Зона "русского мира"

Крым и его проигравшие победители, – Казарин

07 декабря 2018

Они все были на войне еще тогда, когда Россия ее официально не развязала.

В Крыму задержали Эмиля Курбединова. Адвоката, который все годы после аннексии вытаскивает людей из рук российской системы. Шьют экстремизм за пост в Facebook от 2013-го года, пишет на страницах «Крым.Реалии» Павел Казарин.

За этот пост в январе 2017-го Эмиль уже получал 10 суток ареста. Журналист Антон Наумлюк пишет, что разница лишь в том, что тогда этот пост обнаружили в сети «ВКонтакте». Дело старое, а соцсеть новая. Поэтому дело тоже решили обновить.

Возможно, причина в том, что Эмиль Курбединов был среди тех крымских адвокатов, кто первыми вызвался защищать пленных украинских моряков.

Возможно, причина в том, что он и его коллеги давно стали занозой для российского правоохранительного голема.

Возможно, причина в том, что он – крымский татарин. А, скорее всего, все вместе.

Любопытная деталь. Экспертное заключение об экстремизме поста адвоката Курбединова писал Андрей Никифоров. Крымский политолог, который теперь доказывает, что «универсальный исламский флаг», изображенный в посте, «никакая организация, кроме «Хизб ут-Тахрир» не использует». Впрочем, Андрею Никифорову не привыкать, для него это, как минимум, девятое дело против крымских татар и мусульман, в котором он участвует в качестве эксперта.

Антон Наумлюк пишет о том, что еще в 1995 году Никифоров выступал с докладом «Новороссия как геополитическое ядро будущей России». В 2014-м он же заявлял, что «крымские татары, в отличие от крымчан других национальностей, крайне неоднозначно восприняли возвращение Крыма в состав России. Некоторые – враждебно, некоторые – настороженно». И что в качестве фронды стали «демонстрировать свою этничность» – флагами и символикой. Год спустя – в 2015-м – Никифоров напишет, что «социальная база антироссийских настроений имеется в Крыму только в крымскотатарской среде».

​Знаете, я ведь помню эксперта Андрея Никифорова. Судьба нередко с ним сводила в разные довоенные годы. Просто тогда он пытался заретушировать Украину на карте мира, а теперь пытается проделать то же с крымскими татарами.

Для таких, как он, главная проблема Януковича была в том, что он недостаточно Путин. А недостаток Советского Союза – в том, что он не окончательно русифицировал украинцев. Они все были на войне еще тогда, когда Россия ее официально не развязала.

Огонь без предупреждения. В Москве напуганы новым украинским законом о морской границе

А потом случилась аннексия, и они стали еще яростнее отстаивать символ веры. И теперь уже главный упрек Путину с их стороны – это то, что он недостаточно Путин. И то, что еще не делит танковыми клиньями соседнюю страну на зоны оккупации.

И самое удивительное в том, что все эти люди живут в мире с самими собой. Потому что привыкли воспринимать себя в качестве гонимого меньшинства. Жаловались на украинизацию в те годы, когда Крым слышал государственный язык лишь с экранов кинотеатров. Сражались за «Новороссию», когда остальная страна и термина такого не знала.

​В этом смысле они абсолютно цельные. И пишут свои экспертные заключения даже не за деньги (ну или не только за них), а по зову сердца. В полной убежденности, что они на самом переднем краю окопов защищают крохотную Россию от гигантского левиафана. Одно щупальце которого окрашено в цвета крымскотатарского флага, другое – желто-голубое, а третье – либерально-правозащитное.

Они упорно убеждают себя, что они – это меньшинство. Что вокруг – полчища и армии. Что мир ополчился на Россию, а она всего лишь дает сдачи. Считать себя меньшинством – очень удобно, потому что это ставит тебя в сильную этическую позицию. Позволяет оправдывать любые действия, потому что «а как иначе?» Потому что «а ля гер ком а ля гер», и вообще «не мы первые начали».

Им невозможно объяснить, что первыми начали именно они – даже если взять за точку отсчета не аннексию, а Майдан. Потому что Януковича в 2010-м выбирали именно они. Того самого Януковича, от вороватости и тупости которого под конец устали даже в Кремле.

​Это был их политический выбор – сделать президентом человека, который превратил страну в криминальную вотчину. Который воровал быстрее, чем успевал брать в долг. Который раздражал всех настолько, что смог объединить против себя всю страну. В этом смысле Майдан стал результатом их политического выбора. И винить им, кроме себя, некого.

А еще им невозможно объяснить, что настоящее меньшинство – это не они, а те, с кем они воюют. Крымские татары, которым вменяют в вину недостаточную любовь к триколору. Украинцы, которые пытаются вырваться из объятий империи. Все те, кто пытается отстоять право на особое мнение и чувство собственного достоинства. Им невозможно это объяснить, потому что это лишит этих людей пьедестала. И они рискуют обнаружить, что Д’Артаньян в этой ситуации – адвокат Эмиль Курбединов. А они – нет.

Миссия выполнима. Ожидать ли в Азовское море американские военные корабли?

Впрочем, они могут считать себя нормой. И пытаться отказать в этом всем остальным. Курбединову. Сенцову. Балуху. Людям с крымскотатарскими, украинскими и русскими фамилиями, которые в ситуации этического перелома выбрали ту сторону, которая не сулит им должности и карьеры. Которые сделали то, благодаря чему одни остаются в памяти и учебниках. А другие – нет.

Павел Казарин, «Крым.Реалии»