проголосовать за него, резонно заметив, что ни один российский военный Канта не читал и читать не будет. Кроме того, по утверждению Мухаметшина, Кант – предатель родины. Правда, адмирал не обозначил ясно, когда именно случилось предательство и какую родину предал Кант, но в целом – да, было такое дело: жители Восточной Пруссии, оккупированной русскими войсками во время Семилетней войны, и Кант в их числе, присягнули оккупантам. В течение семи лет они находились под властью российских генерал-губернаторов. Когда же оккупантов выпроводили, вчерашние российские подданные легко забыли об этом неприятном эпизоде.

После таких экстренных мер голосование пошло, наконец, в правильном направлении. Кант, долгое время лидировавший, резко вылетел на третье место, опередив только Черняховского. Правда, и Василевского тоже прокатили, так что аэропорт в Калининграде будет носить имя императрицы Елизаветы Петровны – по воспоминаниям современников, дамы беспорядочной, причудливой, не имеющей определенного времени ни для сна, ни для еды, ненавидящей всякое серьезное занятие, чрезвычайно фамильярной и вслед затем гневающейся за какой-нибудь пустяк, ругающей иногда придворных самыми скверными словами, и даже в зрелом возрасте не знавшей, что Великобритания – остров. Лучшей кандидатуры для имени российского аэропорта в Калининградской области, населенной отборной ватой, ввезенной туда взамен выселенных немцев, право же, и желать было нельзя.

Впрочем, не забыли и про Канта. О нем ласково отозвались министр культуры РФ Владимир Мединский – как о выдающемся философе и российском подданном, и политолог Сергей Марков – как о великом европейском философе, родившемся на территории современной России.

Таким образом, натягивание европейской шкуры на немытые российские телеса будет продолжено. Не исключено даже, что мы еще увидим в составе Балтийского флота ракетный фрегат, а то и тяжелый авианесущий крейсер «Иммануил Кант», специально предназначенный для критики чистого разума в различных районах Мирового океана, по палубе которого будет нервно расхаживать растерянный Игорь Мухаметшин.

Как известно, вампиры, по распространенной версии, не отражаются в зеркалах и не отбрасывают теней. Объяснение этого феномена довольно очевидно: вампиры существуют исключительно в воображении своих жертв, из которых они сосут кровь.

Иными словами, цитируя кантовскую «Критику чистого разума», «если уничтожить наши субъективные свойства, то окажется, что представляемый объект с качествами, приписываемыми ему в чувственном наглядном представлении, нигде не встречается, да и не может быть нигде найден, так как именно наши субъективные свойства определяют форму его как явления». Так вот, «российская история» с ее 28 панфиловцами, выдуманными под веселую руку работниками политотдела в момент, когда их «фронтовые сто грамм» плавно перешли в «тыловые 400», но упорно защищаемыми уже упомянутым Мединским, снова и снова доказывающим их существование, с «рожденным в России европейским философом» Иммануилом Кантом, с другими столь же ущербными персонажами – либо полностью выдуманными, либо оболганными и таким образом приписанными к России, как это случилось и с Кантом, либо просто выбранными из числа преступников и негодяев, из которых, собственно, и состоит реальная история России, и отмытыми добела пропагандой, обладает ровно теми же качествами вампира. Она никак не отражается в зеркале истории мировой, поскольку просто не соотносится с ней.

В мировой истории нет ни побед, которыми гордится Россия, ни российских героев, а есть лишь непрерывная череда исходящих из Московии подлостей и преступлений, прикрытых потоком вранья. Но российский идеологический паразит, как вампир, постоянно требует крови «во славу России» – для поддержания своего существования.

Крым и его проигравшие победители, – Казарин

Что же до настоящей российской истории, то она значительно проще и грубее. Настоящая Россия – это Алишер Усманов, российский миллиардер, пытающийся сейчас через Басманный суд Москвы заблокировать в интернете три статьи, раскрывающие его связи с российским криминальным авторитетом Шакро Молодым, он же Захарий Калашов. Это и есть настоящие российские герои, в отличие от 28 панфиловцев и «русского Канта» – и вот они как раз совершенно реальны. Аэропорт им. Усманова, равно как и университет им. Шакро Молодого смотрелись бы в России намного органичнее.

Надо полагать, что лет через сто и Усманова, и Шакро, и прочих творцов реальной российской истории уже отмоют и залегендируют до того состояния, когда университеты и аэропорты с их именами станут возможны, после чего они в России, вероятно, и появятся. Если, конечно, Россия, к несчастью для всего мира, просуществует так долго.

Сергей Ильченко, «Деловая Столица»